Как вылечить рожу на руке в домашних условиях

Добавлено: 12.11.2018, 03:45 / Просмотров: 62383

Закрыть ... [X]

Демьянов Александр: другие произведения.

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]   Глава 1    Серый океан перед глазами начал понемногу светлеть, по нему плыли какие то размытые пятна, складывающиеся в очертания чьей-то руки. Издалека послышался голос, он все что-то бубнил, постепенно становясь громче, но Сергей никак не мог разобрать слов, голос становился все ближе и ближе, и вдруг, будто вынырнув с глубины, картинка разом сложилась и обрела резкость. Он различил перед своим лицом чью-то грязную растопыренную пятерню и услышал:    - Серж, очнись, очнись мать твою! - кричал крепкий короткостриженый латинос, так и норовя сунуть свою ладонь ему под нос. На костяшках его пальцев он с трудом разглядел вытатуированные черной краской знаки, которые все еще затуманенный разум нехотя сложил в слово "$aint". Это открытие, в свою очередь, будто прорвало некую пелену в его сознании, нахлынули воспоминания и взгляд приобрел осмысленность.    - Черт, Серж, сколько пальцев? Сколько пальцев ты видишь?!    "Чистоплотностью этот парень никогда не отличался", - вспомнил Сергей, и, то ли поэтому, то ли по тому, что его все-таки приложил из стоппера тот крысеныш из "Девяток", он перевернулся на бок, и его стошнило.   - Серж, надо валить, сейчас здесь будут легаши!   - Заткнись Пыр, - сплюнул он горькую слюну. - Лучше помоги встать.    Голова раскалывалась, а при попытке подняться Сергея повело в сторону, и, если бы не Пыр, он бы снова упал, но, опираясь на товарища, все же кое-как смог выпрямиться, и его глазам открылась нерадостная картина. Обычный проулок между высотками в южной части Нью-Далласа, многоуровневые серые здания под социальное жилье, старые обшарпанные утилизационные баки, из которых подтекал концентрат, и, смешиваясь с просыпанным гниющим мусором, создавал непередаваемый аромат. "Духи трущоб", - посмеиваясь, говорили местные.   Неподалеку, у выхода на тридцать вторую улицу, парил чертов рекламный шар, а это уже было плохо, поговаривали, что они частенько сливают информацию полиции. Корпорации все, конечно же, отрицали, ведь это "нарушение прав гражданина", и "посягательство на неприкосновенность его частной жизни", все согласно законам, принятым еще на старушке Земле, после серии так называемых "Бунтов Приватности", но такие слухи упорно ходили, и в той среде, где он вращался, им верили.    Будто издеваясь, шар спроецировал рекламу газировки "Зерко", с изображением Пыра в главной роли, Сергей опять сплюнул горькую тягучую слюну. Прополоскать рот сейчас бы не помешало, а вот этот шар был совсем не вовремя - ввиду того, что рядом с баками валялось три тела, "со следами насильственной смерти", как обычно пишут в протоколах легаши.    - Вафля?    - Наглухо, - ответил Пыр, - Эти двое тоже готовы.    Два тела принадлежали черным, одетым в цвета "Девяток", один из них все еще сжимал в руке свой импульсник, из-под головы у него на пластасфальт натекла приличная лужа крови.    "Этот мой, - подумал Сергей, - Стрелял в корпус, а попал прямо в лоб. Черт, - передернуло его, - а если бы промазал?"    У второго, того, который его свалил, футболка на груди была порвана и излохмачена, на темно-фиолетовом кровавые пятна казались почти черными, а рядом с телом в большой луже крови валялся ручной стоппер.    "Повезло. Похоже, если бы не Пыр, он бы меня добил".    Третьим был Вафля, и вот кому не повезло совершенно точно - его застрелили. На его белой футболке яркие пятна крови особенно выделялись, бросаясь в глаза своим контрастом.    "Да уж, все-таки ну очень непрактичные у нас "цвета", - согнулся Сергей в новом приступе рвоты.    Пыр опять оказался рядом, протянув ему его пистолет, "Ругер 238", модель "Компакт", который он выронил, находясь без сознания.    "Жженый был прав, надежный и убойный ствол, хоть и старый безгильзовик, с довольно сильной отдачей", - подумал Сергей, вложив пистолет в скрытую кобуру на поясе штанов. Жженым звали нелегального торговца оружием, к которому его когда-то отвел Пыр, денег у него тогда на что-то более новое и современное не было, и он прикупил то, что ему там посоветовали.   "Да, десять миллиметров это не шутки". У первого тела была приличных размеров дыра во лбу, от взгляда на трупы Сергея опять замутило, но он все же сумел сдержаться на этот раз.    - Валим, валим быстрее Серж, - Пыр сунул за пояс свой "Стилет 3М", одна из устаревших, но до сих пор пользующихся спросом моделей гражданских игольников, и они направились в сторону выхода на соседнюю улицу.    Проходя мимо утилизационного бака, Сергей, пошатнувшись, присел рядом с ним, от специфического запаха вновь накатила дурнота, голова опять закружилась, но это не помешало ему увидеть главное - тайник был вскрыт, техническая панель сбоку отогнута, и за ней было абсолютно пусто.    - Пусто, - так и сказал он, сунувшемуся было посмотреть Пыру.    - Млять, писец, суки фиолетовые...    А что тут еще можно сказать, почти тысяча доз "Песочка", двести таблеток "Ночного Экстаза", полсотни загрузочных чипов с последними версиями "Нейросчастья", все это пропало, да еще и Вафлю убили. Двое кандидатов из мальков, которые были у того "на подхвате", похоже, просто свалили, как только увидели цвета "Девяток", ничего хорошего их за это не ждет, но, впрочем, сделать без оружия они особо ничего и не могли. Да, и все это в то время, когда они с Пыром отошли пообедать, скинув товар и деньги в тайник на этой точке.    "Серж, оставь товар, Вафля покараулит, а то у той закусочной иногда патрульные останавливаются, незачем рисковать", - сказал тогда Пыр. "Ну зачем я согласился? Ведь была же "чуйка" на неприятности, только не понял, с какой стороны они придут", - корил себя Сергей. Своему чутью он обычно доверял, как-никак пси-актив, хоть и слабенький.    И ведь всего минут двадцать они отсутствовали. Девятки, похоже, наскочили наобум, такие наскоки на спорной территории были в их стиле, правда, давненько уже подобного не случалось, вот все и расслабились. Двое нападавших почему-то немного задержались, и Сергей с Пыром выскочили прямо на них. Увидев фиолетового, склонившегося над телом Вафли с пистолетом в руке, Сергей как то на автомате выхватил свой безгильзовик и дернул спусковой крючок, целясь тому куда-то в грудь, руку дернуло, грохнуло, и он увидел кровавое облачко в районе головы противника. Не успел он удивиться, как почувствовал за спиной опасность, будто кто-то холодной ладонью провел вдоль позвоночника, и тут же сместился в сторону. Поэтому и выстрел из стоппера, наверняка нелегально переделанного, задел его лишь краем, а то ведь мог после такого и не "выплыть", ну а стрелявшего в него, похоже, свалил уже Пыр из своего дырокола.    - Митсуо Токугава, сеть "Мир Продуктов" приглашает вас на открытие нового магазина в вашем районе! Приходите к нам всей семьей, вас ждут праздничные конкурсы и подарки! Мы вас ждем, и не забудьте рассказать о нас жене и детям!    "Вот разошелся, м-мудак....". Но чип-шифратор, встраиваемый в комм, похоже исправно работает. Может, он и не очень смахивает на "джапа", да и возраст у него не особо семейный, думал Сергей, но кого это волнует? Хорошо, что не пожалел тогда пять сотен кредов и взял таковой производства Восточного Союза, а не какой-нибудь контрафакт из Свободных Миров. Конечно, полицейские сканеры такой чип все равно не обманет, но на это он и не рассчитан, а вот в подобных случаях работает отлично. Конечно, хорошо бы сбить этого проклятого шпиона, но нельзя, иначе корпораты получат законное право взыскать ущерб, и, самое главное, отправят записи в полицию, и у копов уже вполне официально будут их лица и другие личные данные. Да и не так-то просто его сбить, все-таки это защищенный уличный голограф, близко он не подпустит, так что попробуй еще попади в небольшой парящий шар, к тому же нехило бронированный.    В общем, ему, пока тот не трогать, эта "ищейка" в будущем ничем не грозит, ну а Пыра тот тем более не распознает, ему уже два года как исполнилось восемнадцать стандартных циклов, и у него с тех пор стоит так называемая "социалка" - бесплатная нейросеть третьего поколения. Многие ей и ограничивались, а в здешнем районе так и большинство, ведь водить машину, оплачивать счета, погружаться в вирт, серфить в голонете, и многое другое можно было и с базовой нейросетью. Только вот прирост коэффициента интеллекта она давала всего в районе двадцати пяти процентов, и выбор профессий был ограничен третьим классом, но местные и так, в подавляющем своем числе, сидели на пособии или занимались нелегальным бизнесом, так что им больше было и не нужно. Пыр вон до сих пор не закончил загрузку минимального набора баз, прилагавшегося к социалке, ведь толкать "дурь" он и без них прекрасно мог, зато купил низкоуровневые базы по рукопашному бою и легкому стрелковому оружию, которые и учил. А единственный слот на "социалке", насколько знал Сергей, у него был занят как раз имплантом "Дефендер 5+", шифратором, производства корпорации "Интеллект Сервис". С ним он мог пройти поверхностную проверку даже у полицейского патруля, хотя более глубокой все же не выдержал бы, но для местных и это было довольно "круто", цена импланта такого уровня составляла около 50.000 кредов, и для большинства это были очень большие деньги. Примерно столько стоит профессия четвертого класса, включающая в себя установку нейросети четвертого же поколения и набор учебных баз к ней, с которыми уже можно устроиться на нормальную работу, вроде помощника техника или пилота грузового глайдера.    Такого рода мысли проносились у Сергея в голове, пока он, поддерживаемый Пыром, шагал в противоположную от парящей рекламы сторону. Ему уже стало получше, он вроде бы немного оклемался, и они довольно быстро добрели до припаркованного у перекрестка аэрокара, местные отворачивались и делали вид, что ничего не видят - в разборки банд тут никогда не лезли. Да и легашам здесь ничего не светит, здешние жители откровенничать с ними не будут, уж точно не про разборки местных группировок, а полицейский сканер на этом перекрестке уже вторую неделю нерабочий, поэтому-то Вафля эту улицу и выбрал, хотя она и граничила напрямую с территорией "Девяток". При воспоминании о покойнике Сергея опять замутило, и он покрепче ухватился за приятеля.    Просигналив, черный "Блэйзер Голлард" приподнялся над дорогой явно выше оптимальных десяти сантиметров и распахнул передние двери. За понты приходилось платить повышенным расходом энергии на антиграве, но Пыр мог себе это позволить, ведь он был не простым "пушером(1)", а продвинулся до "сержанта", то есть занимал уже более высокое место в иерархии "Святых", развозил наркотики по уличным точкам, собирал выручку и переправлял ее старшим. Сергей же был у него "на подхвате", именно ему доверили носить товар, это и было его основной обязанностью, ведь пока он оставался несовершеннолетним, к нему нельзя было применить некоторые средства дознания, которые применяют ко взрослым подозреваемым, да и личный досмотр с обыском могли производиться только в присутствии его официального опекуна, которым в этом случае выступал работник соцприюта, а с тем всегда можно было договориться и зафиксировать какие-нибудь нарушения при этих процедурах, поэтому-то полицейские и неохотно связывались с малолетками. Так что эти и подобные им пункты законов делали подростков привлекательными исполнителями всей грязной работы в глазах различных уличных банд.    - Пять - ноль, пять - ноль(2), - мимо пробежали местные ребятишки, громко предупреждая о приближении копов.    Вдали уже слышалась полицейская сирена, так что они не стали мешкать и быстро забрались в машину, а уже через пару секунд, негромко гудя накопителями, "Блэйзер" в автоматическом режиме спокойно тронулся с места. И вовремя - когда Пыр с Сергеем свернули на соседнюю улицу, мимо них как раз пронесся полицейский аэрокар с включенными мигалками.    - Серж, достань там, в бардачке, - бросил "сержант".    Достав початую бутылку виски "Лон Стар", Сергей передал ее Пыру, откинулся на сиденье, и тут на него накатило. Его начало потряхивать, все казалось каким-то нереальным и, в то же время, чересчур резким. Он понимал, что это обычный отходняк после случившегося, последствия адреналинового выброса. Ему еще никого не случалось убивать, хотя драк в "соцприютах" было много, несколько раз приходилось "ставить" себя, и порой весьма жестко или даже жестоко, бывало, и самому доставалось, но в такую переделку он попал впервые. И не сказать, что не готов был, понимал ведь прекрасно, чем занимается и зачем ему ствол, но... неожиданно как-то все произошло, буднично как-то.    - Молодец, Серж, как ты тому "фиолетику" влепил, прямо промеж глаз, мозги так и брызнули!    Сергей вспомнил лежащие тела и "своего", с дыркой во лбу, и его опять замутило. Взяв у Пыра бутылку, он сделал большой глоток, виски обжигающей волной хлынуло в рот, он закашлялся, но все же его проглотил, горечь алкоголя перебила горечь у него во рту, и это было замечательно.    - А как тот, второй, из-за баков выскочил и в тебя заряд всадил, - тараторил Пыр, отобрав у Сергея бутылку и прихлебывая из нее, - Я думал все, конец тебе, отбегался Серж Мечникофф, помер в самом расцвете сил, немного не дотянул до заветных восемнадцати циклов, не стать ему эээ... Кем ты там хочешь?    - Пилотом, Пыр, пилотом.    - Ну да, думаю, конец парню. Как ты свалился, я в того гада пол обоймы высадил. Прав был Жженый, скорострельность слишком большая для такого маленького магазина, надо будет поменять игольник, возьму такой же "Ругер", как у тебя, как ты ему прямо в лоб, с одного выстрела, и готов.    Такая многословность была не характерна для Пыра, по-видимому, так у него проявлялся отходняк, хотя тот уже и бывал раньше в подобных переделках. От осознания того, что не его одного тут "колбасит", или от выпитого виски, которое теплом разлилось в животе, но Сергею стало значительно лучше, почти ушел тремор, и перестало подташнивать.    - От этих стволов все равно избавляться, - сказал он, - На них теперь по статье висит, а попал я случайно, в грудь целился.    - Ну да, ну да, надо... Вафлю жалко, но сам виноват, как он их вообще прозевал? А мальки сбежали, хрен че они от меня теперь получат, да и вообще, "цвета" им теперь не видать... А легашей этот шар навел, больше некому, слишком быстро приехали, чуть не повязали, а еще говорят о "неприкосновенности частной жизни".    От этих слов Сергея заколотил смех, глянув на него, засмеялся и Пыр, и скоро они уже ржали в голос. Отсмеявшись Пыр замолчал, да и его практически "отпустило", зато стали лезть в голову мысли, которые, до этого, он от себя упорно отгонял. По угрюмому виду старшего товарища, было понятно, что думают они, скорее всего, об одном и том же.    Улицы Припортового района в этот час были довольно пустынны, социальные многоуровневые коробки закончились, и народ здесь жил уже поприличнее, в основном простые рабочие космопорта, мелкие клерки и различные менеджеры низшего звена. В это время местные по большей части все еще были на работе, а вот ближе к вечеру народ повалит на улицу, развлекаться согласно своим предпочтениям. Кто в бар, кто на дискотеку, а кое-кто и за порцией "счастья" в соседние трущобы, где, в основном, и проходила уличная торговля наркотиками, так как патрули заезжали туда довольно редко, а действующих полицейских сканеров практически не имелось. Ну а через какое то время большинство из тех, кто наведывался в район соцжилья за очередной дозой, и сами пополняли его население, переходя на пособие и заселяясь в угловатые серые высотки.    "Блэйзер" тем временем свернул на перекрестке, и их виду открылся выход на скоростную трассу. На высоте между домами проходила линия стационарных антигравов, маяки которых, расположенные через равное расстояние, создавали коридоры, где, под контролем Искина Транспортного Потока, с большой скоростью перемещались ряды аэрокаров - своеобразные артерии Нью-Далласа, по которым за небольшую плату можно было быстро попасть в любой конец города. "Конечно, если у тебя нет собственного флаера или даже глайдера, с возможностью выхода в открытый космос, тогда можно летать где угодно", - подумал Сергей, засмотревшись на снующие высоко над городом яркие точки летающих машин.    Немного постояв в пробке у выезда на трассу, они миновали перекресток, и он наконец-то решился спросить:    - Что делать то будем, Пыр?    Тысяча доз "Песочка" в розницу тянули на восемьдесят пять тысяч кредов, две сотни "Экстаза" это еще двадцать четыре штуки, чипы с виртнаркотиком - еще десять тысяч, в итоге получалось почти сто двадцать тысяч кредов, именно столько Пыр должен был сдать "лейтенанту" в конце недели. Отвечать, конечно, в первую очередь ему, как "сержанту", но и с Сергея могли спросить.    - Не маленький, Серж, сам понимаешь, деньги должны быть переведены вовремя, в любом случае. Да и местные все видели, видели как "Девятки" сделали "Святых", так что до вечера слухи об этом разойдутся по всему району.    - Ответка?    - Это как Турок решит, может так все порешают, мы же тоже кровь взяли, а войну начинать никто не хочет, - сказал Пыр и как-то странно взглянул на него.    - А ты как думаешь? - спросил Сергей.    - Не знаю. В последний раз, еще до тебя, кучу парней положили... Только деньги по любому отдать надо будет. А я сейчас пустой, только имплант установил. Да и у тебя не думаю, что найдется столько, - закончил Пыр.    - Откуда? Ты знаешь, что я коплю, но у меня и трети нужной нам суммы не наберется, - немного слукавил он. Накопления Сергея за полгода в "Святых", да еще за те восемь месяцев, пока пробегал кандидатом, составляли около 60.000 кредов ПАК(3), но это все, что у него было.    - Ну да, все еще думаешь свалить? - спросил Пыр.    Сергей уже тысячу раз успел пожалеть, что как-то раз проболтался ему об этом.    - Ну, ты же знаешь мой ответ, за прошедшее время он не изменился, - сказал он. - Я хочу убраться с этой чертовой планеты подальше.    О его планах знали только два человека, одним из которых был Пыр, но тот пообещал о них никому не распространяться, и до сих пор свое слово держал. В банде бы Сергея не поняли, там подобное не было принято, а если об этом узнает Турок, все и вовсе может плачевно для него закончиться. Но Пыр молчал, хотя и не оставлял попыток его переубедить. "Мы с тобой такие дела ворочать будем, - говорил он, - Боссом, "лейтенантом" станешь, а то и выше!" Вообще, Пыр был ему скорее другом, чем "сержантом", и Сергей надеялся, что ему просто жаль терять надежного товарища, а не его "особые таланты", благодаря которым они пару раз избегали полицейских облав и ловили не чистых на руку "пушеров".    "Хотя, если быть реалистом, тут наверно все вместе", - подумал он.    - Ладно, Серж, - вздохнул Пыр, - едем прямо в "Золотой Крайт". Боссу надо все самим рассказать, лично, пока какой-нибудь мудак не переврал, пусть решает, на то он и голова, - ерничал "сержант", но было видно, что он нервничает. Да Сергею и самому было не по себе от предстоящих объяснений, так что дальнейший путь до самого клуба они проделали практически в полном молчании.             Клуб "Золотой Крайт" контролировался бандой "Святых", находился он на границе района Арлингтон, где проживал в основном так называемый "средний класс", но все же относился к Портовому району, где у "Святых" все давно схвачено с полицией и администрацией. Заведение считалось тихим и довольно престижным местом, большинству здешних жителей оно было не по карману, но вечерами никогда не пустовало. За развлечениями сюда приезжали даже из Центра и с Холмов, а дорогой флаер, среди обычных аэрокаров на стоянке у входа, здесь не был особой редкостью. Клуб облюбовал для своей резиденции Турок, отвечавший за весь район, так что это была точка сбора "сержантов", которым раздавали здесь указания, а рядовые члены банды собирались в другом месте, и Сергей бывал тут всего несколько раз. В основном, когда провожал на работу Лиз.    Над входом в клуб парила голограмма, изображавшая золотистого крылатого змея, обвившего полуобнаженную девушку, та невозмутимо улыбалась всем входящим, хотя, как считал Сергей, когда тебя обвивает одно из самых ядовитых созданий на планете, трудно сохранять спокойствие. Они не свернули на стоянку у главного входа, а проехали до въезда на подземную парковку, у которого их тормознул охранник. Он был не из банды, Турок нанимал для своей охраны профессионалов, хотя рядом с собой держал все же преданных лично ему головорезов.    - Босс у себя?- спросил Пыр.    - Да, - охранник был так же немногословен.    Внимательно осмотрев машину, он их наконец-то пропустил, немного проехав, Пыр с Сергеем припарковались на стоянке и поднялись на лифте в общий зал. В это время здесь было пусто, девочки еще отсыпались - сам клуб откроется только часа через четыре, а пока по залу сновали лишь несколько роботов уборщиков.    На входе в VIP зал их встретил один из братьев Пратт, высокий накачанный блондин. Джек или Джим, Сергей их не различал, это удавалось только боссу, братья были его телохранителями, по слухам, они являлись выходцами из Свободных Миров, и, опять же по слухам, обладали высокоуровневыми базами "Рукопашный бой" и "Телохранитель", чуть ли не шестого уровня. Они иногда тренировались в спортзале, принадлежавшем "Святым", и проводили спарринги с желающими, но таковых обычно не находилось.    - Приветствую, - нейтрально поздоровался Пыр, по-видимому, он так же не понял, кто из братьев стоит перед ним.    - К боссу?    - Ага, по срочному делу.    - А почему не связался, не предупредил? - задал вопрос телохранитель, и с подозрением поглядел на майку Сергея. Спереди на ней были мелкие брызги крови, да и вообще, после того, как он повалялся в той на земле, и его несколько раз тошнило, особой чистотой она не отличалась.    "Черт, надо было остановиться где-нибудь, привести себя в порядок".    - Да решили лично, так сказать... - хмуро проговорил Пыр.    Пратт видимо связался с боссом и получил добро.    - Ладно, ты проходи, а парень пусть погуляет пока, - озвучил телохранитель.    Взглянув на Сергея, Пыр только пожал плечами:    - Ну, я пойду, а ты, и правда, одежду что ли пока почисть, а то вдруг твоя тебя в таком виде увидит, больше бесплатно давать не будет, хе-хе, - пошутил тот.    "Храбрится перед встречей с боссом", - понял он, ничего не сказав в ответ.    Посмеиваясь, телохранитель быстро обыскал немного нервно лыбящегося Пыра, забрал его ствол и пропустил в VIP зал. "Шутки шутками, - думал Сергей, - но немного привести себя в порядок и правда стоит". В первую очередь, конечно, не из-за того, что может спуститься Лиз, а потому, что выслушав Пыра, босс, скорее всего, захочет видеть и его самого.    В уборной он умылся, кое-как затер и замыл пятна на футболке, высушил ту под ионной сушилкой и вышел обратно в зал. Присев за столик недалеко от бара, Сергей принялся ждать, а пока сидел, он еще раз принялся прокручивать в голове произошедшее, все получилось как-то нелепо, странное решение Пыра, этот неожиданный налет... Потом задумался о том, что скажет босс, и не заметил, как кто-то подошел сзади и накрыл ему глаза ладошками.    - Угадай кто! - произнес веселый женский голос.    - Неужели Мирен Лавье?    Любимая игра Лиз, только обычно он ее замечал, но сейчас та застала Сергея врасплох, и он непроизвольно вздрогнул.    - Фу, ну и вкусы у тебя, Сережа, - она единственная после смерти родителей называла его так, - Неужели эта модифицированная певичка тебе нравится? Там же ничего натурального! - сказала Лиз, обняв его. В спину ненадолго уткнулись ее острые груди, она прижалась к нему щекой и тут же отстранилась, перепорхнув на соседний стул.    - Мне нравишься только ты, - улыбнулся он, любуясь девушкой. Лиз была младше его на пять месяцев, невысокая крепкая блондинка с короткой стрижкой. Одетая в шелковый домашний халат, немного заспанная, сейчас она выглядела особенно мило, их отношения сложно было назвать нормальными, но все сложилось как-то само собой.    - Что случилось? - не приняла дальнейшую игру Лиз, с подозрением рассматривая его помятый вид. - Что ты тут делаешь? Мне девчонки сказали, что ты в клубе, но я сначала не поверила, а потом смотрю, и вправду, ты сидишь. У тебя все хорошо?    - Нормально все, просто приехал с Пыром, ему нужно кое-что с Турком обсудить, вот сижу, жду. А ты чего так рано встала?    - Клиентов мало было, легла пораньше, - коротко ответила Лиз. Она вообще не любила говорить с ним про свою работу, да Сергей и не расспрашивал никогда. Лиз была из того же соцприюта, что и он сам, но познакомились они уже здесь, она была вторым человеком, кто знал о его планах, да и сама мечтала о лучшей жизни, может быть поэтому они и сблизились. Хотя зарабатывали они на эту лучшую жизнь все же по-разному.    - А это что, кровь? - спросила она, наклонившись к Сергею и касаясь пальцами его футболки.    - Да это я сок пролил, - не придумал он сходу более правдоподобного объяснения, назойливые вопросы Лиз стали его немного раздражать.    - Ты поэтому здесь, потому что тебя забрызгало соком? Ох, Серж, зачем ты связался с ними, тебя или убьют, или посадят, тебе же всего два месяца осталось до восемнадцати! Да даже просто если тебя сцапают легаши, то понизят твой рейтинг безопасности, тогда о кредите на нейросеть можешь забыть...    - Ну да, ноги раздвигать, конечно, безопаснее, - бросил Сергей, и тут же пожалел об этом.    Лиз побледнела, закусила губу и сорвалась с места. "Вот и поговорили". Хотел было ее догнать, дошел до лестницы на второй этаж, но передумал, пусть успокоиться, она уже не первый раз заводила этот разговор, но он обычно отшучивался и переводил тему. "Похоже, я ее серьезно задел, что за шлюхи пошли обидчивые", - подумал Сергей, но на душе было погано, срываться на Лиз все же не стоило.    Пока он решал подняться к девушке или нет, вышел один из охранников и позвал его за собой. На входе в VIP зал он сдал тому свой "Ругер 238" и отстегнул с лодыжки крепление с небольшим пятизарядным пистолетом, "Форт Мини Пауэр", того же калибра, что и "Ругер". "Может я и пересмотрел боевиков в голонете", - думал Сергей, когда покупал его, но со вторым стволом ему было спокойнее.    Его быстро и сноровисто обыскали, и провели в личный кабинет босса, он тут уже был раньше, один раз полгода назад, когда получал "цвета", то есть официально был принят в банду "Святых". Тогда Сергея представили главному на районе, "лейтенанту" по прозвищу Турок, а после разрешили бесплатно развлечься, в тот день он и познакомился с Лиз. С того времени кабинет не изменился, стены и пол завешаны дорогими коврами из султаната, по углам стояли статуи обнаженных девушек в полный рост, диваны из натуральной кожи, много позолоты и кричащей роскоши. В общем, все то, что должно быть у преуспевающего человека, по крайней мере, так это себе представлял босс, сам бывший житель соцтрущоб, чьи родители были беженцами из Султаната Хиджаз, и прошедший нелегкий путь от "пушера" до "лейтенанта", отвечающего за целый район.    По кабинету прохаживался смуглый, невысокий и полноватый мужчина в дорогом костюме из кожи варанийских ящеров, пальцы его рук были унизаны золотыми перстнями и сразу бросались в глаза. На диване перед ним сидел Пыр, и выглядел он довольно бледным и напуганным. Один из братьев Пратт стоял у двери, а другой устроился рядом с диваном, и кто из них Джек, а кто Джим ему было все так же совершенно не понятно. "Может и вправду клоны, как поговаривают", - подумал Сергей, хотя клонирование человека и было запрещено, а ОКВиТ(4) строго следила за выполнением международных законов, но ходили слухи, что в окраинных и независимых мирах такое все же практиковалось.    - А, Серж... рад, что ты выжил, как твое самочувствие? - произнес Турок, заметив его и, не дожидаясь ответа, кивком указал на диван. - Располагайся.    Пыр рассказывал, что когда босс злится, тот становится предельно вежливым, и такое приветствие не сулило ему ничего хорошего. Сергей сел рядом с Пыром, затем один из братьев Пратт, тот, что стоял у дивана, взял кейс со столика, открыл его и достал какие-то предметы, потом подошел к нему и прикрепил на висок небольшую коробочку, надев к тому же ему на свободную руку широкий браслет. Он не сопротивлялся, хотя о таких штуках только слышал, но сразу понял, что это какой-то тип полиграфа, или детектор лжи, как их еще называли. Телохранитель босса немного поколдовал с панелью управления внутри кейса, он ощутил легкий укол боли в виске, на миг показалось, будто мурашки поселились у него внутри головы, но ту же все пришло в норму. "Очень похоже на ощущения от гипнообучающих комплексов, что используются в приюте", - успел подумать Сергей.    - Ну что, рассказывай, мой друг, как вас сделали какие-то ниггеры, - произнес босс, пристально глядя на него.    Он подробно пересказал все сегодняшние события, сначала немного волнуясь, но постепенно успокаиваясь, скрывать ему было нечего, ну, по крайней мере, о сегодняшнем дне точно. Турок изредка задавал уточняющие вопросы, поглядывая на своего телохранителя, тот только кивал, подтверждая, что подопечный не врет, и когда Сергей закончил рассказ, босс немного постоял в задумчивости, а потом молча указал пальцем на дверь.    - Свободен.    Приборы с него сняли. Посчитав, что спрашивать что-то, может выйти себе дороже, он поспешил покинуть кабинет, бросив ободряющий взгляд на Пыра, а тот почему-то смутился и отвернулся. "Волнуется", - подумал он. До выхода из VIP зала его проводил охранник.    Минут через двадцать в общий зал вышел и Пыр, выглядел тот мрачнее тучи, кинув Сергею кобуру с "Фортом", он молча пошел на выход.    - А "Ругер"? - спросил Сергей.    - От него избавятся, вместе с моим дыроколом, тут в подвале промышленный утилизатор стоит.    - Что сказал босс?    - Что, что... Ничего хорошего... Ладно, пошли к машине, по дороге расскажу, - бросил Пыр.    Они спустились в подземный паркинг, и сели в аэрокар.    - А, чертова железяка!- ударил Пыр по рулю.    - Что случилось?    - Да не дает мне вести. "Сожалеем, но содержание алкоголя в вашей крови превышает допустимую норму для ручного режима управления". Чтоб ее.    Так как у него не стояло нейросети, мимо Сергея проходило множество сообщений и различной информации, еще два месяца, до достижения восемнадцати стандартных циклов, он, как и все несовершеннолетние, будет вынужден пользоваться коммом, у которого был сильно урезанный функционал. Тем временем Пыр видимо задал маршрут автопилоту, и они наконец-то тронулись, на выходе их опять остановила и проверила охрана, осмотрела салон и выпустила за периметр.    - В общем, так, Серж. Девятки начали прощупывать район трущоб, босс сказал, что если мы не дадим ответку, то на улице подумают, что мы сдаем, а этого допускать нельзя. Ну а так как облажались мы, то и исправлять нам. Надо будет навести шухер в их районе. С кровью.    - Твою мать, - только и оставалось сказать ему.    - Это еще не все, деньги за товар мы должны отдать до конца недели, плюс штраф за наш косяк, всего на нас повесили двести тысяч кредов.    За время, проведенное в банде, Сергей не попадал в серьезные неприятности ни с законом, ни с конкурирующими группировками, и успел увериться, что так и будет продолжаться, пока он не соскочит. "Черт, всего два месяца осталось до совершеннолетия - подумал он, - все-таки Лиз была в чем то права". Он бы поставил нейросеть и свалил, а теперь придется влезть в кровавые разборки и думать, где взять такие деньжищи. И неизвестно, чем это все обернется. Даже свалить до восемнадцати не получится, власти найдут и вернут в приют, да и Пыра в этой ситуации подставлять не хотелось...    Покосившись на его кислую физиономию, старший приятель сказал, подбадривая:    - Не унывай, амиго. Есть кое-какие мысли по этому поводу.    Вскоре они уже подъехали к дому, в котором Сергей снимал квартиру.    - Ты пока иди отдыхай, поспи пока что ли, говорят после стоппера полезно, а вечером, часиков этак в десять, подходи в "Антураж", там и поговорим.    Сергей глянул время, комм на левом запястье высветил три сорок пять. Сутки на Тексасе были на два часа длиннее стандартных, а значит, у него было еще больше шести свободных часов.    - И это, Серж, не заморачивайся по поводу жмура, не ты его, так он тебя.    Выходя из машины, Сергей обернулся.    - Пыр, спасибо, что спас сегодня, я тебе должен.    - Сочтемся, - дернул тот уголком рта, захлопнул дверь и уехал.             Квартирку Сергей снимал в старом четырехуровневом здании, недалеко от бывшей гостиницы "Антураж", где собирались "Святые", так сказать недалеко от работы. Поднявшись по лестнице на второй уровень, он набрал код на комме, вставил ключ в замочную скважину и пару раз провернул его. Новая дверь, укрепленная вставками из металлопластика, и нестандартный механический замок, помимо обычного электронного, обошлись ему почти в три тысячи кредов, но, учитывая свой способ заработка, Сергей решил не экономить на безопасности.    Свое жилье он снял сразу же, как только получил "цвета", общие комнаты с двухъярусными кроватями в соцприюте надоели ему до тошноты, очень хотелось иметь свой пусть и небольшой уголок. С администрацией соцприюта все решалось просто, плати небольшую сумму каждый месяц и приходи на сеансы гипнообучения дважды в неделю, и то, только потому, что во время сеанса автоматически передавались данные обучающихся на сервера Министерства по делам несовершеннолетних, контролируя личность учеников по генокоду. Ну и если вдруг какая проверка нагрянет неожиданно, то ему сообщат на комм, вот только за тринадцать месяцев, что он жил тут, такого не случалось ни разу.    Квартира была стандартной планировки, войдя внутрь, сразу попадаешь в главную комнату, диван, журнальный столик перед ним и голопроектор на стене, в дальней части комнаты, у окна, небольшой кухонный закуток, отделенный стойкой от остального пространства комнаты, вот и вся ее обстановка. Налево от входа находилась дверь в помещение с ионным душем и биоутилизатором, а справа проход в маленькую спальню.    Кинув ключи на столик у входа, Сергей разулся, местные привыкли ходить по дому в обуви, но он эту привычку не разделял, и даже Лиз заставлял разуваться, когда она к нему приходила. При воспоминании о девушке, снова накатила волна угрызений совести, все-таки не стоило на ней срываться, но, подавив желание ей позвонить, он зашел в ванную, снял майку и бросил ее в очиститель, затем включил воду и умылся. Выпрямившись, Сергей посмотрел в зеркало напротив, оттуда на него глядел молодой парень, на вид лет восемнадцати, рост выше среднего, не слишком накачанный, скорее жилистый, волосы черные, средней длины и немного растрепаны, глаза карие. На левой руке у него была татуировка в виде креста, по длинной стороне которого идет надпись "Son of Streets", сделанная витиеватым готическим шрифтом, еще одна, "$aints Crew", находилась на спине, между лопаток, сделанная тем же шрифтом и обрамленная скрещенными пистолетами, которую ему набили, когда приняли в банду. "А что поделаешь, приходится соответствовать, минимальный набор, так сказать, - усмехнулся он про себя. - Зато сразу понятно, что я сирота и состою в банде". Пыр вон и вовсе разукрашен, как рождественская елка.   "На виске остался след от прибора, - присмотрелся он к отражению, - да немного бледный вид, а так вроде все в норме". Выйдя из ванной, он направился к холодильнику, открыл бутылку "Тархуна" и перелил лимонад в стакан, с которым и переместился на диван. Достать напиток на Нью-Далласе оказалось не слишком сложно, Сергей нашел в голонете компанию, специализирующуюся на поставке напитков из Российской Империи, "таррагон дринк"(5) был в их списке, и он сделал заказ. Так же поступала и его мать, которая предпочитала "Тархун" всем местным содовым.   Отстегнув с ноги крепление с кобурой, он бросил его на журнальный столик, и, расположившись поудобнее со стаканом напитка в руке, через комм включил голо и выбрал канал новостей, тут же на оптимально рассчитанном расстоянии перед глазами появилось изображение симпатичной дикторши в новостной студии.   - ...Сегодня на Калифорнию прибыли политические беженцы с независимой планеты Альгеджи, находящейся в Свободных Мирах, они обратились с официальной просьбой о помощи к сенату Панамериканской Конфедерации...   "Калифорния, - подумал Сергей, - дорогая планета-курорт. Самому что ли в политику податься, главное быть на правильной стороне, даже если и проиграешь выборы, всегда можно заявить, что они подтасованы диктатором, и свалить на демократический пляж, ругать соперника и потягивать коктейли".   - ...Напомним, что на Альгеджи начались гонения на политических противников диктатора Салара Наврузо, незаконно пришедшего к власти... Все мировое сообщество с осуждением смотрит на попрание норм демократии, Панамериканская Конфедерация созывает внеочередную сессию ООМ(6).... Акции "Терракома", у которого на этой планете развернута добыча металлов, упали на одиннадцать пунктов....   Он, фыркнув, выключил звук, впрочем, намечающаяся где-то далеко заварушка его не особо волновала, а вот о своем будущем необходимо было подумать, но это у него сейчас не слишком-то получалось, мысли словно не желали задерживаться в голове, и сосредоточиться никак не удавалось.   Бесцельно переключая каналы, Сергей и сам не заметил, как стакан с лимонадом постепенно опустел. Немного посмотрев какой-то боевик о буднях бравых космодесантников, наверняка спонсируемый Министерством Обороны, он выключил голопроектор. Голова была тяжелой, да и общее самочувствие оставляло желать лучшего. "Может и правда поспать, пока время есть?"   Поставив пустой стакан в раковину, он прошел в спальню, в этой небольшой комнатке с трудом помещались лишь кровать у окна, тумбочка рядом с ней, да шкаф для одежды напротив. Как был, в штанах, Сергей лег на постель, но спать не хотелось, тогда он взял с тумбочки обруч виртуальной реальности, одну из последних моделей, "Гранд Форс 950 Премиум", надел его на голову и синхронизировал с коммом. Этот наворочанный обруч ему подарила Лиз, сам бы он выбрал что-то попроще, хотя быстродействие в вирте было действительно выше всяких похвал.    Выйдя в планетарный раздел голонета, Сергей немного полазил по сайтам с обзорами новинок техники, затем залез на специализированный форум, посвященный нейросетям, базам и расчету возможных профессий. С выбором он, в общем- то, уже определился, да и вариантов было не так много: или профессией тебя обеспечивали родители, или ты мог претендовать на кредит, или, третий вариант, целевой договор с корпорацией, на которую ты потом был обязан отработать энное количество лет, так называемые целевые вакансии.    Нет, нейросеть по достижению совершеннолетия, восемнадцати стандартных циклов, тебе могло установить и государство, причем совершенно бесплатно, но только "социалку", то есть нейросеть третьего поколения, дающую прирост коэффициента интеллекта, КИ (7), в районе двадцати пяти-тридцати процентов, и содержащую один единственный слот для подключения модуля расширения. А тот же интеллект напрямую влиял не только на скорость обучения, но и на саму возможность оного, так как высокоуровневые базы требовали большого значения КИ, ниже некоторых пределов которого они просто не усваивались. Например, минимум для изучения баз по профессии инженера-проектировщика, которым был его отец, составлял двести пятьдесят баллов, то есть, чтобы просто иметь возможность изучать базы, необходимые для профессии такого уровня, твой КИ вместе с нейросетью и имплантами должен составлять не меньше двухсот пятидесяти баллов.    В итоге все кредиты без обеспечения выдавались пакетами, нейросеть плюс набор баз к ней, а профессии стали делиться на классы. Так, с сетью четвертого поколения никогда бы не выдали кредит на сертификат врача, зато на техника по обслуживания аэрокаров - запросто, это профессия как раз четвертого класса. Врач же - профессия уже шестого класса, и для нее была необходима сеть шестого поколения, а она стоила в разы дороже. Такая система была принята не только в Панамериканской Конфедерации, но и во всех других странах, с незначительными вариациями. Разумеется, со временем докупая импланты и изучая базы, можно было получить сертификат профессии более высокого класса, если хватало интеллекта, многие так и делали.    Размер кредита на покупку профессии вычислялся по сложной формуле, исходя из КИ, кредитного рейтинга, рейтинга безопасности, и еще нескольких незначительных коэффициентов, вроде показателя предрасположенности к профессии, определяемого при тестировании, отдельной строкой шли творческие профессии, там уже все решалось индивидуально. Кроме того, без первого взноса, который обычно составлял около четверти суммы, банки могли одобрить только кредит на профессию не выше четвертого класса, в противном случае нужен был поручитель с высоким рейтингом безопасности, и желательно не один.    По официальным данным, доступным в голонете, средний коэффициент интеллекта выпускников школ в ПАК составлял восемьдесят девять баллов. Нет, конечно был и "Клуб Двести", так называли тех, чей чистый КИ был больше двухсот, за них государство и корпорации отчаянно боролись, предлагая кредиты на самых льготных условиях, им ставили нейросети последнего, седьмого поколения, лишь бы те работали у них. Но на общем уровне, Сергей, со своими ста сорока семью баллами, смотрелся очень прилично, козырять своим интеллектом было не принято, по крайней мере в среде, где он вращался, точно, но у всех, чье значение КИ он знал, оно было существенно ниже, кроме, пожалуй, той же Лиз.    С нейросетью шестого поколения, при среднем приросте в шестьдесят пять процентов его КИ составил бы около двухсот сорока двух баллов, и этого хватало на большинство профессий шестого класса. Кредитный рейтинг у него был нейтральным, а вот рейтинг безопасности подкачал, тот не являлся секретной информацией, и каждый желающий мог его узнать. РБ Сергея составлял ноль целых девяносто четыре сотых, при изначальном в единицу, но все правонарушения фиксировались и учитывались, и, хотя он до сих пор серьезно и не попадал, за каждый мелкий проступок снимали какие-то доли процента. Сергей еще раз посчитал по формуле, и выходило, что ему все же можно претендовать на заем для профессии шестого класса, даже несмотря на свой рейтинг безопасности. Однако если тот опустится ниже девяти десятых, то кредита ему уже не видать, даже в банках других государств, ведь там тоже могли свободно получить нужную им информацию о клиенте.    Вот только все эти расчеты не имели смысла, если у тебя не было поручителей, имущества в залог или хотя бы денег на первый взнос, цены на нейросети шестого поколения начинались от трехсот тысяч, наборы учебных баз на сертификат для профессии шестого класса стоили примерно также. В итоге получалось минимум шестьсот тысяч кредов - огромные деньги для простого человека, которые обычно брали в рассрочку лет на тридцать, хорошо хоть правительство субсидировало банки, и ставка по кредитам на профессию была не больше трех процентов. Но этих шестисот тысяч Сергею еще надо было заплатить первый взнос, который с его РБ, составлял бы тридцать три процента ровно, то есть около двухсот десяти тысячи кредов, однако за полтора года в банде "Святых" он сумел отложить только шестьдесят штук, и это была очень приличная сумма, столько, например, получал патрульный в полиции за год, со всеми положенными надбавками, но для задуманного им этого было мало.    Можно было, конечно, поставить нейросеть и пятого поколения, в таком случае он тоже укладывался в лимит КИ для шестого класса профессий, но на пределе. Стоили они от ста тысяч кредов, а базы на профессию пятого класса шли по цене от восьмидесяти тысяч за штуку, ну а потом, через какое то время просто докупить базы на профессиюшестого класса. Первый взнос составил бы порядка шестидесяти тысяч, и как раз такую сумму он мог собрать, но помимо меньшей прибавки к КИ, в среднем пятьдесят процентов, вместо шестидесяти пяти у шестого поколения сетей, предыдущее поколение отличалось еще и меньшей почти в два раза пропускной способностью. С учетом в разнице КИ, учебные базы с нейросетью пятого поколения усваивались в три раза медленнее, и это его совершенно не устраивало.    В общем-то, Сергею оставался единственный вариант - это целевой кредит, то есть государство или корпорации обеспечивали тебя нейросетью и базами, а ты должен был отработать долг там, где они скажут. Естественно, это были самые непопулярные профессии и должности, вроде метеоролога на станции дальнего обнаружения космических бурь, полгода на станции, месяц отпуска и обратно. И так минимум тридцать лет, или разрывай контракт и выплачивай всю сумму сразу, или тебя загребут в долговую тюрьму - в общем, не самые приятные перспективы.    Но было и пару исключений. Первое - это тот самый "Клуб Двести", ну а второе - это пси-активы, к которым относился и Сергей, хотя некоторые исследователи склонялись к мысли, что аномальное значение интеллекта - это тоже одно из проявлений пси.    Как считали ученые, дети с повышенной пси-активностью рождались и до космической эры, а все эти сказки о колдунах, ведьмах и прочее, могли быть основаны на реальности. Телекинез, телепатия, ясновиденье - люди с этими и подобными способностями были во все времена, но, после открытия способа гиперпространственного перемещения и начала космической эры, процент их значительно увеличился. Космическое излучение и гиперпространство по-своему влияли на людей, и пси-активов стало рождаться все больше, настолько, что официальная наука уже не могла их игнорировать. Были созданы целые институты по изучению феномена, разработана теория, что то там про положительные мутации и взаимодействие с новооткрытым фундаментальным полем, которое назвали пси-поле.    Все это Сергей узнал из гипнокурса по истории, оттуда же он знал, что вспыхнувший интерес к людям с пси-способностями сменился на неприятие, и даже ненависть к не таким, как все. Были ограничены права пси-активов, возникли различные организации, которые своей целью ставили чуть ли не физическое их искоренение, как угрозу человечеству, вроде "Оплота Чистоты" или "Новой Инквизиции", и, хотя власти сразу же признали их террористическими, в то время они набрали большую силу. Ну а потом началась Первая Космическая, за ней Вторая и долгие годы войны, затем нелегкий процесс становления новых государств и союзов, и всем просто стало не до них. Люди со способностями составляли не более одной тысячной процента населения и большинство из них практически ничего не умело, но они стали объединяться, возникли различные движения по борьбе за права "ненормалов", и, спустя какое-то время, все ограничения были сняты.   Все это происходило очень давно, с тех пор прошло почти двести стандартных циклов, пси-активы стали чем-то обыденным и не вызывали особого интереса, но, несмотря на все успехи в изучении мозга, эта область знаний человечества до сих пор оставалась слабоизученной и малопонятной.    И в соцприюте, и в банде знали о том, что он пси-актив, но какого-то отрицательного отношения к нему не было, так, беззлобно зубоскалили иногда, но не больше, чем над Рыжим Эдди, также входившем в банду "Святых". А над таким здоровяком, как Рыжий, мало кто решался подшучивать - ирландец легко заводился.    Проявлялась пси-активность обычно в возрасте двенадцати-четырнадцати циклов, в период полового созревания, и первоначально вызывалась обычно сильными эмоциями, у Сергея, например, прорыв произошел во время гибели родителей, он просто "почувствовал" их смерть. Собственно это и являлось его основной способностью, он был из категории так называемых "эмпатов", то есть чувствовал эмоции других, но только очень ярко выраженные, вроде сильного гнева или страха нечистого на руку "пушера" быть пойманным. Кроме того, у него проявились небольшие способности в телекинезе и предвиденье, Сергей был далек от того, что бы жонглировать глайдерами, как Иван Ибрагимов, или предсказывать природные катастрофы, как Хлоя Хиггинс, но поднять пару сотен грамм массы в воздух на несколько секунд или почувствовать некий дискомфорт, в преддверии крупных неприятностей, он мог. По шкале оценки пси способностей, в порядке убывания от A1 до F10, он был где-то в серединке, со своим максимальным рангом C5 в эмпатии, прочие же навыки были еще меньшего уровня. Интуиция хотя бы помогала ему иногда избежать проблем, а телекинез был практически бесполезен, мало того, что в драке он не мог его применить, тот был слишком слаб, так еще и у живого организма существовала естественная защита от воздействия пси. Использовать его для краж было не слишком удобно, наличку уже давно никто не носил, по крайней мере в центральных мирах, а на расстоянии больше полутора метров от тела он едва мог приподнять и перышко. В принципе, способности можно было развивать, способам тренировки его обучили специальной гипнопрограммой, еще в первом соцприюте, когда при обследовании обнаружили у него пси-активность. И он даже добросовестно их выполнял, почти каждый день, вместе с тренировками на развитие интеллекта и памяти, но за несколько лет смог продвинуться только на две ступеньки, от изначального ранга в С7, до С5, при последнем тестировании.    За пси-активами с выдающимися способностями рекрутеры корпораций и государственных учреждений охотились так же, как и за людьми с выдающимися показателями интеллекта, но даже с такими посредственными талантами в пси, как у него, вполне можно было рассчитывать на интересные предложения. Для эмпатов и интуитов младшего и среднего уровней они поступали в основном от Министерства Обороны и других силовых ведомств, от служб безопасности корпораций и различных ЧВК(8). Обученные бойцы и оперативники, которые могли почувствовать смертельную опасность, в этих организациях ценились, и они охотно предлагали контракты таким, как Сергей. Но идти в копы ему не особо хотелось, все-таки к ним у него выработалась стойкая антипатия, еще меньше было желания становиться военным. "Чтобы сдохнуть на какой-то богом забытой планетке, при очередной операции по наведению демократии, нет уж", - подумалось Сергею. Хотя подходящих ему целевых вакансий у военных было особенно много, но он их не рассматривал, ЧВК отпадали по той же причине. Оставались варианты с корпорациями, и именно к ним он склонялся. Конечно, и они предлагали вакансии так же, в основном, связанные с теми или иными рисками. "Но все же сотрудники охраны обычно не высаживаются на десантном шаттле под массированным огнем средств ПКО(9)".    Он ввел все данные в фильтр на одном из популярных планетарных сайтов по поиску работы, и принялся рассматривать появившийся список. На этом сайте два раза в день получали пакеты информации из общемировой сети, выход в которую стоил довольно дорого, поэтому он и пользовался популярностью у не слишком богатых или просто экономных соискателей.    "Неокорп", младший сотрудник СБ ... Стандартный контракт шестого класса, рейтинг пси не меньше D5... так, так... система Каллахари, планета Джинджер... зарплата пятьдесят пять тысяч кредов ПАК в год, плюс премии".    "Пилот патрульного истребителя в "Объединенные Шахтеры Узитиса" Стандартный контракт шестого класса ... система, как не удивительно, Узитис... рейтинг не ниже С10, девяносто тысяч кредов ПАК в год, плюс премии".    "Инспектор финансового отдела корпорации "Шаобай", Система Шанхай, Восточный союз... Стандартный контракт щестого класса... С5... зарплата сто сорок миллионов юаней, это где то девяносто штук в кредах ПАК, плюс премии по результатам проверок".    "Оператор систем защиты на инкассаторский корабль, "Банк Промышленного Развития"... не ниже C5... контракт включает в себя установку двух модулей, на скорость реакции и обработки информации... двести девяносто тысяч рублей, это почти сто сорок тысяч кредов ПАК в год, х-м... А, понятно, система с индексом 113.564.739, то есть расположенная где-то на окраине Свободных Миров, где любой инкассаторский корабль является лакомой добычей для пиратов". Такие вакансии выбирали те, кто хотел побыстрее расплатиться с кредитом, вот только не все из них доживали до этого времени.    Дальше было еще несколько сотен целевых вакансий того же типа во всех уголках обитаемой вселенной. Сергей специально ввел в фильтр ограничение на работодателей, предусматривающих трудоустройство в этой системе, оставаться на Тексасе он не собирался, а в стандартный контракт уже входил пункт об оплате перелета до места работы, да и с языком общения нигде проблем возникнуть не должно, ведь всем ученикам закачивалась гипнопрограмма из восьми самых распространенных языков мира.    Еще чуть больше двух месяцев оставалось до того момента, когда уже нужно будет сделать выбор, кому "продаться", ну а пока он просто присматривался к потенциальным "покупателям". Стандартный контракт означал, что на протяжении многих лет Сергей будет вынужден работать на корпорацию там, где ему укажут, пока не отработает деньги на установку нейросети, покупку специализированных учебных баз и нужных имплантов. В общем, к выбору он относился очень серьезно, ведь тот определит его будущее на долгие годы, Сергей давно уже присмотрелся к нескольким корпорациям и вакансиям пилотов у них и собрал всю доступную в голонете информацию, даже потратился на доступ в общемировую сеть, хотя и продолжал мониторить местные сайты по привычке.    Выйдя из голонета и сняв обруч, он понял, что напрягать голову после пойманного, хоть и краем, заряда из стоппера и допроса у Турка, явно не стоило. В висках пульсировала боль и снова, в который уже раз за сегодняшний день, на него накатила легкая тошнота. Решившись, он поднялся с постели и прошел в ванную, там у него лежала аптечка, собранная на все случаи жизни.    Когда Сергей потянулся к верхней полке шкафчика над раковиной, то из-за резкого приступа головокружения не удержал равновесия, врезавшись лбом в зеркало, которое от удара пошло трещинами и рассыпалось. "Черт, - подумал он, - срочно необходимо поспать". Смыв кровь из небольшого пореза на лбу, Сергей залил ранку восстанавливающим гелем и заклеил пластырем, затем достал иньектор со снотворным, ввел на небольшом дисплее свой возраст, вес, а в строке "продолжительность сна" выставил цифру четыре. Глянул на комме время, почти пять часов вечера. "Нормально, успею выспаться перед сегодняшним собранием", - решившись, он приставил инъектор к руке и нажал кнопку "Enter", а почувствовав несильный укол, убрал его обратно в аптечку.   Пошатываясь, Сергей дошел до кровати, и буквально упал на нее. "Сколько там за зеркало дают, кажется, семь лет несчастий?", - успел еще подумать, проваливаясь в спокойный сон без сновидений. В приметы он не верил.      Глава 2   По дороге к бывшей гостинице "Антураж" он заскочил в круглосуточный магазин, чтобы прикупить упаковку пластыря, так как дома ему пришлось использовать последний. Направляясь в "официальное" место сбора банды, Сергей был одет в их официальные цвета, белую майку и такого же цвета бандану, со стилизованным знаком доллара на ней, сам доллар давно сменился универсальным кредитом, или кредом, а знак остался. Охранник косился на него, но не подходил, в этом районе их уважали, да и не только в нем, "Святые" были второй по численности бандой в городе, после "Девяток", и, помимо Портового, контролировали еще несколько районов Нью-Далласа.    Сергей нашел то, что ему было нужно, и подошел к кассе, в его голове крутились мысли о Лиз, и он не сразу понял, когда какой-то здоровый мужик, с полной корзиной продуктов, отодвинул его от кассы, со словами:    - Эй, пацан, подвинься. Дорогая, посчитай мне, я спешу.    "Хм, явно не местный, да и вообще не из города. Качок, хотя вряд ли, скорее в клинике пластики сделал себе мускулы", - думал Сергей, оглядываясь, наконец он увидел то, что ему подходило. Около высокой горки, составленной из банок содовой, стоял небольшой стул, видимо невысокая продавщица не доставала до верха и использовала его как подставку. "Металлопластик, довольно тяжелый", - взвесил он его в руках. Охранник делал вид, что его здесь нет, старательно отворачиваясь в сторону, он уже понял, что сейчас произойдет.    - Эй, педрила, подвинься, - сказал Сергей в спину здоровяку, а когда тот начал удивленно оборачиваться, с размаха заехал ему стулом по лицу. Стул выдержал, а вот зубы, похоже, нет. Мужик осел на пол без сознания, его челюсть была неестественно смещена, из полуоткрытого рта на пол стекала тонкая струйка слюны смешанной с кровью.    - Дорогая, посчитай мне, я спешу, - сказал он ошарашенной продавщице, переступая через бесчувственное тело.    - Девять, девяносто девять, - волнуясь, сказала та.    Сергей провел коммом над считывателем и вышел из магазина, охранник все так же не смотрел в его сторону. В полицию они заявить не посмеют, если только здоровяк надумает, но местные копы не будут связываться, да еще и объяснят, кто и за что его уделал. В другое время и в другом месте он бы не стал выступать, просто подождал, пока тот уйдет и оплатил бы свою покупку, Сергей вообще не слишком любил драться, прекрасно зная, чем это может закончиться. В отличие от офисного планктона, легко кидающегося с кулаками, особенно когда подопьют, в его жизни потасовок и так было много, поэтому он предпочитал их избегать, но сейчас, в своем районе, в цветах банды, когда его оскорбили на глазах у местных, другого выхода у него просто не было. " Зато на улице в очередной раз пойдут сплетни о том, что "Святые" жестко разбираются с обидчиками", - не слишком весело усмехнулся он, подходя к месту сбора.    Перед бывшей гостиницей "Антураж" стояло несколько довольно дорогих аэрокаров, принадлежавших "сержантам" банды, в том числе и "Блэйзер Голлард", на котором ездил Пыр. Само двухуровневое здание снаружи выглядело немного обшарпано и непритязательно, но внутри был сделан хороший ремонт. Еще предыдущий "лейтенант", который "держал" район до Турка, забрал его у владельца за долги, тот слишком необдуманно делал ставки на подпольных боях, в результате чего и лишился своего заведения.    В старой гостинице провели перепланировку и ремонт, а так же сделали ряд улучшений в плане безопасности, в результате которых, по уровню защищенности, она стала больше похожа на филиал какого-нибудь банка. Охранная система контролировала весь периметр здания и не допускала проникновения любых следящих устройств, в случае облавы полиции все возможные входы перекрывались перегородками металлопластиковой брони, и даже взводу спецназа потребовалось бы не меньше десяти минут, чтобы проникнуть внутрь, ну а в это время все запрещенные вещества и оружие отправлялись в промышленный утилизатор, стоящий в подвале, а базы данных стирались.    Местная полиция была куплена "оптом и в розницу", как любил шутить Пыр, но пару раз, случалось, на них налетали копы из ОБН(10), по странному стечению обстоятельств, эти налеты совпадали с очередными выборами в городской совет, когда начальнику полиции нужно было поднабрать голосов избирателей. Однако каждый раз все заканчивалось пшыком, перед ворвавшимся спецназовцами представали абсолютно "чистые" члены легального клуба "Киноманов", которые так увлеклись обсуждением очередного шедевра голокино, что совершенно не слышали, как им вскрывали двери плазменными резаками.    Сергей подошел ко входу, сопровождаемый камерами безопасности, дверь открылась и ему в уши тут же ворвалась ритмичная музыка, почти весь первый этаж здания занимало одно большое помещение, своеобразная зона отдыха для рядовых членов банды. На входе его встретил охранник, вооруженный короткоствольным штурмовым импульсником, Сергей пригляделся и опознал "Галил САР", производства независимой корпорации "Синай", укороченный вариант для спецподразделений. Он немного разбирался в теме, нахватался от Гэта, хотя до увлеченности того оружием ему было явно далеко.    - Ола, амиго,- они обменялись с дежурившим парнем замысловатым рукопожатием.    - Ола. Пыр уже здесь? - спросил Сергей на всякий случай.    - Да, недавно подскочил.    Он сдал свой "Форт", в помещение было запрещено проносить оружие, за этим следили "сержанты", нещадно штрафуя нарушителей, и прошел через рамку детектора.   После "Бунтов Приватности", которые закончились принятием закона "Об ограничении вмешательства в частную жизнь", к доказательствам в суде приравнивали только те свидетельства, которые были получены с официальных устройств полиции и служб безопасности. К тому же, с развитием техники, подделка аудиовизуальных данных стала неотличима от оригинала, а официальные устройства слежения использовали сложный программно-аппаратный метод шифрования, подделать который было почти невозможно. Все это привело к тому, что никакие записанные данные с устройств обычных граждан за доказательства не считались, а служили лишь поводом начать расследование.    Никаких жучков, маячков или других полицейских устройств, на нем или внутри него, детектор не обнаружил, и Сергей вышел в зал. Сегодня вечером здесь было не очень многолюдно, большинство "постоянных посетителей" еще занимались делами, "пушеры", те вообще торговали круглосуточно, сменяясь на точках.   Он обвел взглядом помещение. У большого голопроектора на диванах расположилась группа Бежицки, которая занималась, в основном, приемом ставок и выбиванием долгов, сейчас они внимательно смотрели гонки на глайдерах в астероидном поле, очередной зачетный этап "ASTROCAR". Насколько было видно, побеждал не фаворит, Алонсо Перега, а какой-то неизвестный Сергею пилот. "Многие ставили на фаворита, - подумал он. - А значит костоломам Бежицки скоро прибавится работы".    Рядом с ними на диванах, расставленных полукругом вокруг столика, сидели парни из команды Сантьяго. Спиртное у них лилось рекой, от их кампании на весь зал раздавался громкий женский смех и крики веселья, Сантьяго всегда бурно праздновал очередной выигрыш. По-видимому, какой-то простофиля лишился сегодня всех своих сбережений, будет ему урок, как садиться играть с профессиональным шулером.    На раскиданных по залу диванах сидело еще несколько небольших групп, они выпивали или курили легкие наркотики, или делали и то и другое сразу. За одним из столиков он заметил Пыра с парнями, тот тоже увидел его и приглашающе махнул рукой, Сергей показал жестами, что возьмет выпить и подойдет, и направился к бару, по дороге здороваясь со встречными. За барной стойкой стоял какой-то парнишка из новеньких, он не знал его имени, хотя полгода назад и сам бывал на его месте, напитки и закуска были бесплатные, и покупались из общака, а за бармена ставили какого-нибудь новичка-кандидата.    У бара он встретился с Винсентом Вальезо, или, как его еще называли, Зубастым Винсентом. В его облике, казалось, не было ничего, что бы указывало на происхождение прозвища, непримечательный белый мужчина, седые волосы с залысиной и небольшое пивное брюшко. Хотя Сергей знал, что Винсент много лет провел за решеткой, но своим видом тот больше походил на какого-нибудь пожилого клерка в регистратуре налоговой инспекции, чем на матерого уголовника. И все же он был кем-то вроде местного коменданта, по сути, являясь вторым, после Турка, по главенству в Портовом районе. Это было его своеобразной пенсией.    Винсент всегда вызывал у Сергея невольную дрожь, сначала он не понимал почему, пока до него не дошло, что так срабатывала его "чуйка", предупреждая, что данный человек очень опасен. Тогда он разговорил Пыра, и тот ему рассказал, что этот, неприметный на первый взгляд человек, долгое время был киллером в их организации, а в тюрьме, где он отбывал "четвертной", то есть двадцать пять лет за убийство, когда на него наехали "Девятки", он зарезал двоих заточкой из зубной щетки, а третьему перегрыз сонную артерию, после чего и получил свое прозвище.    - А, малой, твои уже здесь, а ты опаздываешь, - усмехнулся Винсент.   От его улыбки у Сергея выступили мурашки на коже, но он улыбнулся в ответ и сказал:    - Здравствуйте, мистер Вальезо. От них не убудет, если немного подождут.    На самом деле он пришел к оговоренному сроку, это Пыр с парнями притащились раньше, но спорить с неприятным стариком он не стал.    - Эх, распустил тебя Пыр.    Тот, почему то, Винсенту никогда не нравился, и когда Турок сделал Пыра "сержантом", поговаривали, что Вальезо был против этого назначения.    - А я говорил, рано ему командовать, вот отсидел бы годика три в Сан-Квентине, тогда, глядишь, и ума бы набрался. В мои годы без отсидки "сержантами" не ставили...    Сергей слушал, как тот распинается про былые времена, когда и молодежь покладистее была, и девушки сговорчивее, и, поддакивая, тем временем сделал заказ.    - Бутылку светлого и два сэндвича. И стакан.    Все в основном пили пиво прямо из бутылки, но он всегда вспоминал, как мать ругала отца, если тот так делал, она всегда отличалась некой утонченностью, особенно это было заметно по поведению за столом, которому и старалась обучить сына, отец был в этом плане попроще. Так что Сергей всегда просил стакан, за это над ним немного подшучивали, называя лордом или князем, но, слава богу, эти прозвища не прижились. Его вполне устраивало и его имя, без всяких ненужных "титулов".    - И мне повтори, - сказал Винсент, пил он обычно китайский самогон маотай, поставлявшийся с планеты Гуйчжоу, Восточного Союза. Сергей наливал ему, еще будучи кандидатом и стоя за барной стойкой, так что вкусы его помнил. "Он и сейчас им не изменил", - подумал тот, видя, как парнишка наливает старику из знакомой бутылки. Как-то раз, решившись попробовать этот напиток, он навсегда запомнил противный вкус китайского пойла.    Винсент, даже не поморщившись, закинул в себя рюмку и, когда Сергей уже собрался уходить с подносом, придержал его за руку.    - Постой, сынок. Слышал, что сегодня произошло, и что решил босс. Ты из них самый башковитый, поэтому говорю тебе. Не облажайтесь с ответкой, - четко расставляя слова произнес он, - и будь осторожен, оглядывайся почаще, - добавил, серьезно глядя Сергею в глаза.   От этого взгляда у того по спине побежали мурашки, и он, невольно сглотнув, ответил:    - Конечно, сэр.    - Ну, ну, - отпустил Винсент его руку, и, кажется, потеряв интерес к нему, показал жестом парнишке за стойкой повторить.    Поспешив оставить неприятное соседство, Сергей направился к столику, вокруг которого расположились Пыр с компанией. От слов старика на него вдруг накатили дурные "предчувствия", но он постарался выбросить их из головы. "Я и так знаю, что ответка в любом случае опасная затея, от этих переживаний сейчас не будит никакого толка". Успокоив таким образом некстати проснувшиеся способности, он подошел к столу, за которым сидели парни.    В их группу, точнее в группу Пыра, помимо него и Сергея, входили еще трое парней.    Эдди Маклафлин, по прозвищу Ирландец или Рыжий, он и впрямь был рыжим, но очень не любил, когда его так называли. А постоять за себя Эдди мог, при росте в сто девяносто семь сантиметров и весе под сто сорок килограмм, он, к тому же, сделал так называемые "малые" модификации на скорость и силу, в подпольной клинике на Тринидаде, куда специально летал для операции. Это встало ему в сто двадцать тыся кредов, и все равно было почти в три раза дешевле, чем официальные процедуры, зато и гарантий никто не давал. Эдди был в числе тех немногих, кто отваживался выходить на спарринг с одним из братьев Пратт, правда, как и другие претенденты, так же неизменно проигрывал. Он единственный в их группе был старше Пыра, но его руководство не оспаривал, да и не его это было, руководить, а вот поднять за шиворот и потрясти кого-нибудь, вот это было его.    Вторым был парень по прозвищу Гэт, "маленький пистолет" на местном сленге, недавно они отмечали его девятнадцатый день рождения. Невысокий, светловолосый, "коренной Тексасес", как сам он говорил, его предки даже вроде бы были в числе самых первых здешних колонистов. Он происходил из богатой, но разорившейся семьи, и промышлял на жизнь в банде, именно его последнего штрафовали за попытку пронести в здание оружие. Не потому, что он хотел кого-то застрелить, просто Гэт являлся ярым фанатом оружия, практически никогда с ним не расставаясь, и, насколько знал Сергей, у него стоял хороший имплант на скорость реакции. Вообще, он был со странностями, один из немногих, кто все еще пользовался устаревшей системой мер и весов, фунтами, ярдами и тому подобным, к тому же Гэт постоянно поминал каких-то ганфайтеров и смотрел старые плоские фильмы, снятые, возможно, еще на самой Земле.    И последним, кто сидел за столом, был Матео Васкес, недавно принятый сирота, из того же приюта, что и Сергей. До принятия, почти год, тот пробегал кандидатом, какое то время они даже пересекались с ним, только Сергей тогда уже практически получил "цвета", а Матео только-только начинал "шустрить" на банду. Именно он и посоветовал Пыру принять новичка. Тот любил возиться с электроникой, и он предложил Пыру приобрести ему профессию пятого класса, из общака, мотивируя это тем, что обученный электронщик группе бы пригодился. Возможно, таким образом Сергей пытался компенсировать то, что сам хотел уйти, но Пыр, похоже, и правда заинтересовался парнем.    - Ола, Мойсес, привет парни, - сказал он, усаживаясь за стол.    Пыр поморщился, он не любил свое имя и предпочитал прозвище.    - Кто тебя так разукрасил, - спросил он, показывая на пластырь.    - "Шальная пуля".    - В тебя стреляли? Кто? - тут же оживился Гэт. Парни заметно напряглись.    - Да нет, русское выражение такое, - стушевался Сергей.    - Дурак, - вынес заключение Пыр, - Мы тут чуть ли не планы войны с "Девятками" обсуждаем, а он шутит.    - А что, война возможна? - спросил он, просто чтобы перевести тему.    - Вряд ли, конечно, и Турок это понимает, иначе не напряг бы нас. Война сейчас никому не выгодна, скорее всего, соберут сходку и все порешают, на высшем уровне, так сказать.    После сна голова у него прошла, и появился аппетит, Сергей ел сэндвичи и запивал их пивом, кивая Пыру. Тот был прав, но, все-таки, следовало вставить и свои "пять копеек".    - Только ответка должна быть адекватной, если мы перестараемся, то войны не избежать.    - Думаешь, ты один такой умный, есть и поумнее тебя, - неожиданно зло сказал Пыр, и скинул Сергею на комм какой-то адрес. Судя по виду парней, им он его тоже скинул.    - Что это? - спросил Гэт.    - Это наша цель, - сухо ответил Пыр.    - Это же прачечная в Плейтоне, - сказал Сергей, вбив адрес в поисковик. Соседний с Портовым район, который надежно контролировался "Девятками".    - Для кого прачечная, а кому и один из перевалочных пунктов "Девяток".    - Как ты узнал? - спросил Гэт.    - "Услышал на винограднике"(11), если мы уж сегодня говорим образно, - сказал Пыр, покосившись на Сергея.    - Ладно, не хочешь, не говори, но источник надежный? - не отставал Гэт.    Рыжий с Матео, как всегда, все больше помалкивали.    - Надежней некуда.    - И что конкретно этот неизвестный тебе сообщил? - Сергей доел бутерброды и откинулся на спинку дивана, со стаканом пива в руке.    - Конкретно то, что в этом месте "Девятки" фасуют "Песочек" для продажи на улицах, что послезавтра с утра туда привезут очередную партию и мы, Серж, сможем не только поквитаться с ними, но и поднять немного кредов. Или ты уже забыл, сколько мы должны? Да и парням будет, чем поживиться.    - Там хоть будет товара на такую сумму? - уточнил он.    - Будет минимум три кило, а может и еще больше.    Доза "песочка" на улице стоила восемь с половиной кредов, в одном грамме - десять доз. Сергей быстро прикинул в уме, выходило больше двухсот пятидесяти тысяч. Очень неплохо.    - Тогда и охрана у них должна быть соответствующая, - заговорил, наконец, Матео.    - Обычно трое, четверо вооруженных бойцов, не больше.    Гэт задал вопрос, который и у Сергея вертелся на языке.    - Ты что, друзей себе завел среди "Девяток"? Откуда ты все это знаешь?    - Не твое дело! - разозлился Пыр, сегодня он явно был не в духе. - Сведения надежные, я гарантирую.    Сомневаться в его словах не приходилось, да и других вариантов никто не предложил. Все замолчали, ненадолго задумавшись, пока Рыжий не ударил по столу ладонью, так, что бутылки подпрыгнули.    - Ладно, давайте надерем задницы этим ниггерам!    Дальнейшие полчаса были посвящены обсуждению налета, они рассматривали спутниковые снимки прачечной и прикидывали различные варианты. Выходило, что действовать нужно парами, с двух входов, основного и запасного, и кто-то должен остаться у машины, они решили, что это будет Матео, хотя тот и рвался поучаствовать в нападении. Затем обсудили другие детали нападения, им нужны были аэрокар и оружие, так что завтрашний день следовало посвятить подготовке, на этом на сегодня разработка планов и закончилась.    Гэт ушел по каким-то своим делам, Рыжего ждала невеста, он тоже свалил, а Пыр уехал проверять очередную точку, взяв с собой Матео. "Готовит мне замену" - подумал Сергей, и эта мысль неприятно кольнула где-то в районе сердца.    У Сантьяго тем временем веселье было в самом разгаре, народ подтягивался к их столу. Оттуда раздавался смех и звон бутылок.    Сергей решил позвонить Лиз, но та не отвечала. "Наверняка с клиентом. Да и черт с ней", - неожиданно для себя разозлился он, раньше это его не особенно волновало. На него вдруг накатило давящее ощущение одиночества, чего давненько с ним не случалось, на душе стало как-то уж слишком тоскливо. Все сегодняшние переживания, мысли о том, правильно ли он поступает, собираясь свалить, все это собралось тугим комком где-то у него под сердцем.    "Да что это со мной", - разозлился уже на себя он.    - Ола, Сантьяго, слышал, ты сегодня сорвал большой куш, - поприветствовал Сергей шулера, подходя к его столу.             Пробуждение никак нельзя было назвать приятным, голова раскалывалась, во рту словно мышь сдохла, горло пересохло, и очень хотелось пить. Да еще правая рука, которую что-то придавило, затекла и онемела. Сергей с трудом оторвал голову от подушки и открыл глаза, те резануло ярким светом от окна, и он поспешил их прикрыть, но все же успел заметить, что находится в одной из комнат на втором этаже "Антуража", а на его руке спит та миниатюрная брюнеточка, которая вчера была в их компании. Они были абсолютно голые и, что самое обидное, Сергей ничего не помнил.    Осторожно высвободив из-под головы девушки свою руку, в которую тут же начали колоть тысячи маленьких иголочек, он кое-как поднялся с постели. Его повело в сторону и, чуть было не упав, ему пришлось опереться о стену. "Черт, такого похмелья у меня не было ни разу". По правде говоря, это вообще был только второй раз, когда Сергей перебрал, обычно позволяя себе не больше пары бутылок пива. Покачиваясь, он дошел до туалета и припал к крану в раковине, холодная вода утолила жажду, он умылся и почувствовал себя немного легче, затем избавился от лишней жидкости над утилизатором и вернулся к шкафчику. Такого рода пробуждения были нормой в этих комнатах, и в аптечках всегда имелось средство от похмелья, кинув в пластиковый стакан, который он нашел там же, две таблетки, подумав, добавил третью и залил водой. Когда они с шипением растворились, Сергей выпил жидкость, отдающую на вкус какими-то фруктами, и залез под душ.    После контрастного ионного душа его самочувствие почти пришло в норму, таблетки действовали безотказно, в этом он успел убедиться еще после своего посвящения. Тогда он давал себе зарок не пить ничего крепче пива, но вчера ему нужна была разрядка. И, надо сказать, чувствовал он себя замечательно, все вчерашние переживания казались далекими и несущественными.   Выйдя из душа, Сергей принялся собирать свои вещи, разбросанные по всей комнате, вперемешку с женскими деталями гардероба, затем оделся и вышел из комнаты, оставив на тумбочке у кровати упаковку антипохмельных таблеток и стакан воды. Комм показывал восемь часов утра, а значит, уже скоро должен был подъехать Пыр. Сергей спустился в зал, и его взору предстала обычная для этого места утренняя картина - столы, заставленные пустыми бутылками, потухшие кальяны и тут и там валяющиеся тела тех, кто не нашел в себе сил добраться до второго этажа.    "Да, Сантьяго всегда умел веселиться", - хмыкнул он, вспоминая отдельные эпизоды вчерашнего загула.    На все это с завистью взирали охранники у входа, за их трезвостью обычно следил Винсент, а спорить с ним или нарушать его распоряжения желающих обычно не находилось. Сергей дошел до барной стойки и, стараясь не потревожить полуобнаженную девицу, спящую на ней, прошел в барную зону. Его целью был холодильник с минералкой, взяв холодную запотевшую бутылку, он вышел из бара и уселся на ближайший диван, свернул крышку, откинулся и сделал первый долгий глоток.    "Вот теперь совсем хорошо".    Выдохнув, он уже не спеша пару раз приложился к освежающей жидкости, а после набрал на комме Пыра, и через несколько секунд увидел его лицо перед собой - тот, по-видимому, сейчас вел машину.    - Живой,- усмехаясь, произнес он,- Я уж думал, что тебя придется откачивать.    - Ну, ты же знаешь, я практически не пью.    - Что-то мне вчера так не показалось, когда я завозил Матео, - засмеялся он, - ты хоть ту брюнеточку смог оприходовать, не опозорил своего "сержанта"?    - Вроде бы да, - немного смущенно произнес Сергей, не из-за девушки, а потому, что совершенно ничего не помнил. Не помнил, как Пыр заезжал, не помнил, что было дальше. "Все-таки надо признать, что пить я совершенно не умею".    - Молодец, я в тебе и не сомневался.    - Ты где сейчас?    - Подъезжаю, минут через десять буду, ты пока малого найди и приведи в чувство.    - Сделаю, - сказал Сергей.    Пыр отключился, Сергей допил минералку, встал и принялся искать Матео по залу. Среди спящих тел его не нашлось, тогда он поднялся на второй этаж и начал поочередно проверять комнаты, все, в основном, еще спали. "Хотя эта парочка, похоже, уже успела проснуться, - подумал он, захлопывая очередную дверь, те были так увлечены процессом, что даже не заметили его вторжения. Проверив оставшиеся комнаты, Сергей так нигде и не нашел новичка.    Прикинув, где еще не смотрел, он спустился на первый этаж и зашел в общий туалет, принявшись проверять кабинки, и в третьей по счету его ждала удача. Матео сидел на утилизаторе со спущенными штанами, рядом с ним валялась пустая бутылка из-под виски. Он спал.    Очень хотелось сделать пару фотографий, но Сергей пересилил возникшее желание. Вместо этого, он, посмеиваясь, дошел до бара, где взял две бутылки минералки, в одну из них кинув три таблетки антипохмельного средства, которое нашел под стойкой. Потом вернулся в туалет и попытался разбудить Матео, тот что-то невнятно мычал, но просыпаться не желал ни в какую. "Что, в общем-то, и ожидалось", - подумал Сергей, и стал поливать ему голову холодной минералкой, так что где то на середине бутылки Матео наконец пришел в сознание. Он сунул ему в руки емкость с оставшейся водой, и тот жадно к ней присосался, а когда он все допил, его скрутил приступ рвоты. Подождав, пока новичку полегчает, Сергей протянул ему вторую бутылку с растворенным в воде средством.    - Пей. До дна.    Он послушно взял и приложился к бутылке.    - Уф, сколько времени? - спросил новичок, за один раз выпив почти треть бутылки.    - Начало девятого, сейчас Пыр приедет, так что допивай и приводи себя в порядок, я буду у бара.    Сергей вышел в зал, после выпитого средства у него проснулся аппетит, он в очередной раз зашел в бар и сделал там себе сэндвич, затем взял бутылку содовой, для разнообразия, и принялся ждать.    Народ и не думал просыпаться, большинство из лежавших тел вело ночной образ жизни, и сейчас для них было совсем раннее утро. Да что там говорить, Сергей и сам бы с большим удовольствием вернулся в постель к той брюнеточке. "Как там ее, кстати, зовут.... То ли Дебби, то ли Дарси..."    От этих мыслей его отвлек Матео, вышедший из уборной, передвигался тот уже вполне уверенно, но от предложенного бутерброда отказался.    - Слышь, Серж, ты это, не рассказывай никому, где меня нашел, хорошо? - немного смущаясь, посмотрел он на Сергея. - А то ведь прилипнет какая-нибудь кличка, и ходи с ней до смерти.    - Договорились, - усмехнувшись, сказал тот.    Он его прекрасно понимал, лично знал нескольких подобных неудачников. У самого Сергея прозвища не было, его имя на Нью-Далласе не было распространенным, и переделка в Сержа, на местный манер, его вполне устраивала.    Вскоре в зал зашел Пыр, поискал их взглядом и увидел возле бара.    - А, вот вы где, уже похмеляетесь?    - Нет, мы с сегодняшнего дня вообще не пьем, правда, Матео?    Тот закивал головой, наверное, если ему бы сейчас предложили поклясться в этом на крови, он бы не раздумывая согласился.    -Ну, ну. Ладно, хорош рассиживать, дела ждут.    Прежде чем выйти, Сергей снял с одного из лежащих тел солнечные очки.    "Мне нужнее, потом верну. Может быть".    На выходе он забрал свой "Форт", перешучиваясь с парнями из охраны, ничего мол, не в последний раз Себастьян выигрывает, зато печень менять позже будете. Те его посылали далеко и надолго.   На улице стояла прекрасная погода, в этом полушарии наступал конец лета, время, когда жара уже спала, но было все еще тепло. Сергей надел солнцезащитные очки, а Матео, который то ли не догадался, то ли не решился повторить его поступок, щурился и прятал глаза от солнца.    Они сели в "Блэйзер" Пыра и тронулись.    - Гэт и Рыжий подъедут прямо к "Беллостоку", там и встретимся, инструменты у них с собой.    Сергей заметил, что Пыр и сегодня был не в духе, и "почувствовал", что тот волнуется. "Естественно, на нем ведь вся ответственность", - подумал он. Дальнейший путь они проделали в молчании, аэрокар влился в большой поток машин, в час пик люди ехали на работу. В это время у Сергея всегда появлялось странное чувство удовлетворенности тем, что ему-то никуда спешить не нужно, хотя в этот раз они тоже отправлялись "работать". Пробок пока еще не было, а если и появятся, то полное управление движением на себя возьмет "Искин Транспортного Потока" и быстро все разрулит, так что продвигались они довольно быстро. Когда "Блейзер" проезжал мимо "Золотого Крайта", который был у них по пути, Сергей подумал, что позже надо будет обязательно позвонить Лиз, кажется, сегодня у нее должен быть выходной.   У въезда на трассу Искин в принудительном порядке перехватил контроль, кар начал взбираться по наклонному пандусу туда, где на высоте около двадцати метров дорога заканчивалась обрывом, но аэротрасса подхватила их и встроила в поток так мягко, что переход практически не был заметен. Пыр затемнил окна в аэрокаре, иначе, от мелькавших с большой скоростью зданий и машин в противоположном направлении начинала кружиться голова. Через несколько минут их вынесло из потока и опустило на съезде с трассы, Пыр сразу же разблокировал окна и перехватил управление.    На подземной стоянке у "Беллостока" всегда было много машин. Крупнейший торговый центр города располагался в Арлингтоне так давно, что было непонятно, то ли его построили в районе проживания "среднего класса", то ли все эти аккуратные домики выросли вокруг него. Для Сержа это оставалось загадкой. Даже сейчас, в начале рабочего дня, здесь было многолюдно, домохозяйки и мелкие бизнесмены закупались во время утренних скидок. Отличное время для кражи аэрокара.    Припарковавшись, они встретились с парнями у одного из въездов на стоянку, те прибыли на аэротакси, при себе у них была сумка с необходимым инструментом. Сергей, Матео и Гэт принялись слоняться по стоянке в поисках "жертвы", остальные привлекали слишком много внимания своими татуировками и откровенно бандитским видом. Они искали небольшой фургон, неброский и надежный, и через небольшое время наконец заметили подходящую цель. "Митсубиши Бонго" темно-синего цвета заехал на парковочное место, водитель выключил антиграв и аэрокар плавно осел на покрытие, из машины вышла целая семья, направляясь к лифтам, ведущим в торговый центр. Несколько мгновений Сергей колебался, ему вспомнилась его родители, и то, как он сам ездил с ними по магазинам, так же веселясь и дурачась, мелькнула мысль, каково им будет вернуться и не найти свой аэрокар.    "К черту, - решился он, - наверняка застрахован. Да для них это вообще будет чем-то вроде волнительного приключения". Успокоив таким образом некстати проснувшуюся совесть, он дал знак Матео действовать. Тот достал из сумки, которую привезли Гэт с Рыжим, электронный взломщик, обычный, в общем-то, прибор, который использовали спасатели в службе 911, но с небольшими дополнениями, внесенными умельцами, и теперь он не только вскрывал идентификационный код аэрокаров, но и перепрограммировал его. Пыр взял его на время у группы, специализирующейся на угонах.    Пока Матео возился с прибором, Гэт неспешно подошел к машине, дождался от него сигнала и прислонил к механическому замку отмычку, колония нанороботов за пару секунд обследовала внутренности замка и сформировала ключ, которым он и открыл дверь. Увидев, что Гэт садится в фургон, остальные поспешили к машине Пыра, и на выезде их аэрокар пристроился сразу же за угнанным. Хотя они и поменяли идентификационный код "Митцубиши", сделать это незаметно с механическими номерами на стоянке, полной людей, было невозможно, поэтому всю дорогу угнанный кар нужно будет сопровождать на случай остановки полиции. Если такое случится, то им придется как-то отвлечь копов, например "случайно" спровоцировав небольшую аварию, а в это время Гэт на угнанной машине вполне сможет скрыться.    Однако путь до гаража, где разбирали и переделывали ворованные аэрокары, прошел без осложнений. За десять минут механик, работающий на "Святых", поменял им номера и проделал другие необходимые процедуры, разумеется, глубокую проверку машина бы не прошла, но это был всего лишь аэрокар на разовую акцию.    - Ладно, куда теперь, - спросил Сергей.    - С Жженым я договорился на после обеда. А пока есть время, посмотрим местность. Делайте свои дела здесь, в машине утилизатора нет, - ответил Пыр.    Оставив его "Блэйзер" у гаража, все перебрались в новоприобретенный фургон, путь до прачечной оказался недолгим, они припарковались за пару домов от нужного им здания и принялись наблюдать. Посовещавшись, Гэта отправили сходить внутрь на разведку, под видом клиента, тот не был похож на члена банды, поэтому его всегда использовали для подобных дел. Он скидывал картинку напарникам, и оставшиеся в машине видели то же, что и "шпион".    Представившись новым жильцом, въехавшим в соседний дом, который интересуется услугами прачечной, он завел разговор с менеджером. Вроде бы ничем не примечательная прачечная, ничего необычного, и только когда Гэту уже практически не о чем было говорить с мужчиной за стойкой, им наконец-то улыбнулась удача. Дверь из зала в цех открылась, работник выкатил оттуда тележку с чистым бельем, и в глубине помещения они заметили двух черных, в темно фиолетовых цветах "Девяток". По-видимому, они охраняли этот проход, а значит, здесь точно что-то есть.    Гэт вернулся в машину, и они продолжили наблюдение за прачечной. Через какое-то время парни проголодались, и Пыр послал Матео купить что-нибудь перекусить, а когда тот вернулся, Сергей сначала не понял, почему все вдруг захохотали, но увидев то, что купил Матео, до него дошло, и он присоединился к общему смеху.    - Этот раздолбай купил пончики!    -Ты что, головидения пересмотрел? - спросил Пыр.    - Ну, мы же, типа, в засаде, - сказал новичок.    Их накрыло новым приступом смеха, и, тем не менее, пончики пошли на ура.    Еще с час они продолжали наблюдение за прачечной, народ приносил и забирал вещи, больше ничего интересного не происходило.    - Закругляемся, ничего нового мы уже не увидим, пора к Жженому.    От этих слов Пыра, все заметно оживились, особенно Гэт. Для него подвал торговца оружием был, наверное, самым привлекательным местом в Нью-Далласе - после полицейского арсенала, разве что.             Небольшой оружейный магазин "Ганс энд Армс" принадлежал Чарльзу Брауну, отставному мастер-сержанту корпуса морской пехоты. После высадки на Лионозис, его обугленную тушку засунули в армейскую медкапсулу почти на месяц, но полностью восстановиться он так и не смог. Выплатив страховку, корпус списал его по состоянию здоровья, и до сих пор кожа на разных участках тела у Чарльза была разных оттенков, но Жженого, кажется, это вполне устраивало. Говорили, что после демобилизации он начал пить, "пошел по наклонной", пока не встретил Джанет, никто не знал, чем вдове полицейского приглянулся отставной военный, но они сошлись, а на деньги от его страховки пара открыла официальный магазин, хотя основной доход им приносила подпольная торговля нелегальным оружием и снаряжением.    На заднем дворе здания их уже встречала та самая Джанет, и после приветствий она проводила всех к подвалу, где Жженый принимал "особенных" покупателей. Большую часть просторного помещения занимал двадцатиметровый тир, у входа стояли ящики армейского вида и кофры с оружием, на столах у тира были разложены образцы товаров. Сам Чарли возился у верстака с какой-то винтовкой, он даже не сразу заметил посторонних.    - А... парни, - поприветствовал он их. Казалось, что ему не хочется отвлекаться от дела, да так наверно и было, по степени увлеченности оружием, с ним мог сравниться только Гэт. Кстати, тот удостоился отдельного кивка.    - Решили обновить арсенал?    - Что-то вроде того, - ответил Пыр.    - И что вас интересует? - торговая жилка в нем все же взяла верх, и он окончательно оторвался от своего занятия, - Импульсные, лазерные, плазменные винтовки? Огнестрельное оружие? Или снаряжение? Есть отличные бронежилеты шестого класса защиты из Евразийской Республики, держат и кинетику, и плазму, и лазер. А может, что-то особенное ищете? Мне недавно завезли партию нейрохлыстов из Халифата, - и он заговорщически подмигнул Пыру.    Тот, немного сбитый с толку, посмотрел на Гэта.    - Нужно что-то для работы внутри помещения, - начал перечислять наш "эксперт", - Мне пару пистолетов, Эдди самозарядный дробовик, парням пистолеты-пулеметы, бронежилеты скрытого ношения... Хм, вроде все... Да, и твоя глушилка, ты же все еще сдаешь ее в аренду?    - Сдаю, сдаю..., - ненадолго задумался продавец, - ... М-да, понятно в общем, пойдем, - сказал Жженый и подвел нас к столу, на котором лежали всевозможные пистолеты.    - Вот стволы как раз для тебя, - протянул он их Гету. - "Таурус 920", десяти миллиметровый безгильзовый патрон, семнадцати зарядный двурядный магазин, встроенный лазерный целеуказатель. Состоит на вооружение полиции Халифата, выпускается много где, но эти собраны у нас, по лицензии. Надежные, без наворотов, отдам по тысячу двести кредов за штуку, в придачу идет наплечная кобура на обе стороны и по три магазина к каждому пистолету.    - Пойдет, - сказал Гет, оттянув затвор и зачем-то посмотрев туда.    - Так, дальше, - прошел Жженый к другому столу, и мы потянулись за ним.    - "Ремингтон Матчмастер", - сунул он в руки Рыжему дробовик, - Ну, про него, надеюсь, никому не надо объяснять? - посмотрел он вопросительно на нас и все-таки продолжил, - классическая полицейская помпа, на девять безгильзовых зарядов. За штуку кредов получите его, патронташ на этого здоровяка и коробку патронов с картечью впридачу.    - Владей, - хлопнул Пыр по плечу Рыжего, с довольным видом схватившего дробовик.   Мы подошли к третьему столу.    - Импульсник "Зиг Зауер ЭйПиСи", - сказал он, взяв в руки хищно выглядевший пистолет-пулемет, - состоит на вооружении спецподразделений в Евразийской Республике. Магазин на семьдесят пуль калибра пять миллиметров, разгоняемых до тысячи двухсот метров в секунду. Накопителя в рукоятке хватит на 3три тысячи выстрелов при максимальном расходе энергии, потом надо будет поменять или подзарядить. Пуля берет бронежилеты пятого класса защиты, впрочем, начальную скорость и скорострельность можно регулировать, - показал он небольшой экранчик сбоку на оружии, - в помещении я бы порекомендовал поставить поменьше, чтобы стены не прошивать. Голографический прицел, тактический трехточечный ремень из нановолокна в комплекте, в общем рекомендую. За три единицы, плюс по две запасных обоймы к каждому, возьму с вас шесть тысяч кредов, и то, только по старой дружбе, хе-хе, - усмехнулся он.    Они переглянулись, все-таки дороговато получалось за стволы, от которых потом придется избавляться. Жженый, видя, что покупатели колеблются, сказал.    - Ладно, в придачу еще дам вот это, - он подвел нас к ящикам с военной маркировкой.    - "Заря СВМ", - сказал он, - Комплексная нелетальная граната производства Российской Империи. Два в одном, светошумовой и ЭМИ(12) эффекты.    - Давай всё, и две таких, - показал Пыр на гранаты, - за девять тысяч.    Жженый что-то подсчитал в уме и кивнул.    - Согласен.    - Надо бы проверить, - предложил Гэт.    - Без проблем, - усмехнувшись, согласился продавец, - надеюсь, что "Зарю" проверять мы не будем? Хотя, в принципе...    - Нет, - быстро сказал Пыр, - обойдемся проверкой стволов.    - Ладно, тир в вашем распоряжении, патроны я выделю.    Сергей подошел и взял со стола "Зиг Зауер", компактный пистолет-пулемет отлично сидел в руках, своим весом внушая уверенность. "Все-таки немного другие ощущения, чем в вирт шутерах", - подумал он.    - Вот здесь включается прицел, - показывал Жженый на взятом у Матео оружии.    Сергей повторил за ним его действия, и над его пистолетом-пулеметом, сантиметрах в двух над линией прицеливания, появился полупрозрачный голографический прицел.    - Все просто, куда он показывает, туда и пуля попадет. Вот здесь можно выбирать параметры стрельбы, поставьте начальную скорость на шестьсот метров в секунду и темп стрельбы на восемьсот выстрелов в минуту, а то с непривычки будете весь магазин за пару секунд выпускать, да стены дырявить. Если установить начальную скорость меньше скорости звука, то выстрел будет практически бесшумным, но и пробивная способность понижена.    Сергей повторил все манипуляции.    - А здесь он снимается с предохранителя, - показал продавец. - Все, можно стрелять.    Сергей встал на место стрелка, на противоположном конце тира появилась голограмма вооруженного полицейского.    - Оригинально, - сказал он.    - Джанет программировала, - усмехнулся Жженый.    "Похоже у вдовы полицейского большой зуб на покойного мужа", - подумал Сергей и открыл огонь.    Отдачи была совсем небольшая, просто приклад прижимало сильнее к плечу, это даже помогало держать цель, а вот грохот в помещении стоял приличный, особенно от пистолетов Гэта и дробовика Рыжего, без наушников выстрелы били по ушам. Рядом с Сергеем расположились остальные и не отставали от него, поливая виртуальных полицейских, те покрывались красными точками попаданий.    Наконец все закончили стрельбу, в помещении стоял запах озона, как после грозы, и, немного, сгоревшего пороха.    - Теперь броники, - сказал Жженый, и отвел их на противоположный конец зала.    - Модифицированный кевлар, только третий класс защиты, но зато компактные и мало весят, - говорил он, доставая из кофра легкие бронежилеты, - Может, все-таки, посмотрите те, шестого класса?    - Не, эти пойдут, сколько за них? - спросил Пыр.    - По семьсот кредов уступлю пять штук.   Они согласились и торговец подвел их к очередному столу.    - Ну и напоследок, моя любимица, "ПСП 500", - погладил он прибор, напоминающий антенну на толстой ножке, к которой крепился небольшой дисплей, - персональный подавитель сигналов, в радиусе до полукилометра забивает все частоты белым шумом, военная разработка Российской Империи. Аренда в день тысяча кредов, залог десять тысяч, но зато будьте уверены, там, где вы все это будете применять, - кивнул он на оружие, - никто с копами связаться не сможет уж точно.    Жженый с Пыром ударили по рукам, тот перевел деньги, и они загрузили все в большую сумку армейского образца. Тринадцать с половиной тысяч кредов из общака уже была потрачена, еще десять отданы в залог, и вся их надежда оставалась на то, что в прачечной будет, чем поживиться.    После подвала солнце на улице казалось особенно ярким, Сергей поспешил надеть солнечные очки и сесть в машину. Они доехали до гаража, где пересели в "Блэйзер" Пыра, а угнанный фургон, с оружейной сумкой внутри, оставили на хранение там до завтра.    - Ну, что, на сегодня вроде все, поехали в "Антураж", развеемся немного, - сказал Пыр.    - У меня еще дела, так что высади у дома, все равно по пути, - сказал Сергей, ему еще надо было связаться с Лиз.    - Тебе вчерашней брюнетки не хватило, опять со своей, хм... девушкой, встречаться будешь? - подколол его Пыр. Лиз ему никогда не нравилась, он считал, что это она подбивала Сергея уехать, в общем-то, отчасти это так и было, но все-таки решение принимал он сам.    - Какой такой брюнетки, почему мы не знаем, - начали хором спрашивать парни. Пришлось поведать им немного приукрашенную историю его сегодняшнего пробуждения.    Так, дурачась и подкалывая друг друга, они доехали до дома, в котором он снимал квартиру, казалось, даже Пыр немного расслабился, хотя все равно оставался каким-то напряженным. Сергей попрощался со всеми и вылез из машины.    - Сегодня лучше отдыхай, Серж. Завтра будет трудный день, - сказал Гэт на прощанье.    "Так и сделаю, - подумал он, - вот только позвоню ей".             К дому, где квартировала Лиз, он подъехал на аэротакси, расплатился и поднялся с помощью лифта на четвертый уровень. Девушка сама ему позвонила, когда Сергей вернулся в свою квартиру и, как ни в чем не бывало, позвала его к себе. У ее двери он немного задержался, раздумывая, что ему следует сказать, и решительно нажал на кнопку сигнала, Лиз не уделяла такого повышенного внимания своей безопасности, как Сергей, и через тонкую преграду он отчетливо услышал раздавшуюся мелодию звонка. "Мирен Лавье, - подумал он, - вот чертовка". Дверь отъехала в сторону и перед ним предстала девушка, завернутая в одно лишь полотенце, волосы у нее были немного влажные, ионной сушилкой она не пользовалась, говорила, что та делает их сухими.    - Ты рано, Сережа, - сказала Лиз, буквально затаскивая его внутрь, и впилась своими губами в его.    Полотенце с неё соскользнуло, и под руками Сергея оказалась горячая, нежная, бархатистая кожа, все заготовленные извинения мигом вылетели из его головы. Через какое-то время, тяжело дыша, они, обнаженные, лежали на кровати. "Похоже, меня простили", - сделал немудреный вывод Сергей, а Лиз перевернулась на бок и прижалась к нему.    - Сережа, я была неправа, что полезла в твои дела.    - Ну что ты, малышка, это я был болваном, не стоило мне так говорить.    - Ты раньше никогда не говорил о моей работе, - внимательно глядела на него девушка. - Я даже думала, что тебе плевать на меня. Скажи, я хоть чуть-чуть тебе не безразлична.    - Ты самое небезразличное мне существо во всей вселенной.    - Тогда давай уедем, - с жаром сказала Лиз, опираясь ему на грудь и глядя в глаза, - уедем вместе. Я ведь люблю тебя, - сказала девушка, уткнулась в него лицом и неожиданно разрыдалась.    - Я думала тебе на меня плевать, - сбивчиво, сквозь слезы говорила Лиз, пока Сергей пытался ее успокоить, - ты никогда до вчерашнего дня не говорил, что я шлюха.    - Послушай, Лиз....    - Да, шлюха, что тут говорить, но я все брошу, завтра же скажу Турку, что увольняюсь, деньги на отступные у меня есть... только скажи, скажи, что любишь меня.    - Люблю, - сказал он, глядя в ее заплаканные глаза, и понял, что это правда.    После его слов, девушка с жаром принялась целовать его, Сергей "почувствовал" исходящие от нее эмоции, настолько сильными они были, и все опять закончилось сексом, потом она встала с кровати и направилась в ванную. Оставшись лежать, он глядел ей вслед, любуясь ее формами. Мысли в голове у него вернулись к решению уехать вместе с Лиз. "Да, решению", - понял он. Она, как то незаметно, запала ему в душу, и уехать без нее он уже не сможет.    Вышедшая из ванной девушка подошла к шкафу с одеждой, стройная и отлично сложенная, она знала, что Сергей смотрит, и нарочито медленно одевалась, с улыбкой поглядывая на него. Потом они заказали еду в ресторане, ужинали и обсуждали планы на будущее, если ему оставалось всего два месяца до совершеннолетия, то девушке еще целых семь. Они немного поспорили, стоит ли ему оставаться на планете и дождаться ее, или Сергею следует принять предложение от какой-нибудь корпорации, а потом уже она прилетит к нему. Лиз не хотела, что бы он из-за нее потерял выгодное предложение, а Сергей не желал оставлять ее одну, раньше они уехать не могли, местные и федеральные власти строго следили за несовершеннолетними и быстро бы вернули их в соцприют.    - Завтра же пойду к Турку и откуплюсь, - сказала Лиз, - деньги у меня есть. Отпустит без проблем, я уже переросла самый прибыльный возраст, - с грустью усмехнулась она.    Такая практика не была чем-то уникальным, девушки часто платили за выход из бизнеса, кто-то выходил замуж, кто- то покупал профессию, как планировала сделать Лиз. У нее была мечта, она хотела стать врачом, поэтому с тринадцати лет пошла работать в "Золотой Крайт", иначе сироте из соцприюта не заработать для первого взноса по кредиту. Собственно, это заведение и славилось далеко за пределами Портового района тем, что там, наряду со взрослыми шлюхами, работали и малолетки, а богатые ценители подобного рода развлечений приезжали туда со всех концов города.    - Я пойду к Турку с тобой, только у меня дело с утра, так что сходим попозже.    Лиз, похоже, что то уловила в его голосе, или просто догадалась своим женским чутьем, что дело будет опасное, это было понятно по тому, как она посмотрела на него. Но ничего не сказала.    Весь вечер они провели вместе, смотря головидение и строя планы на будущее, а ночью не могли оторваться друг от друга, словно это был их последний раз. С утра Сергея разбудил будильник в комме, тихо, чтобы не потревожить Лиз, он принялся собираться, чувствуя себя совершенно не выспавшимся, но счастливым, заснули они только под утро. Ему еще было нужно заскочить домой и подготовиться, прежде чем за ним заедет Пыр, собираясь уходить, он наклонился к девушке и осторожно поцеловал ее на прощание, Лиз повернулась и внимательно посмотрела на него, он понял, что та уже какое-то время как проснулась и просто притворялась спящей. Придержав его, она сказала, глядя ему прямо в глаза.    - Возвращайся.    - Обязательно, - ответил Сергей, еще раз поцеловал ее, и ушел.      Глава 3    Фургон они припарковали довольно далеко от прачечной, чтобы раньше времени не привлекать лишнее внимание, но в таком месте, с которого открывался хороший обзор на нужное им здание. Сергей проверял оружие и набивал магазины, это монотонное занятие его успокаивало, примерно тем же были заняты и остальные. За рулем аэрокара сидел Пыр, Матео устроился на соседнем месте, а остальные трое расположились в салоне.    Его подобрали у дома, Сергей уже успел вернуться от Лиз, принять душ и переодеться в заранее приготовленные вещи. Сейчас на нем были городские тактические ботинки, полувоенные штаны с многочисленными карманами, тонкие строительные перчатки, а под белую майку он, уже в фургоне, одел легкий бронежилет. Остальные были снаряжены в таком же духе, только Гэт выделялся, зачем-то надев сапоги из кожи крайта и большую, широкополую шляпу, на все вопросы он отвечал, что эти вещи принесут ему удачу, и обязательно добавлял возглас "Йее-хаа!". Впрочем, к его странностям все давно привыкли, благо, что товарищем он был надежным, и к тому же отличным стрелком.    - Разбирайте маски, - кинул сумку в салон Матео.    - Это что? - спросил Сергей, открыв ее и достав оттуда маски героев популярного детского мультфильма о феях, белые кукольные личики, на примерявших маски вооруженных людях, смотрелись довольно глупо. Надо ли говорить, что мультфильм был популярен в основном у девочек.    - Зато держатся хорошо и обзор нормальный, других не было, - буркнул новичок, глядя на смеющихся парней.    - Кто-то подъехал, - бросил Пыр, и все веселье как рукой сняло.    У входа в прачечную притормозил черный "Кадиллак", и из него вылезли четверо "Девяток", у одного из которых в руках был пакет из фастфуда. "Наверно, так они и перевозят наркотики", - подумал Сергей. Навстречу приехавшим из прачечной вышли трое бандитов, оружие на виду никто не держал, но за поясами у них явно что-то было, они обменялись приветствиями, и зашли внутрь.    Первоначально Гэт предлагал напасть на них у входа, но Пыр его отговорил, мотивируя это тем, что из соседних домов все видно, а глушилка до них может и не дотянуться, Сергей же подумал, что действительно лучше бы было все сделать на улице, чем лезть внутрь здания, но настаивать не стал. В итоге они решили дождаться отъезда части бойцов, а затем уже напасть, пока товар не расфасовали и не развезли по уличным точкам.    Зашедшие пробыли в здании недолго, через десять минут они вышли, сели в аэрокар и укатили.    - Все, - сказал Пыр, - ждем пять минут и заходим.    В машине воцарилась напряженная тишина, лишь Матео нервно щелкал предохранителем пистолета-пулемета, лежавшего у него на коленях, пока Пыр не велел ему прекратить. Сергей "чувствовал", что Пыр и сам очень нервничает, даже больше, чем остальные участники "дела", впрочем, на взводе были все - это было видно по суетливым движениям, с которыми они проводили последние приготовления. Сергей, наверно, переживал еще больше, ведь его "чуйка" подсказывала ему, что впереди ждет нешуточная опасность. "Еще бы, напасть на распределительный центр "Девяток", это, безусловно, опасно", - подумал он и постарался успокоиться. Но предчувствие только усиливалось, такого острого ощущения грядущих неприятностей он еще никогда в жизни не испытывал, впрочем, и вооруженный налет был первым в его жизни. Пытаясь отогнать от себя дурные предчувствия, он попытался сосредоточиться на настоящем, но мысли, поневоле, вернулись к прошлому.    Тот теракт на космических верфях четыре года назад унес жизни родителей Сергея, в числе прочих одиннадцати тысяч погибших при столкновении танкера, управляемого смертником, с жилым модулем, и круто изменил его жизнь. В тот день их класс, единственный из всей школы, был на экскурсии в поясе астероидов, и он до сих пор помнил, как его словно обдало ледяной водой, потом в глазах стало темнеть, накатило отчаяние и пришло понимание, что с родителями случилось что-то ужасное - так в первый раз проявились его пси-способности. Он в тот момент не выдержал ощущений и потерял сознание, а когда очнулся, вокруг бегали и суетились воспитатели, им тогда ничего не сообщили, просто прервали ознакомительный полет и вернули в док. Большую часть класса в тот день забрали родители, их отцы отводили глаза, а матери вытирали слезы, когда смотрели на остающихся детей. Ну а потом оставшихся, тех, за кем никто не пришел, отвели в медцентр, и там уже, под контролем психологов, рассказали, что случилось, что они в одночасье стали сиротами. Другие дети поначалу надеялись, что это какая-то ошибка, что и за ними придут родители, чтобы забрать с собой, Сергей же совершенно четко понял, что остался один, он это просто "почувствовал".    Кого-то забрали родственники, но у него их не было, по крайней мере, в анкете никто не числился, семья Мечниковых эмигрировала из Российской Империи, когда ему было три года, и он никого не помнил, как не знал и причину эмиграции. Все их имущество было уничтожено, страховки даже не хватило на выплату долгов, его отец был инженером-проектировщиком, а мать медиком, поэтому у них стояли продвинутые нейросети, импланты и куча дорогостоящих баз, и все это было взято в кредит, так что, если бы закон такое позволял, Сергей бы еще наверное остался прилично должен банкам.    Так он и попал под опеку Панамериканской Конфедерации. Его, в числе прочих новоиспеченных сирот, отправили на ближайшую планету, на которой были соцприюты, такой планетой оказался Тексас, расположенный в одноименной системе, когда-то преуспевающая, она, после исчерпания запасов трансурановых руд в поясе астероидов, переживала не лучшие времена. По прилету их распределили по разным городам, и он попал в один из соцприютов в Нью-Далласе, втором по величине городе планеты.    Все это он узнал по пути, через свой комм выйдя в голонет, это был подарок родителей на его день рождения, тогда Сергею исполнилось десять стандартных циклов. "Вестник 420", военного образца, производства Российской Империи, дорогая модель с усиленной защитой и увеличенным накопителем, выполнен тот был в виде браслета, который он носил на левой руке, и это единственное, что осталось ему от родителей.    В первый же вечер, когда один из местных увидел комм, пришлось драться, свое имущество Сергей отстоял, хотя парень был крупнее и старше, а драться ему пришлось первый раз в жизни. Но он выплеснул на противника все те эмоции, которые держал в себе с самого дня гибели родителей, а когда их расцепили, у парнишки на лице живого места не было, так Сергея записали в "красный список" нарушителей распорядка, а это, в свою очередь, привело его в круг так называемых "крутых". Драки, мелкие правонарушения, все это через два с небольшим года определило его перевод в соцприют в Портовом районе, тот считался чем-то вроде ссылки для малолетних преступников, не заслуживших пока помещения в исправительную колонию, но находящихся на прямом пути к ней. Довольно быстро Сергей понял, что предыдущий приют был тихим и безопасным местом, по сравнению с этим заведением, если там все ограничивалось драками, то тут могли и убить, ножи здесь были нормой. Когда на него традиционно "наехали", желая прощупать, то он, не задумываясь, кинулся в драку, в которых уже поднаторел. В прошлом соцприюте они проходили "по правилам", один на один, и другие не вмешивались, Сергей так к этому привык, что прозевал то, как ему зашли за спину, лишь в последний момент что-то "почувствовав", он дернулся, и заточка вошла не в почку, куда целился нападавший, а выше.    Очнулся Сергей в медкапсуле, комм, как и другие личные вещи, пропали, похоже, их стащили, когда он отключился, и, скорее всего, это сделал тот же, кто его и подрезал. Выйдя из лазарета, Сергей не кинулся тот час же мстить, вместо этого понемногу собирая информацию, того, кто отправил его в медкапсулу, он не сдал, и приютские это знали, так что этот своеобразный тест был пройден, отношение к нему было нормальным. Путем осторожных вопросов он выяснил, что Шнырь, так его все звали, был кандидатом в банду "Святых", которые "держали" этот район, тот спокойно ходил с его коммом на руке, по-видимому, просто поменяв накопитель на новый, взломать пароль на "Вестнике 420" было не так-то просто. Информация дублировалась в облачном хранилище, на одном из серверов в голонете, и за ее потерю Сергей не переживал, но вот сам комм был ему дорог как память, и вернуть его он собирался во что бы то ни стало.    Через пару недель, выяснив о местных порядках, он решил действовать. Ночью, дождавшись когда Шнырь пойдет в туалет, Сергей встал со своей койки и пошел за ним следом, по-тихому зайдя в уборную, он прошел мимо кабинок с утилизаторами, двери которых не доставали до пола, и в одной из них заметил ноги обидчика. Достав из-за отопительной системы увесистую трубу из металлопластика, которую нашел во дворе и заранее спрятал в туалете, Сергей подошел к двери, за которой находился Шнырь, до этого его бил легкий мандраж, но в последний момент он как-то успокоился, собравшись.    "Эй, кто там?" - по-видимому что то услышал его обидчик, насторожившись. Двери в кабинках открывались в обе стороны и запирались лишь на слабый магнитный замок. Он, что было силы, ударил ногой в район замка, дверь распахнулась, и с размаха заехала Шнырю по коленкам так, что закричав от боли тот сполз с утилизатора. Распахнув отскочившую на него дверцу, Сергей с силой ударил его трубой, целясь в голову, но тот закрылся рукой, и удар вышел смазанным, Шнырь попытался вскочить, но запутался в штанах и упал, а Сергей продолжал охаживать его трубой, избиваемый уже не кричал, а подвывал, но он остановился только тогда, когда тот потерял сознание. Трубу Сергей кинул в утилизатор, так что содержащаяся там биомасса должна уничтожить все отпечатки и следы ДНК, затем снял комм с бесчувственного тела и вернулся к себе в постель.    Шныря нашли воспитатели и затолкали в медкапсулу, а на следующее утро к Сергею подошел один из старших парней, татуированный латинос в белой футболке и такого же цвета бандане со знаком $, полноправный член местной банды.    - Слышь, малой, есть разговор, - сказал тогда он.   Так Сергей и познакомился с Пыром.    Шнырь давно сгинул в колонии, а "Вестник 420" и сейчас был у него на левой руке, так что Сергей привычно потер экран, это всегда его успокаивало.    - Ладно, погнали, - возбужденно сказал Пыр, надев маску и включая привод, - покажем "Девяткам", кто в этом городе хозяин.    Как и другие, закрыв лицо маской, Сергей, щелкнув тумблером, включил военный подавитель, прибор негромко загудел и расправил лепестки параболической антенны. Аэрокар, рванув с места, домчал их до главного входа в прачечную и резко остановился, задние дверцы тут же распахнулись, и Сергей с Рыжим быстро выскочили наружу. Их целью был запасной выход и они, держа наготове оружие, помчались в обход здания, следом выпрыгнули и Пыр с Гэтом, им предстояло войти через главный вход, а Матео остался у машины, крепко сжимая пистолет-пулемет и напряженно оглядываясь по сторонам.    Рыжий немного опередил замешкавшегося Сергея, поэтому, когда двери запасного выхода распахнулись, а в проеме показался один из охранников с пистолетом в руке, то именно ему пришлось стрелять. Глухо рявкнул дробовик, заряд картечи попал человеку в грудь, порвав в клочья фиолетовую майку и плоть под ней - и тот мешком осел на пол.    - Не спи, Серж! - заорал басом Рыжий, и ринулся внутрь.    Сергей вбежал за товарищем, на ходу перепрыгнув тело. У них был словесный план здания, так что они сразу побежали в нужном направлении, мимо туалетов и раздевалки, расположенных по разные стороны коридора. Испуганный персонал выглядывал из комнат и тут же прятался обратно, обнаружив двух вооруженных людей в масках, а какая-то женщина завизжала, увидев труп.    В противоположном конце здания раздавались выстрелы, вдруг там что-то грохнуло с такой силой, что Сергей невольно присел. "Все нормально, это парни кинули свето-шумовую", - понял он. Когда они добежали до входа в горячий цех, сунувшегося было туда Рыжего чуть не подстрелили, однако в последний момент тот присел и сместился влево от прохода. Пули пролетели у него над головой и чудом не задели бежавшего следом Сергея, тот на ходу выпустил длинную очередь из своего пистолет-пулемета куда-то вперед, падая и откатываясь вправо от прохода. Рыжий, выставив ствол в проем, наугад осыпал картечью помещение, адреналин в крови Сергея зашкаливал, сердце выпрыгивало из груди, он трясущимися руками вытащил гранату, активировал ее и бросил в цех, отвернувшись и закрыв глаза. Через три секунды там сверкнула яркая вспышка, грохнуло так, что, казалось, обвалится потолок, а когда немного оглушенные Сергей с Рыжим ворвались в зал, на полу валялись несколько тел - в основном бесчувственный персонал, пара человек из них была ранена, но и двое бойцов "Девяток" лежали там же, находясь без сознания.   "По словам Жженого, минимум полчаса они будут в отключке", - вспомнил Сергей, не став их добивать. Рыжий, видимо, думал так же, они пробежали сквозь весь зал и когда уже были у противоположной стороны, боковая дверь неожиданно распахнулась, так что Сергей рефлекторно вскинул оружие, но в последний момент рассмотрел Гэта, поддерживающего скрючившегося Пыра.    - Свои! - крикнул тот.    Рыжий подхватил "сержанта" с другой стороны, тот кривился, держась за бок.    - Что случилось? - спросил Сергей.    - Пистолетную пулю словил... кхе-кхе, броник спас, но ребра, похоже, сломаны, - прерывисто произнес Пыр. - Оставьте меня здесь, на обратном пути заберете.    Они переглянулись.    - Ну же, время, - поторопил их Пыр.    Прислонив его к стене, они бросились дальше. Следующее помещение было складом, в котором находился замаскированный спуск в подвал, а по сторонам, под тележками с бельем, прятались работники прачечной, те, у кого не хватило ума или духа сбежать. Подбежав к груде грязного белья, они принялись его разбрасывать в разные стороны, ища спуск, но его не было.    - Черт, это же точно то место, о котором говорил Пыр, - воскликнул Гэт. - Ладно, осмотрим все.    Но обыскав весь зал, вход в подвал они так и не нашли, тогда Рыжий подбежал к тележке, под которой прятался какой-то человек, выдернул его оттуда и поднял, тот практически повис у него на руке, еле живой от страха.    - Где спуск в подвал! Отвечай, - встряхнул он его.    - К-какой п-подвал, - заикаясь, проговорил тот.    - В котором "Девятки" дурь пакуют, кретин!    - Н-нет здесь никакого п-подвала, Д-девятки здесь к-крутятся, а п-подвала нет.    Они переглянулись. Если это, так, то источник Пыра соврал, и это была подстава. Надо было уходить.    - Подстава, валим, - озвучил общую мысль Гэт.    Они выбежали обратно в цех, но Пыра на оставленном месте почему-то не нашли.    - Черт, где он? - озираясь, произнес Гэт.    - Пыр, - закричал Серж, - Надо сваливать!    - К машине, - скомандовал Гэт, - Может, он сам туда уже дошел.    И они побежали к главному входу, в голове у Сергея крутились разные мысли о том, что источник Пыра соврал, и как теперь им найти деньги, которые нужно отдать. По пути ему попался труп бойца "Девяток", с дыркой над переносицей. "Наверняка Гэт сработал, точно в лоб", - мельком подумал он, пробегая мимо. Вдали послышались полицейские сирены, и они прибавили, миновав приемную, выбежали из здания и опешили. Машины не было, перед входом лежал Матео в луже крови, затылок его был разворочен, а лицо обезображено выходными отверстиями.    - Черт, Матео, - присел рядом с ним Сергей, - как же так.    Из-за поворота показались полицейские аэрокары, Гэт тут же схватил пистоле-пулемет, лежавший рядом с телом Матео, быстро что-то нажал сбоку на нем и открыл огонь по ближайшему. Он был хорошим стрелком, поэтому стекло патрульной машины сразу же покрылось белыми отметинами попаданий, аэрокар занесло, он клюнул носом дорожное полотно и закувыркался, сделав несколько оборотов и разбрасывая во все стороны детали кузова и куски мигалки, расположенной на крыше.    Второй полицейский аэрокар сделал резкий разворот и стал к ним боком, но Гэт тут же перенес огонь на него, пятимиллиметровые пули, вылетавшие со скоростью тысяча двести метров в секунду, прошивали машину насквозь. "Наверное, это он мощность выстрела отрегулировал", - отстраненно подумал Сергей, все происходящее воспринималось им как просмотр какого-то боевик по голо, Рыжий так же стоял, разинув рот. Добив магазин по второй машине, которая осела на дорогу и вовсю парила из-под капота, Гэт бросил оружие на землю, в это время из-за поворота выехал еще один полицейский аэрокар.    - Уходим, - бросил Гэт.   Им ничего не оставалось, как вернуться в прачечную, а когда они вбегали в приемный зал, со стороны копов послышались выстрелы, и вокруг входа зашлепали пули, со звоном разбивая стекло. Рванув к запасному выходу, парни проскочили горячий цех, где все еще валялись бессознательные "Девятками", и выбежали в коридор, ведущий к запасному выходу. Впереди бежали Сергей с Рыжим, и именно на них-то и выскочили двое полицейских, в легких бронедоспехах и с пистолетами наизготовку. Первыми все же успели выстрелить копы, Сергей почувствовал сильный удар в грудь, справа брызнуло чем-то горячим, и он, падая, рефлекторно зажал спуск и увидел, как очередь из его пистолета-пулемета прошлась по полицейским, буквально сложив тех пополам. Сзади тут же начал стрелять Гэт.    - Ааа, суки, получите! - кричал он, добивая в копов обоймы из своих пистолетов.    Сергей лежал и не мог вздохнуть, пуля, попавшая в бронежилет, выбила воздух из его легких. Он повернул голову и увидел умирающего Рыжего, тот свою пулю словил в незащищенную шею и теперь хрипел простреленным горлом, из которого фонтаном брызгала кровь. "Это его кровь брызнула мне в лицо", - понял он.    - Рыжий, - склонился над ним Гэт, - твою мать, Рыжий, - держал он его голову, не замечая, что пачкается в крови, - что я скажу Эмми.    Сергею наконец удалось сделать долгий хриплый вдох, в груди у него что-то булькало и клокотало, но дышать он все же вроде бы мог. Гэт отпустил голову мертвого друга и закрыл ему глаза, затем подошел к Сергею и помог тому подняться, надо было идти, пока их опять не перехватили, так что он поддерживал его одной рукой, а в другой держал пистолет. Они подошли к запасному выходу, но уже оказалось слишком поздно, выглянувшему было Гэту копы чуть не отстрелили голову, пуля прошла всего в каких-то паре сантиметров от нее, сбив шляпу на пол.    - Вы окружены! Выходите без оружия и с поднятыми руками!- снаружи раздался голос, усиленный мегафоном, - В случае неподчинения, через две минуты мы отправляем внутрь штурмового меха.    Сергей вспомнил кадры из боевиков, там эта паукообразная тварь легко расправлялась с отрядами вражеских диверсантов. Гэт посадил его у стены, и сам опустился рядом, стянув маску, Сергей последовал его примеру и легкий ветерок остудил его разгоряченное лицо. Кукольная маска у него оказалась испачкана кровью Рыжего, как, видимо, и вся правая половина лица.    - Ну что, Серж, похоже, это все, - выдал несколько отстраненно Гэт, вертя в руках свой прострелянный талисман удачи.    Умом Сергей понимал, что это так, но не хотел верить. "Мне же только семнадцать... А ка же Лиз, ведь мы должны уехать?", - такие мысли проносились в его голове, пока Гэт, напялив шляпу обратно на голову, методично набивал магазины своих пистолетов патронами, которые достал из кармана.    - Ты как знаешь, Серж, но я сдаваться не намерен. Все равно ведь вышка, так хоть умру как ковбой.    - Как кто? - машинально спросил Сергей.    - Были такие крутые ребята, еще на старой Земле.    Сергей смотрел на тело в проходе, и не мог представить себя мертвым, не мог представить того, что и он вот так же будет лежать сломанной куклой, а кто-то другой, живой, будет смотреть на него, как он сейчас смотрит на тело того самого бойца "Девяток", которого первым застрелил Рыжий. С начала налета, казалось, прошла куча времени, хотя, если верить комму, то все действо заняло не больше десяти минут.    Он стиснул зубы так, что скулы побелели, и принял решение.    - Я с тобой.    Гэт только молча кивнул. Сергей со щелчком вставил новый магазин.    - Готов? - спросил Гэт.    - Готов, - выдохнул он.    - Ну что, понеслась. Йее-хаа!             Лиз проснулась довольно поздно. Еще бы, после сегодняшней-то ночи. "С тем, кого ты любишь, это гораздо приятнее", - потягиваясь, подумала она. Настроение у нее было прекрасным, таким, что хотелось петь. "Так вот это как, когда бабочки в животе". Встав с постели, девушка накинула на голое тело просторную белую майку, которую ей подарил Сережа, в доме она ходила только в ней, благо та доставала ей почти до колен. Затем заварила себе на кухне зеленый чай, импортируемый из Восточного союза, и забралась с ногами на диван, усевшись перед включенным головизаром.    Звук она убавила до минимума, ей сейчас было не до него, просто включила канал новостей, по привычке, прихлебывая чай, она погрузилась в воспоминания сегодняшней ночи, раз за разом прокручивая то, как он говорит "люблю". Потом ее мысли перескочили на будущее, Лиз стала представлять их семью, в ее мечтах она была врачом, он командиром какого-нибудь космического лайнера, как и хотел, и у них двое... нет, трое детей. После выплаты отступных, у нее останется достаточно денег, чтобы заплатить первый взнос за профессию ассистента врача, пятого класса, а потом, со временем, она непременно докупит базы и через несколько лет получит сертификат полноценного специалиста.    Тем временем, что-то на экране привлекло ее внимание. "Инцидент в Плейно", - прочитала Лиз, - это же соседний район". И прибавила звук.    - ...Наш корреспондент, Триша Вонг, передает с места события.    - Спасибо Скот. Я сейчас нахожусь в районе Плейно, у прачечной под названием "Три прищепки". Сегодня здесь разыгралась нешуточная перестрелка, в которой погибли шестеро членов банд и семеро полицейских, еще четверо стражей порядка получили ранения, трое из них находятся в тяжелом состоянии. Двое членов банды были задержаны, ими оказались члены так называемой "Девятки", как сообщают наши источники в полиции, они были оглушены и не оказали сопротивления при аресте, также у нас есть информация, что четверо из погибших были членами конкурирующей банды "Святые".    Сердце у Лиз екнуло, она вспомнила о сегодняшнем деле Сергея, о котором тот не хотел говорить, и взмолилась всем известным ей богам, чтобы он не пострадал.    - Триша, а как полиция комментирует такие высокие потери среди патрульных?    - Как сообщает пресс служба Полиции Нью-Далласа, когда патрульные прибыли на место преступления, то попали под плотный, массированный огонь, с применением тяжелого вооружения. К тому же бандиты явно были под действием тяжелых наркотиков, и вели себя не совсем адекватно, сообщают в пресс службе.... Постойте, мне говорят, что у нас есть эксклюзивные кадры перестрелки, и мы можем пустить их в эфир, хотя они и могут показаться жестокими, так что мы убедительно просим уйти от голо впечатлительных людей и убрать оттуда детей.    Затем Лиз увидела задний двор какой-то прачечной, съемка, похоже, велась с нашлемной камеры полицейского, он оглянулся, и в кадр попали несколько патрульных машин, поставленных в ряд напротив запасного выхода. Копы явно нервничали, стволы их оружия были направлены на дверной проем, из которого со странным криком неожиданно выскочил человек в широкополой шляпе и с ходу открыл огонь их двух пистолетов, которые держал в руках. Лиз с замиранием сердца узнала друга Сергея... Гэта, кажется, камера дрожала, но она все-таки разглядела то, чего так боялась, следом за ним выскочил и...    - Сережа, - со стоном произнесла она.    Он тоже сразу начал стрелять, одной длинной очередью от бедра выпуская весь магазин, полицейские немного замешкались, но потом открыли ответный огонь. Глядеть на то, как пули рвали его тело, а он все почему-то не падал, Лиз больше не смогла и потеряла сознание. Чашка с чаем выпала из ее рук и разбилась.             Турок был в бешенстве, так хорошо продуманный план обернулся провалом и большими неприятностями. "Антураж" в очередной раз взял штурмом полицейский спецназ, там, конечно, все успели уничтожить, но финансовые потери были очень большими.    - Ты, кусок идиота, - орал он на Пыра, - почему ты свалил раньше, чем договаривались? Ты понимаешь, что это из-за тебя, из-за того, что ты увез подавитель сигнала, кто-то в прачечной смог вызвать полицию?    - Но босс, все произошло слишком быстро! Эти идиоты из "Девяток" не смогли оказать никакого сопротивления. Парни уже практически добрались до склада, а не найдя никакого подвала, вернулись бы за мной и стали задавать вопросы, что мне оставалось делать?    - Придумал бы что-нибудь, послал их еще куда, искать этот подвал, а в назначенное время свалил!    Братья Пратт в тяжелых штурмовых доспехах стояли по бокам от Пыра, внушая ему страх одним своим видом.    - Ты понимаешь что "Девятки" просто не успели подъехать, и кровавого замеса не получилось! Точнее нет, наоборот, все получилось - но только со сраными копами! Ты знаешь, как они нас прессуют теперь? Да и "Девяткам" достается, так что теперь ни о какой войне за улицы не может быть и речи, пока легаши снова не успокоятся.    "А какой прекрасный был план", - подумал он. Группа Пыра нападает на прачечную, которую присмотрел для каких то своих мелких дел один из сыновей босса "Девяток", которого тот назначил "сержантом", на вырост, так сказать. Сына босса убивают, "Девятки", предупрежденные неизвестным о налете, мчатся в прачечную, случается перестрелка, а выживших добивают братья Пратт. В итоге куча трупов и обязательная война.    - Почему этот мелкий "сержант" "Девяток" остался жив?    - Босс, да он лежал как мертвый в том цеху, я думал парни его убили.    - Только не надо про этих долбаных стрелков! Видел запись?    - Видел, - тяжело вздохнул Пыр.    - Вот только не надо тут переживать! Ты бы переживал, когда потерял те десять килограмм отборного "Песка". Я бы еще тогда мог тебя убить, но я дал тебе шанс, а ты его просрал!    - Босс, я отработаю! Копы, в конце концов, остынут, и мы придумаем, как развязать войну, я сделаю все, что вы скажете! - испуганно проговорил Пыр.    - Только поэтому ты еще жив, мне пригодится такой послушный "сержант", готовый на все. Пшел прочь, вызову, когда понадобишься. Но это будет твой последний шанс.    Турок подошел к бару, налил себе на два пальца шестнадцатилетнего виски и залпом выпил. Теперь придется опять думать, как развязать войну, которую "Девятки" не хотят, да и боссам "Святых" она тоже не нужна, иначе можно было бы просто-напросто напасть на конкурентов, не придумывая никаких сложных планов. А так опять придется искать повод, еще и Зубастый Винсент вроде о чем-то догадывается, а у него есть связи наверху. Этот придурок Пыр в трущобах нормально сработал, хотя и не смог застрелить своего дружка, а тут облажался, но он еще пригодится. А пока надо просто затихариться на полгодика.    "Конечно, там наверху требуют тишины на улицах, войны, видите ли, мешают бизнесу. Но они-то уже наверху, а мне еще нужно туда как-то попасть. А когда, как не во время войны, можно отличиться, забрать себе территорию противника", - такие мысли бродили в его голове. То, что в будущей войне победу одержит он, Турок даже не сомневался, он всегда верил в свою удачу. "В конце концов, у меня же есть два первоклассных боевых клона, стоящие кучу денег, да что могут эти ниггеры?". Клонов ему за долги отдал один из оптовых покупателей, когда у того настали трудные времена, и Турок ни разу не пожалел, что согласился, они оказались первоклассными бойцами, и, что самое главное, бойцами преданными. "А преданность, по нынешним временам, штука редкая", - печально усмехнулся он.             - Эй, Фредди, кажется, этот еще жив.    - Так пристрели его, - сказал Фред, шутки напарника никогда не отличались оригинальностью.    - Я серьезно, он дернулся, когда я комм с него начал снимать.    - Да не может быть, он же как решето, крови вон сколько натекло, - но все-таки подошел к телу паренька из банды и пошевелил его носком ботинка, стараясь не испачкаться.    - Ты не пил сегодня Марк? А то смотри, еще раз из-за тебя я врать начальству не буду.    - Да нет же, ты же знаешь, я завязал. Вот, смотри, - сказал он, начав расстегивать крепление комма, и рука парня и вправду дрогнула.    - Черт, и вправду живой, - удивленно сказал Фред. - Столько наших положили, а ему теперь что, скорую вызывай?    - Так может, ну его, - воровато огляделся Марк. - Пусть подыхает.    С некоторых пор Фред не слишком-то доверял напарнику, тот начал выпивать, а пьяным не держал язык за зубами, так что кто знает, не сболтнет ли тот потом об этом где-нибудь в баре. Поэтому он принял решение.    - Вызывай, как положено по протоколу. Хотя, я думаю, парень все равно не жилец.             - ...Согласно со статьей номер сто девяносто пять часть четвертая Федерального Уголовного Кодекса Панамериканской Конфедерации, "Убийство двух и более лиц", частью третьей статьи сто девяносто седьмой, "Покушение на жизнь сотрудника полиции, находящегося при исполнении", части седьмой статьи сто сорок пятой, "Незаконное владение оружием", части....    Сергей спокойно слушал вынесение приговора. За время, проведенное в камере предварительного заключения, он успел со многим смириться, и очевидное решение суда уже не вызывало в нем каких-то сильных эмоций. Тогда, выбежав вслед за Гэтом, он хотел только одного - забрать с собой побольше копов, наверное, они были неплохими парнями и просто выполняли свой долг, а он сам себе проторил путь к такому концу, связавшись с бандой, но в ту минуту он их по-настоящему ненавидел, вместе с длинной очередью выплескивая на них всю ту бурю эмоций, которые кипели у него в душе. Сергей был готов к смерти, он почувствовал ее, когда пули полицейских рвали его тело, и все же что-то не дало ему умереть. Океан боли сменился тьмой, но какая-то тонкая ниточка словно дергала его за руку, связывая с миром живых, не давала ему с головой уйти в то черное болото, которое засасывало его, нашептывая обещания вечного покоя.   С того момента, как он очнулся в больничной медкапсуле, под охраной двух полицейских готовых, казалось, убить его взглядами, и до самого оглашения приговора, он о многом успел передумать. Кто-то решил бы, что это покойные родители вытянули его с того света, не дав ему бездарно закончить бездарную жизнь, Сергей же, будучи сугубым прагматиком, иначе на улице не выжить, по крайней мере в одном с ними бы согласился, в оценке своих прожитых лет. Другой бы подумал, что это незаконченные дела не дали ему уйти в небытие, и с ними он также был бы согласен, такие дела у него явно имелись. Во-первых, надо было выяснить, куда там подевался Пыр, хотя, в общем-то, все было ясно, непонятно было одно - почему он их подставил. И, во-вторых, была Лиз, которой Сергей обещал вернуться, хотя надежды на последнее практически не было.    В тот же день его перевезли в лазарет федеральной тюрьмы Сан-Квентин, которая находилась в трехстах километрах от города, где он и провалялся почти три недели, а когда более-менее восстановился, его вытащили из медкапсулы и засунули в камеру. Посетителей к нему не пускали, да их и не было, приходил только государственный адвокат, молодой парень, всего года на три старше его самого. Тот с опаской глядел на своего подзащитного. "Скорее всего, профессию ему купили родители, как только стукнуло восемнадцать, и до последнего времени он учил базы и работал помощником адвоката", - подумал тогда он. На прямой вопрос парнишка, именно так называл его Сергей про себя, хотя тот и был чуть старше, ответил, немного покраснев, что только недавно сдал экзамены на сертификат адвоката четвертой категории, и это его первое самостоятельное дело.    Денег на услуги адвоката такого уровня, который мог бы смягчить ему приговор, у Сергея все равно не было, поэтому он не слишком-то расстроился таким ответом, тем более, что тот оказался вполне толковым законником. Он объяснил Сергею, что судить его будут как взрослого, что он обвиняется в нескольких тяжких и особо тяжких федеральных преступлениях, поэтому его и перевели в эту тюрьму, и судить его тоже будут не местные, а федеральные власти. Что в доступе посетителей ему отказано, а навещать его могут только родственники, на последних его словах Сергей усмехнулся, а парнишка опять покраснел. Так же он сообщил, что они могут подать в суд на полицию города Нью-Далласа, так как те сначала посчитали его мертвым и не своевременно вызвали ему парамедиков, они даже официально объявили его убитым, и, пока не разобрались, что к чему, он несколько дней числился мертвым. На вопрос, а что это даст, тот честно ответил, что только возможность потянуть немного время перед судом.    Сергей подумал было, что через него можно будет связаться с Лиз, но, хорошенько все взвесив, не стал обращаться к адвокату с этой просьбой. Девушка наверняка думает, что он мертв, так не стоит воскресать, что бы опять уйти навсегда, решил он. Потом Сергей надумал попросить того передать весточку в банду о Пыре, но адвокат решительно отказался, сообщив, что это запрещено, и что он не хочет потерять лицензию. Сергей даже предложил ему деньги, все, что у него были на анонимном счете, почти шестьдесят тысяч кредов, но молодой принципиальный парнишка отказался, да и не такие большие это были для него деньги, чтобы ради них рисковать своей будущей карьерой.    Его, как особо опасного преступника, поместили в одиночную камеру, в которой не было ничего, кроме койки, приделанной к стене, небольшой раковины и биоутилизатора в углу. Все это было сделано из мягкого, но прочного белого пластика, стены обшиты каким-то упругим материалом, того же белого цвета, чтобы заключенный не смог причинить себе вреда. Самому Сергею обрили голову и, после принудительного дезинфекционного душа, ему пришлось надеть белую робу. Свет в камере не выключался никогда, в ночное время лишь немного уменьшалась его интенсивность.    Поначалу Сергей не мог поверить, что все это происходит с ним. Он каждое утро, просыпаясь, надеялся, что, открыв глаза, окажется в своей съемной квартире, или даже в приюте, черт с ним, но видел он всю ту же камеру, которая не менялась день за днем. Эти белые стены и постоянный свет начали его бесить, он изливал свою злость на скудных предметах обстановки, как-то попробовал сломать кровать, но не смог, несмотря на ее относительную мягкость, он ничего не смог с ней сделать, от сильных ударов пластик только прогибался, и принимал свою форму обратно.    Несколько раз его вызывала на допросы следователь, чернокожая женщина средних лет, Сергей сразу же отказался давать показания, ссылаясь на пятую поправку, которая действовала уже сотни лет. Та напирала, что если он расскажет, как было дело, то ему смягчат условия содержания, переведут в обычную камеру с нормальным соседом, чтобы ему было с кем поговорить, и обещала другие мелочи, которые могут скрасить его пребывание в этом заведении. Единственное, что он мог им прояснить, это личность пятого нападавшего, но Сергей не хотел ареста Пыра, он надеялся передать весточку Турку, что бы тот разобрался с предателем по своим законам, такая возможность у него могла появиться во время или после суда, да и так воспитали его улицы.    Потом перестала приходить и следователь, и единственными развлечениями, которые хоть как то разбавляли его существование, стал походы в душ раз в неделю. Заключенных особого режима водили мыться по очереди, и перемолвиться хоть словом с кем-то было невозможно. На Сергея накатила депрессия, проскакивали мысли о самоубийстве, он даже отказывался от еды, которую ему приносили дважды в день. Через двое суток к нему в камеру молча вошли трое надзирателей, скрутили его и вставили трубку в горло, по которой пустили жидкую пищу, после этой процедуры Сергей решил, что лучше уж будет питаться самостоятельно.    Как ни странно, это происшествие помогло ему избавиться от депрессивных мыслей, он вспомнил, что у него в этом мире еще есть долги, хотя надежды отдать их практически и не было. Он смирился с тем, что его ждало, и пообещал себе, что если каким-то чудом отсюда выберется, то кардинальным образом изменит свое отношение к жизни, и цели, которые он будет перед собой ставить в своей новой жизни, непременно будут достойны того, чтобы оказавшись в камере смертников, не сожалеть о бездарно прожитых годах. Он начал есть, ходил в душ раз в неделю, занимался упражнениями на развитие интеллекта и пси, отжимался, приседал, качал пресс, ходил на руках. В общем, как мог, скрашивал свое незавидное существование.    Счет числам он потерял еще в самом начале заключения, где-то на третьей-четвертой недели. Сергей не знал, сколько прошло времени, но полагал, что уже стал совершеннолетним, отмечать это событие ему было нечем и не с кем, он просто принял его как факт. Так дни тянулись за днями, пока за ним не пришли для отправки в суд, и, несмотря на то, что он догадывался, какой приговор его ждет, переменам он очень обрадовался.    Его привезли в окружную тюрьму, переодели в оранжевую робу, и опять поместили в одиночку, пообщаться с кем-нибудь из заключенных ему не удалось, но это была обычная, немного обшарпанная камера, свет здесь на ночь выключили, и спал он в ней как младенец. На следующий день его повезли на суд, и только там он узнал, что с момента ареста прошло уже почти шесть месяцев. Затягивать процесс никто не стал, за это время все детали были учтены, и приговор ему вынесли на первом же заседании.    - ....статьи пятьдесят третьей, "Намеренная порча имущества штата в крупном размере"...    Судья перевел дух, отпил из стакана с водой и продолжил.    - ....заключенный Љ 13897623, Сергей Мечникофф, признанный виновным коллегией присяжных, приговаривается к смертной казни без права помилования и подачи апелляции.    Сергей практически спокойно воспринял приговор, другого он и не ожидал, хотя, все же, в глубине души, со стуком судейского молотка, у него оборвалась и последняя струнка надежды, но виду он не подал.    - Вам понятен ваш приговор?    - Понятно все.    Добавлять положенного "ваша честь" он не стал, да судья, по-видимому, этого и не ожидал, а штрафовать смертника за неуважение к суду было бы, по меньшей мере, глупо.    - Конвой, уведите заключенного.    Сергея доставили в окружную тюрьму, в ту же одиночку, что и перед судом. Через несколько дней его отправят в колонию для исполнения приговора, а там, вполне возможно, появится возможность пообщаться с другими заключенными, он все еще надеялся передать весточку на волю.    До самой отправки на казнь его жизнь должна была быть размеренной, три раза в день приносят еду, раз в неделю душ, поэтому он очень удивился, когда вечером, после отбоя, его вывели надзиратели, надели силовые наручники и куда-то повели. В голове стали крутиться картинки из голокино, о подпольных боях и садистских развлечениях в тюрьме, он приготовился к худшему, поэтому, когда его привели к комнате для допросов, даже немного разочаровался.    - Эй, охрана, ну какой допрос, меня, вообще то, приговорили уже, - замедлил он шаг у двери, за что тотчас же получил дубинкой по почке. Надзиратели молча втолкнули его в комнату.    - Мистер Мечникофф, проходите, присаживайтесь, - мужчина средних лет, сидящий за столом, указал на стул напротив.    "Костюм за три штуки кредов, аккуратная прическа и манеры человека при власти, на следователя не похож", - подумал он, бросив взгляд на говорившего.    Сергей, держась за бок и морщась, сел перед незнакомцем.    - Кто вы? - спросил он. - Не следак, это точно, да и на военного рекрутера вы не очень похожи.    - Вы правы, я не военный, да и те не берут заключенных даже с тяжелыми статьями, а уж тем более смертников.    - Тогда что вам нужно?    - Я здесь, что бы сделать вам предложение, от которого вы не сможете отказаться, - сказал тот, и достал из портфеля, стоящего рядом с ним, какой то электронный бланк договора, наподобие тех, что используют в банках.    - Это почему же?    - Потому, что я могу подарить тебе жизнь, - сказал тот, и передвинул по столу бланк Сергею.    - Меня даже президент не может помиловать, - рассмеялся он, не спеша брать лист в руки.    - Я предлагаю вам не помилование, а жизнь, пусть и не слишком приятную, и не очень долгую. Но все же это не белый изолятор в Сан-Квентине, в котором вы будете медленно сходить с ума, где каждый раз, слыша шаги в коридоре, вы будете мучиться от мыслей и гадать, за вами ли это пришли, или просто охранник проходит мимо.    Немного впечатленный, Сергей взял в руки лист.    - Так, отказ от права на жизнь... отказ от права на гуманное обращение... согласие на проведение научных опытов... Это что?    - Вы смертник, Сергей, и вполне заслужили смертную казнь, но государство дает вам шанс напоследок послужить своей стране. Наука, после Второй Космической, откатилась назад и практически остановилась в своем развитии, и это понятно, люди были напуганы миллиардами жертв и уничтоженными планетами, впрочем, вы все это знаете. Но все же она потихоньку встает с колен, исследования ведутся, а для них бывают необходимы такие, как вы, подопытные, проще говоря. Обещаю, вам даже будет интересно.    - А ОКВиТ в курсе ваших исследований?    Красноречивое молчание вербовщика послужило прекрасным ответом.    - Лекарства на мне будете проверять? - продолжил Сергей.    - Может быть, я не знаю, там, - ткнул он большим пальцем куда-то за спину, - сами определят, как вас использовать.    - А если я откажусь...    - Вас завтра же переведут в изолятор Сан-Квентина, где вы и будете ожидать исполнение приговора.    - Так это вы все устроили с той белой камерой, - догадался Сергей.    - Да, я, - не стал отпираться тот, - И в моих силах определить вас туда снова.    Сергей задумался, пытаясь взвесить все за и против. Что там будет, что за опыты? Но и терять ему было особо нечего, а при воспоминании о белой одиночке его бросало в дрожь.    Он еще пару минут посидел, прикидывая, вербовщик ему не мешал, а затем все же решился.    - Ну и где тут надо подписать кровью? - вздохнув, спросил он.    - Просто приложите руку, - усмехнулся тот.             Профессор Симмонс раздраженно отбросил в сторону отчет о результатах последнего эксперимента.    "Опять неудача", - со злостью подумал он. Уже в самом конце все опять пошло не так, процесс приживления дошел до девяноста семи процентов, казалось, уж в этот-то раз все получится, но начавшийся регресс поломал все надежды, убив очередной объект. "Расходного материала еще много, но все не то, идеально подходящего подопытного так и нет пока", - вздохнул он.    Профессор встал, потянувшись, так что в спине что-то щелкнуло. "Черт, не мальчик уже, - подумал пожилой ученый, - как-никак, уже три раза проходил процедуру омоложения". Вошедший в комнату помощник, увидев, что тот держится за поясницу, помог ему сесть, аккуратно придерживая. Учителя он не просто уважал, а практически боготворил, не без основания считая его одним из величайших умов своего времени.    - Профессор Симмонс, опять поясница?    - Она самая, Мартин, она самая... Черт, я успешно лечил болезнь Грейвера, а свою спину вылечить не могу.    Мартин Фрискин промолчал, а что тут скажешь, необратимые возрастные изменения, и омоложение уже не поможет. Но кое-какие хорошие новости, что бы поднять тому настроение, у него все же были.    - Профессор, пришел ежеквартальный отчет от вербовщиков.    - И что, ты же знаешь Марти, я не занимаюсь административными делами, - раздраженно заявил Симмонс.    - Мне кажется, он вас заинтересует, - с улыбкой сказал Мартин.    Немного заинтригованный, профессор взял в руки отчет и начал его просматривать.    " Так, так, все как обычно....", - и вдруг он зацепился глазами за одну из строчек. - Объект номер 913/337, пси уровень С5, возраст восемнадцать полных биологических циклов.... Нейросеть не установлена!"    - Черт, Мартин, это же такая удача, ты же знаешь, как непросто найти экземпляр такого типа!    - Да, профессор, теперь у нас точно все получится, мы можем перейти к финальной стадии испытаний проекта "Симбионт".    - Готовь третью лабораторию, конвойный транспорт прилетает уже завтра, не будем тянуть, - возбужденно сказал Симмонс.    - Сделаю, профессор, - Мартин был рад, что учитель воспрянул духом. Последние неудачи сильно того подкосили, теперь же у него появится реальный шанс закончить дело всей своей жизни.    "Объект и правда подходит идеально, в этот раз у нас точно все получится", - решил он.         Глава 4    Не прошло и пары дней после подписания контракта, как за ним пришли. Надзиратели надели на Сергея силовые наручники, вывели его во двор и засунули во флаер для перевозки заключенных, приковав к полу силовыми браслетами. " Никаких цепей, как в старые времена, а все равно, какая-то невидимая хрень держит тебя на месте", - подумал он, устраиваясь поудобнее на жесткой откидной скамье.    Флаер плавно взлетел с места, окон в кузове автозака не было, и куда они летят, он мог только догадываться. Опять, в который раз после подписания контракта, он задумался о том, правильно ли поступил, потирая черный штрих код на правом запястье, с номером 913/337 под ним. Тогда, в комнате для допросов, когда он приложил руку к электронному бланку, его будто бы что-то укололо, а уже через пару секунд запястье нестерпимо стало жечь, да так, что он прикусил губу до крови, лишь бы не закричать.    "Не волнуйтесь, потерпите, сейчас боль пройдет", - сказал тогда вербовщик. И действительно, жжение стало стихать, а на запястье проявился этот код, то ли "черная метка", то ли его "счастливый билетик(13)" из камеры смертников. " Не пытайтесь от нее избавиться, она теперь часть вашего генокода, и, даже если вы ее срежете, при восстановлении кожного покрова восстановится и она".    Тогда то Сергей впервые подумал, что согласие на опыты не было такой уж хорошей идеей и, возможно, он еще не раз пожалеет, что не остался в Сан-Квентине, дожидаясь смертельного облучения. "Говорят, что ты просто засыпаешь, - подумал он, - в том же месте, куда меня везут, смерть может принять самые ужасные виды, кто знает этих яйцеголовых". Но отступать уже было поздно.    Летели они недолго, флаер мягко приземлился, двери открылись и Сергея вывели на бетонную площадку. Яркое солнце после полутемного кузова на миг его ослепило, он сощурился и прикрыл глаза скованными руками, но потом различил, что находится в космопорту, в том самом Портовом районе Нью-Далласа, где его жизнь снова круто пошла под откос полгода назад.    "Вот ирония судьбы, прямо как в голофильмах". Но на душе у него заскреблись кошки, в каких-то нескольких километрах отсюда жила Лиз, которая наверно уже оплакала его, через месяц она станет совершеннолетней и улетит с Тексаса. "Пусть у нее все сбудется, о чем она мечтала". А еще, где-то там гулял Пыр, из-за которого трое хороших парней мертвы, а он отправляется на опыты. "Ходит, ест, спит, трахается, - со злобой подумал он, - если я когда-нибудь выберусь из всего этого дерьма, то обязательно его навещу". Дав себе эту клятву, он притормозил у входа в глайдер и бросил прощальный взгляд на город.    Конвоир подтолкнул его в спину, и он шагнул в салон. Это был обычный пассажирский глайдер, вроде тех, которые совершали трансорбитальные рейсы во все уголки планеты или доставляли пассажиров на космические станции на орбите. Когда-то такой же привез на эту планету сироту, потерявшего своих родителей и лишенного благополучного будущего, а сейчас он увозит с этой планеты смертника, лишенного уже практически всякой надежды на это самое будущее.   Сергея посадили во вполне комфортное кресло, по бокам устроились конвоиры, вооруженные дубинками нейрошокеров, так они просидели минут сорок, пока на борт не доставили еще одного заключенного, здоровенного черного парня, в таком же оранжевом комбинезоне, как и у него. Когда того проводили мимо, здоровяк бросил на Сергея изучающий взгляд, заметил татуировку у него на левой руке и прищурил свои глаза, Сергей с удивлением отметил, что они у здоровяка разного цвета, один карий, другой ярко зеленый. Чернокожего посадили чуть впереди, и он разглядел у того на бритом затылке вытатуированные три девятки. "Из "Девяток" значит, и понял, что я из "Святых", - подумал он. - Ну-ну, теперь-то мы все в одной лодке".    Больше, видимо, конвоиры никого не ждали, аппарель захлопнулась, и они взлетели, на обзорном экране было видно, как уменьшается город, они поднимались все выше и выше, пока синеву неба не сменила черная, кажущаяся пустота космоса. Сергей с самого помещения в приют не покидал планету, хотя до этого рос на космической станции, и сейчас на него нахлынули эмоции и воспоминания, перебив все остальные чувства.    Глайдер развернулся, и на экране на миг мелькнула часть космического терминала. "Значит, все-таки полетим куда-то дальше, а не просто на другую сторону планеты", - подумал он. Видимо получив разрешение от диспетчера, они пристыковались к станции, Сергея с чернокожим здоровяком повели на выход, где к конвоирам присоединились четверо вооруженных сотрудников безопасности терминала. В придачу к скованным рукам, на них надели силовые пояса, которые были связаны с кольцами в руках конвоиров, затем их взяли "в коробочку" и куда-то повели коридорами. Встречающиеся по пути сотрудники терминала испуганно прижимались к стенам, с опаской глядя на заключенных в оранжевых робах. Через несколько поворотов их вывели в общий зал, видимо другого пути не было, по просторному помещению передвигались многочисленные пассажиры, одиночки и семьи, направляющиеся на какой-нибудь дорогой инопланетный курорт.    - Расступитесь, идут смертники! Смертники идут!    От криков конвойных впереди них и по бокам мигом образовалось пустое пространство, и звуки вокруг притихли. Обыватели со страхом и любопытством смотрели на заключенных, пока тех вели по образовавшемуся коридору, в основном, конечно, все внимание доставалось черному здоровяку. Некоторые перешептывались между собой, кто то показывал на них пальцем. "Наверняка еще все записывают, а потом будут хвастаться своим знакомым", - с неожиданной злостью подумал Сергей. Здоровяк видимо думал так же, потому что резко дернулся в сторону толпы, свалив с ног конвойного, и издал громкий ...то ли крик, то ли рык, даже Сергей немного опешил, а зеваки опрянули назад, кое-кто даже упал, и раздалось несколько женских вскриков. Хохочущего виновника проишествия ударили нейрошокером по ноге, он присел от боли, но его подняли и повели дальше. Наконец их вывели из общего зала, опять пошли какие-то технические коридоры, до тех пор, пока они не зашли в док, где их завели по наклонной аппарели на какой-то корабль и передали из рук в руки вооруженным людям в тяжелых закрытых бронескафах.    "Десантники, - понял Сергей, - как в том фильме".    - Добро пожаловать на борт, мясо. Его вам любезно предоставило федеральное правительство, а мы будем осуществлять вашу охрану, чтобы вы, не дай бог, не пострадали, - засмеялся один из них, по-видимому старший со знаками отличия майора. Из динамиков шлема его смех звучал механически и безжизненно, в руках у него были ошейники, он поочередно подошел к заключенным и надел те смертникам на шею, дергаться не было смысла, подчиненные офицера держали их на прицеле.    - Меня зовут майор Райли, но обращаться ко мне запрещаю, раскрывать рты вы можете только тогда, когда вас спрашивают. Отвечая на вопрос, добавляете "сэр".    - Ты, - ткнул он в чернокожего, - как тебя зовут?    - Том Джонс, - сказал здоровяк, и, секунду помедлив, добавил, - сэр.    - Неправильно, мясо, - сказал майор, и здоровяк вдруг упал, жутко корчась от боли.    - Тебя зовут объект девятьсот тринадцать дробь три три восемь, и именно так ты должен представляться.    Том лежал на полу, тяжело дыша.    - Ты, - ткнул он в Сергея, - как тебя зовут?    - Объект 913/337, сэр, - сориентировался он.    - Правильно, умное мясо.    Сергея вдруг скрутила жуткая боль, он упал, дергаясь в муках, но кричать не мог, легкие сдавило спазмом, он бы, наверное, обмочился от боли, если бы мог, но все тело свело судорогой. Через несколько секунд, показавшихся ему вечностью, экзекуция наконец-то закончилась.    - Это в порядке ознакомления, так сказать. Выполняйте все распоряжения расторопно и в точности, не доставляйте проблем, тогда у команды не будет повода включать нейроошейники вновь. Снять их не пытайтесь, умрете. Также они блокирует проявления пси активности, так что не надейся, что твои колдовские штучки тебе помогут, - посмотрел он на Сергея, и скомандовал, - Встать.    Он поднялся на ноги, здоровяк поступил так же, никто из них не хотел пережить эти ощущения вновь.    - Вас проводят в камеры, где вы пробудете до конца полета, - сказал майор, развернулся и ушел.    Десантники окружили заключенных и повели куда-то в глубь, по-видимому, малого транспортного корабля, пока не остановились у двери с надписью "камера Љ5". Дверь отъехала, их затолкали внутрь, предварительно сняв силовые наручники и пояса, и дверь закрылась за ними.    Восемь двухуровневых коек и утилизатор в углу были единственными предметами обстановки в камере. На вновь прибывших смотрели шесть пар глаз таких же заключенных в оранжевых робах, как и у них.    - О, новеньких привели, - сказал один из них, татуированный латинос лет тридцати. - Вы откуда?    - Сан-Квентин, - ответил Сергей, устраиваясь на ближайшей свободной койке, подальше от утилизатора.    - Да и я оттуда же, - сказал Том, тоже выбирая себе койку.    - Это где-то на южном полушарии вроде?    - Нью-Даллас, - коротко ответил он.    - А, понятно, а мы вот все с северного, уже сутки тут маринуемся. А вас за что?    - Дорогу перешел в неположенном месте, - сказал Сергей, такие вопросы в их среде обычно не задавали, тем более вот так в лоб.    - Ты че дерзишь, парниша, - встал с койки латинос. По-видимому, за сутки он успел подмять под себя всех в камере - остальные молчали.    "Вот же, собрались одни смертники, а все равно нашелся кто то, кто сумел их построить", - подумал он.    - Может ты маньяк-насильник какой, мы уснем, а ты кого-нибудь того-этого. Обзовись, кто ты есть.    - А ты сам-то кто такой? Может легаш? Слишком много вопросов задаешь, - Сергей был на взводе после испытанной боли от нейроошейника, да и подчиняться не хотел, поэтому намеренно провоцировал конфликт.    Латинос резко прыгнул на него, и, хотя он и был готов к чему-то подобному, но среагировать все равно не успел. Удар в грудь ногой отбросил его в сторону, он упал на пол, задыхаясь, мелькнула мысль, что тот слишком быстрый и сильный - наверняка модификант.    - Когда Дон Салазар спрашивает, ты отвечаешь, понятно, гринго?    Он подошел к Сергею и несколько раз ударил его ногой, Сергей, как мог, закрывался руками.    "Только один шанс, иначе он меня забьет", - понял он и сделал вид, что хочет что-то сказать, но ему не хватает воздуха, да почти так, собственно, и было.    - Не слышу, гринго? - наклонился над ним Салазар.    Он собрал все силы и ударил его правым кулаком, целясь в гортань. Что-то хрустнуло под его рукой, латинос отшатнулся, схватившись за горло, и упал на колени, лицо его покраснело, он хрипел и, по-видимому, не мог дышать.    Сергей, пошатываясь, поднялся на ноги, раздумывая, добить того или не стоит, все-таки модификант, вдруг оклемается и встанет, но решение он принять не успел, его вдруг охватила уже знакомая боль. Он опять упал и в судорогах принялся кататься по полу, а боль все не уходила и, когда он уже думал, что не выдержит, пришло спасительное беспамятство.    Очнулся Сергей все в той же камере, лежа на кровати. Сокамерники рассказали ему, что после того, как он вырубился, вошли десантники и забрали с собой задыхающегося Салазара, по-видимому направившись с тем в медотсек, но назад он не вернулся, и Сергей больше его никогда не видел. Вообще было понятно, почему латинос тут всех строил, даже если не учитывать, что тот был модификантом, ведь в камере собрались не слишком агрессивные люди. Ну, кроме него и Тома, наверное. Среди них был один продавец аэрокаров, убивший свою жену с любовником. Хакер, взломавший транспортную сеть столицы, из-за чего в авариях погибли тридцать семь человек, Сергей даже вспомнил, что видел сюжет об этом по голо. Двое мелких торговцев наркотиками, которые добавляли в свою дурь какую-то химию, чтоб лучше вставляло, в результате чего так же погибли люди. Ну и доктор, продававший качественные лекарства на сторону, заменяя их контрафактными, что тоже привело к чьей то гибели.    В такой веселой компании Сергей и провел все время полета, в первый же день он сам подошел к Тому и завел разговор о бандах и их отношениях, что все это осталось там, на воле и в тюрьме. Тот с ним согласился, кажется, на него произвело впечатление то, как он разобрался с латиносом, вряд ли здоровяк испугался, просто принял как своего, все же земляки, и войн между их бандами давно не было. Ни Том, ни Сергей не распространялись о том, что их сюда привело, в отличие от других попутчиков, а вообще здоровяк оказался неплохим парнем, знал много анекдотов и весь полет шутил, не унывая сам и не давая падать духом остальным.    Так прошло несколько дней, во время которых было около пятидесяти прыжков через гипер, о чем их заранее предупреждали по громкой связи. Выходило, что их везут или вглубь обжитых систем, или на окраину, в Свободные Миры, ну или вообще куда-нибудь в неисследованные системы. Сергей последний раз "прыгал" еще в детском возрасте, но помнил это неприятное ощущение, когда все становится вдруг вязким, а тебя будто бы разбирают на части и собирают вновь, от гиперпрыжков многих тошнило, но Сергей сдерживался, да и пси-активы всегда лучше переносили гипер.   После очередного прыжка за ними пришли десантники, выполнявшие роль конвойных.    - Выходим и строимся в колонну по двое, живо, - скомандовал все тот же майор.    "Пассажиров" прямо с корабля пересадили в большой глайдер, их группа были первой, но охрана все подводила и подводила новые партии заключенных, и, в конце концов, когда они стартовали, Сергей насчитал всего сорок три смертника. Среди них были и семь женщин, тех привели последними, под шум и свист заключенных мужского пола, но паре самых активных охрана тут же съездила нейрошокерами, и шум затих. Глайдер был стандартной пассажирской модели, и обзорные дисплеи никто не отключал, так что при подлете Сергей смог разглядеть планету, на которую они летели. Вообще, он не был особым знатоком географии обитаемых планет, и мало какие из них мог определить по очертаниям материков, но эту серую безжизненную планету узнал сразу. Они прилетели на Землю.             "А ведь неплохо придумано, - прикинул Сергей, - в самом сердце обжитого пространства, под носом у ОКВиТ".    Земля, жизнь на которой стала невозможной после Второй Космической, была малопосещаемой планетой, особой популярностью у туристов она не пользовалась. Да и вообще, установив на орбите громадный памятник, в виде глобуса с рельефными и цветными ландшафтами, человечество предпочитало не вспоминать лишний раз о прародине, жизнь на которой они уничтожили. Редкие археологические экспедиции легко отслеживались, а больше скрытому научному комплексу на Земле никто проблем доставить и не мог.    Как понял Сергей, они подлетали к юго-восточной части материка Евразия. Глайдер сначала опускался все ниже и ниже, к каким-то высоким горам, потом немного пролетел среди заснеженных пиков и завис у голого склона одного из них. Внезапно для заключенных в земле образовалась щель, по-видимому, это открылись замаскированные ворота, и глайдер, юркнув вниз, приземлился в большом ангаре. Ворота закрылись, включился искусственный свет, но "пассажиров" еще несколько минут продержали в креслах, пока производилась продувка ангара от ядовитого внешнего воздуха. А затем заключенных поочередно стали выводить в ангар военные в средних бронескафах, теперь уже с нашивками Командования Специальных Операций. "Зеленые береты", - вспомнил он увиденную в каком-то фильме символику.    Спецназовцы отводили их к стене и под дулами штурмовых импульсников ставили на колени, некоторые из смертников пытались шутить, но большинство выглядело пришибленными. Сергея вывели одним из последних, стоя на коленях на жестком бетонном полу, он осмотрелся - ангар был гигантских размеров, и чувствовалось, что строили его очень давно, наверное, еще до войны. "По-видимому, какой-то старый комплекс восстановили", - подумал он. В высоту, наверное, не меньше пятидесяти метров, какой он длинны, рассмотреть было невозможно, из-за глайдеров и малых космических кораблей, класса воздух-космос, которые закрывали обзор. Истребители, штурмовики, разведчики стоявшие здесь были как последних серий, уже принятые на вооружение Панамериканской Конфедерации, так и еще только проходящие испытания новинки. Некоторые он вообще не узнавал, хотя и увлекался космической техникой, и даже играл иногда в один популярный виртсимулятор, посвященный космическим сражениям.    Между тем их стали куда-то уводить небольшими группами, по пять человек, в одной из таких групп увели и Тома, а вскоре дошла очередь и до Сергея. Смертников повели какими-то просторными коридорами через несколько секций с постами охраны, потом завели в помещение санобработки, где сняли наручники, оставив только ошейники, затем заставили раздеться и войти в душевую. По громкой связи им говорили что делать, сначала на них обрушились мощные струи воды, потом им сказали зажмуриться и задержать дыхание, Сергей последовал указанию, и его окатили какой-то химией, от которой кожу стало жечь, и тут же смыли, вместе со всеми волосами, те слезли отовсюду, даже с бровей. Подсушив их горячим воздухом, заключенных, или скорее уже подопытных, вывели в следующее помещение, где охранники, напоминающие больше санитаров в своей белой униформе, но с дубинками нейрошокеров на поясах, выдали им новую одежду. Трусы, штаны, майка и тапочки - все было белого цвета. Шутить по этому поводу Сергей не стал, как то вдруг понял, что в этих тапочках его и вправду могут похоронить. "Ну, или кремируют, скорее всего", - бодрясь, усмехнулся он про себя.    Затем их завели в лифт, и они довольно долго спускались под землю, на сорок первом уровне наконец остановившись, следом их повели по коридорам, напоминающим скорее больничные, если бы не посты охраны, состоящие из все тех же санитаров. Они проходили мимо каких то лабораторных помещений, с прозрачными окнами, через которые было видно людей в белых халатах, различное медицинское оборудование, медкапсулы и прозекторские столы с чем то, накрытым белыми простынями с кровавыми пятнами, открывавшийся вокруг вид не мог вызывать у Сергея никаких хороших предчувствий. Наконец их привели в длинный коридор с рядами дверей, санитары стали поочередно отпирать их и заводить внутрь заключенных по одному.    Дошла очередь и до Сергея, войдя в помещение, он осмотрелся, сразу бросилось в глаза, что противоположная стена комнаты была абсолютно прозрачной, а за ней по коридору прохаживался санитар. Имелась еще кровать у боковой стены, голопроектор напротив и небольшой столик у кровати, больше ничего здесь и не было, открыв небольшую дверь справа, он убедился, что там находится утилизатор с маленькой кабинкой душевой, все это напоминало какую-то больничную палату. "В целом жить можно, но, скорее всего, недолго", - после увиденного по дороге, настроение у него было мрачнее некуда.             - Профессор, партия прибыла, - вошел в лабораторию помощник ученого.    - Замечательно, Мартин, как там наш объект? - профессор был занят последними проверками.    - В пути у него была стычка с другим заключенным, но он вроде бы в порядке.    - Вроде бы? Мартин, ты же понимаешь, что следующий такой шанс может выдаться не скоро, наши суды почему то неохотно выносят смертные приговоры несовершеннолетним преступникам, а уж чтобы он еще и пси-актив был.... Вот что, веди его в шестую лабораторию и проведи полное обследование, если надо, подлечи, а я подойду попозже.    - А когда мы начнем эксперимент, профессор?    - Если все с ним нормально, завтра же и начнем готовить его, тянуть не будем.             Не успел Сергей устроиться на кровати, как за ним пришли.    - Тридцать седьмой, выйти в коридор и стать лицом к стене, - сказал заглянувший санитар.    Он подчинился, на него опять надели силовые наручники и куда-то повели через несколько коридоров и постов с санитарами, пока они не пришли к двери в какую-то лабораторию. "Номер шесть", - прочитал он.    Сергея встретил молодой мужчина, лет тридцати, в белом лабораторном халате.    - Снимите с него наручники, - сказал он санитарам.    Те подчинились, предупредив его, что следят за ним, и, если что, то сразу активируют ошейник.    - Я доктор Фрискин, тридцать седьмой, - сказал док, - и сейчас ты пройдешь небольшое обследование. Какие-нибудь жалобы на здоровье есть?    Сергей решил не скрывать, может и вправду подлечат:    - Ребра болят, и синяк на груди, после удара.    - Ну, это мы исправим, - сказал док, - залезай в капсулу.    Медкапсула была какой-то жутко навороченной моделью, крупнее и солиднее тех, что он видел раньше, Сергей молча разделся и улегся внутрь на розовую пружинящую поверхность. Док закрыл крышку за ним, и он почувствовал, как его засасывает ставшая тягучей поверхность, на которой он лежит, попытался было вырваться, но у него ничего не получилось, он словно прилип, и его начала охватывать паника.    - Не волнуйся, расслабься, не дергайся, это капсула седьмого поколения, нового типа.    Сергей погрузился практически полностью, только лицо оставалось на поверхности, затем он почувствовал прикосновения к телу, как будто по нему бегали мелкие насекомые.    - Ничего серьезного, пара трещин в ребрах и так, по мелочи, через полчаса будешь как новенький.    Действительно, когда он вылез из капсулы, то чувствовал себя превосходно, синяк на груди исчез, и ничего не болело.   Следом начались тесты, док надел на него какие-то приборы, затем заставил забраться на беговую дорожку, а после брал пробы крови и мазки. Через какое-то время в лабораторию вошел старик в таком же, как и у дока, халате.    - Ну что Мартин, как у нас дела.    - Отлично, профессор, со здоровьем у объекта все в порядке, я уже начал тесты, но главных еще не проводил, ждал вас.    Они разговаривали так, как будто бы он тут простой предмет обстановки. "Да для них, наверное, все так и есть", - с неприязнью подумал Сергей. Наконец профессор все-таки обратил на него свое внимание.    - Ну-с, молодой человек, я профессор Симмонс, и сейчас мы проверим ваши показатели.    Его посадили в какое-то технологичное кресло, похожее на то, в котором соцработники проверяли когда-то его коэффициент интеллекта, а на голову надели полусферу с кучей датчиков.    - В общем-то, это обычный тест на уровень интеллекта, - сказал док, обращаясь к нему. - Тебе задают задачи, ты их решаешь в уме, или представляешь, что скажут. Выполняй все в точности.    Он и не думал саботировать, по крайней мере, не в этот раз. После начала работы установки в голове у него словно загулял легкий сквознячок, пошли вопросы, возникали какие-то образы, ему говорили, что делать, и он подчинялся. Через сорок минут в таком режиме Сергей сильно вымотался, скорее морально, чем физически, но эта проверка наконец-то закончилась.    - Сто сорок девять баллов, неплохой результат, - озвучил док.    - Ну, это, конечно, не твои двести три чистыми, Мартин, - сказал профессор, - но вполне сгодится для наших целей.    - Остался последний тест, - обратился док к Сергею, - и на сегодня ты свободен.    И добавил уже санитарам:   - Охрана, снимите с него ошейник, он сейчас будет мешать.    Те подчинились, но остались стоять рядом, с дубинками наготове. Сергея подвели к какому-то саркофагу и заставили залезть внутрь, тут же откуда-то из его недр выскочили какие-то широкие ленты и спеленали его так, что он практически не мог пошевелиться.    - Это тест на пси-способности, - сказал док через динамик. - Не пытайся освободиться и выполняй все указания.    Проверяли его долго, он двигал гирьки телекинезом, пытался угадать направление укола и многое другое, через полтора часа, когда все закончилось, Сергей был совсем вымотан всеми этими проверками.    - В общем-то, как и написано в его деле, с незначительными корректировками, интуиция D 2, телекинетика D 8, эмпатия С 4.    - Отлично, он нам подходит, - явно обрадовался пожилой ученый.    - Подхожу для чего? - решился спросить Сергей.    - Завтра узнаете, молодой человек, вам выпала уникальная возможность, нас ждут великие дела! А пока отдыхайте, - ответил профессор.    - Уведите объект, - приказал док санитарам.    Те надели на него ошейник, нацепили наручники и отвели в камеру, где его уже ждал ужин, вполне съедобный и даже вкусный, видимо, для подопытных здесь отдельно никто не готовил. Сегодняшний день его вымотал, он поел, отдал поднос появившемуся санитару, и без сил повалился на кровать, практически сразу уснув, а снился ему Нью-Даллас и его прошлая жизнь.    На следующий день Сергей проснулся сам, вероятно довольно рано - еще до сигнала побудки. Часов в камере или, скорее, в палате, не было, но пришли за ним нескоро. Он, по уже устоявшейся привычке, успел сделать зарядку и умственные упражнения на развитие интеллекта и пси, время от времени по коридору перед прозрачной стеной прохаживался санитар, бросая на него внимательные взгляды. Наконец пришли провожатые и отвели его в лабораторию, очень похожую на вчерашнюю, а там его уже с нетерпением ждали док с профессором.    - Ну что же, молодой человек, начнем ваш подготовительный курс.    - К чему? - спросил он.    - О, вам очень повезло! - начал профессор, пока док делал ему какие-то инъекции, - Как вы наверняка знаете, во Второй Космической войне погибли миллиарды людей, непригодными для жизни стали множество планет, в том числе и Земля, распадались и возникали новые государства... Это время еще называют "Переходным периодом", во время которого были потеряны важнейшие знания, да и последовавшие гонения на ученых, которых невежественная чернь винила в создании оружия, уничтожившего множество людей... Все это привело к тому, что человечество деградировало, а его развитию стали мешать глупые принципы и организации, вроде ОКВиТа. Посмотрите сами, все, что мы используем, антигравитация, гиперпространство, нейросети, инфокристаллы, все это было изобретено или открыто еще до войны! Мы только лишь немного улучшали старые разработки, но ничего принципиально нового не сотворили! - завелся профессор, чувствовалось, что он привык выступать перед аудиторией, - Но нашлись люди, которые не побоялись взять на себя ответственность, пойти против ООМ, в результате чего и была основана эта база. А вам, друг мой, выпала величайшая честь - честь послужить науке!    - Так что же конкретно вы на мне собираетесь испытывать? - спросил он, речь профессора его не особо впечатлила.    - Что вы знаете про нейросети? - в свою очередь поинтересовался тот.    - Хм, да то же, что и все. Вживляются в совершеннолетнем возрасте, когда мозг достаточно развит, делятся на поколения, могут подключать дополнительные импланты, улучшают интеллект, ну и, конечно же, позволяют загружать учебные базы знаний прямо в мозг.    - Да, не густо, и кто только сейчас вам гипнопрограммы составляет? Так вот, нейросеть - это, по сути, структурированные нанороботы, после введения в организм, они создают дополнительные цепочки нейронов из своих тел. Так действовали первые нейросети, так действуют они и сейчас, принцип не изменился, как я говорил, мы лишь улучшали изобретение, отсюда и все эти поколения. Но я... Сорок лет я работал над последним своим творением. Это, без преувеличения, новое слово в науке! И не без гордости скажу, что у меня практически получилось. Представьте нейросеть совершенно нового типа! Состоящую не из колонии нанороботов, а полностью биологическую! "Симбионт" - а именно так мы назвали проект, полностью сливается с вашим организмом, становится частью вас, все уже отработано и просчитано, создано программное обеспечение, остались лишь мелкие нюансы с настройкой, и вот тут-то возникла проблема. Для результата нужен, так сказать, "эталонный", подопытный, и вы идеально подходите. Прошлым... хм, испытуемым, приходилось сначала удалять старую нейросеть, и все равно, какие-то следы оставались. Я считаю, что именно это влияло на результат, у вас же она не установлена, к тому же, ваши пси способности являются дополнительной гарантией успешного приживления. Повышенное число нейросвязей в мозге у пси-активов делают его устойчивее, и у вас есть все шансы перенести внедрение, ну а по положительным результатам мы будем отрабатывать уже методику для массового применения.    Профессор замолчал, видимо поняв, что наболтал лишнего, а Сергей не стал у него спрашивать, сколько тот за сорок лет создания этого симбионта угробил в своих опытах людей.    - Сначала подготовительный этап, - продолжил уже док, - у тебя в организме нужно создать запас веществ, необходимый для роста симбионта, поэтому с недельку походишь на уколы. Ну а пока все, - сказал он, делая последнюю инъекцию, - Уведите.    Сергея увели в палату, от уколов ему было как-то нехорошо, его мутило и немного кружилась голова. "Во что я ввязался, - подумал он, - они же психи, повернутые на науке, заразят своим паразитом или симбионтом там каким, а потом вскроют и будут рассматривать". Но сделать он все равно ничего не мог, о побеге не могло идти и речи, он не знал даже, как покинуть эту комнату, не говоря уже о том, как пройти через посты охраны. "К тому же этот проклятый ошейник", - он потер пальцами кожу под ним. Как его снять, он так же не знал, так что ему оставалось только надеяться, что подвернется подходящий случай для побега.    Всю неделю Сергею делали уколы, он лежал под капельницей, пил какие-то порошки, от всего этого его самочувствие оставляло желать лучшего, но главное еще ждало впереди, на восьмой день санитары повели его не по обычному маршруту, на уже привычные инъекции, а куда-то в совсем другое место. Они пришли в лабораторию, главное место которой занимал большой саркофаг научной медкапсулы, куча неизвестной ему аппаратуры перемигивалась огоньками и высвечивала какие-то таблицы, а профессор с доком нетерпеливо ждали его появления.    - А вот и вы, голубчик - сказал профессор, - ну что же, не будем тянуть, раздевайтесь и полезайте ка внутрь.    Сергей прикинул, что он может тут сделать, но трое крупных санитаров с нейрошокерами практически не оставляли ему шансов, и все же, идти вот так на верную, как ему казалось, смерть, он не хотел. Сделав вид, что подчиняется, он начал медленно и обреченно раздеваться, его расчет был на то, что от голого человека обычно меньше ожидают нападения. Сняв тапочки, штаны и майку, последними он стянул трусы, и этим самыми трусами стегнул по глазам санитару справа - тот с криком отшатнулся, держась за лицо. Сергей тут же попытался ударить в горло стоящего слева, но конвойный легко перехватил его руку и скрутил нападавшего, а третий санитар, навалившийся сзади, ему в этом помог.    - Ну что же вы, молодой человек, представление тут устраиваете, у нас же серьезнейшая операция, а вы... Не сметь! - крикнул профессор санитару, который одной рукой вытирая слезящиеся глаза, другой вознамерился огреть Сергея дубинкой нейрошокера, - Это может повредить эксперименту.    Санитар подчинился, со злостью смотря на обидчика. Сергея подхватили под руки, сняли ошейник и засунули в капсулу, он больше не пытался вырваться, поняв бессмысленность сопротивления, санитары явно были модификантами и справиться с ними он не мог. Опять розовая масса начала засасывать "пациента", и вскоре на поверхности осталось одно лишь его лицо.    - Ну что ж, приступим, - потер руки профессор и принялся что-то отмечать на экране, - ...и да, молодой человек, для эталонного результата необходимо, чтобы вы оставались в сознании, так что придется немного потерпеть.    Дальше для Сергея началась вечность боли, что-то вгрызлось ему в затылок и позвоночник, но он не мог пошевелиться, не мог кричать, он ничего не мог, кроме как яростно вращать глазами.    - Тридцать два процента приживления, состояние нормальное.    Голову как будто сверлили изнутри, несколько раз он почти терял сознание, но ему не давали это сделать, он молил о смерти, лишь бы это все побыстрее закончилось, но смерть не приходила.    - Пятьдесят шесть процентов, объект не стабилен, проведены экстренные меры реанимации.    У него отключилось зрение, он вообще не понимал, где находится, да это было и неважно, важна была лишь боль, продолжавшаяся целую вечность.    - Семдесят три процента, переферийная нервная система объекта сбоит, ввожу двадцать миллиграмм кортоксифана.    Его будто бы окунули в кипящее масло и варили в нем на медленном огне.    - Девяносто семь процентов, профессор, и процесс не останавливается!    Он почти сошел с ума от боли, когда его, наконец, накрыла спасительная волна беспамятства.    - Сто процентов! Приживление завершено, у нас получилось!             Сергей проснулся в своей палате, и даже не сразу понял, где он сейчас находится. После перенесенных ощущений, все последние события казались каким-то сном, да и прошлый он, тот, который был до боли, сам себе казался нереальным. Он какое то время полежал на кровати, прислушиваясь к ощущениям, во всем теле чувствовалась необычайная легкость, а голова была удивительно ясной, все воспринималось как-то очень... очень четко, иначе и не скажешь. Больше никаких следов от симбионта он в себе не обнаружил, ошейник снова был на нем, а его одежда лежала рядом.    Через полчаса за ним пришли санитары и отвели его в ту же лабораторию.    - А вот и вы, голубчик, - кажется, искренне обрадовался ему профессор, - а мы вас уже заждались, вы все не приходили в себя после процедуры.    "Убью, - четко понял Сергей, - Чего бы то мне это не стоило. Но не сегодня"    Внешне он оставался совершенно спокоен.    - Сейчас мы лишь проведем небольшое обследование, симбионт еще приживается, и включится только через несколько дней, хотя вы уже должны были что-то почувствовать.    - Легкость в теле и очень ясное сознание, - не стал скрывать он.    - Да, новые нейронные связи у вас в мозгу должны были сильно повысить ваш интеллект, а подстройка гипофиза влияет на самочувствие.    Док, тем временем, взял у него пробы крови и мазки на анализ, затем они поместили его в медкапсулу, и о чем-то увлеченно переговаривались между собой, изучая результаты, из кучи научных терминов Сергей понял лишь то, что процесс идет по плану. Потом его опять обкололи какой-то химией и отправили обратно в палату.    - Не напрягайтесь эти дни, голубчик, отдыхайте, пока перестройка вашего организма не завершится, - сказал на прощание профессор.    Следующие пять дней он ничего не делал, кроме как усиленно питался, еду ему приносили шесть раз в день, вместе с какой-то горькой гадостью, которую тоже надо было выпить. На шестой день Сергей проснулся как обычно, по сигналу, и сначала даже не понял, что его беспокоит, но что-то было не так. На краю восприятия крутилось нечто... но он не мог уловить что, пока, наконец, не заметил в своем поле зрения, в левом верхнем углу, значок в виде буквы S в круге, мысленно кликнув на него, он неожиданно увидел перед собой сообщение, которое дублировал приятный женский голос.    - Добро пожаловать в систему "Симбионт", Пользователь. Желаете провести первоначальные настройки, сразу войти в систему или отложить вход на потом? Предупреждение! Для правильной настройки вам понадобится база "Биологические нейросети" первого уровня, у вас же она не найдена, поэтому рекомендую отложить настройки до изучения базы.   Сергей подумал и выбрал третий пункт, окно свернулось в значок, который все так же висел в левом верхнем углу, через десять минут за ним пришли санитары и отвели его в лабораторию.    - Ну-с, молодой человек, чем порадуете старика?    - Нейросеть вроде активировалась, но предупредила о том, что для правильной настройки нужна специальная база знаний.    - Замечательно, просто замечательно! Надеюсь, вы послушали совет - а впрочем, не страшно, даже если напортачили, мы это исправим.    С этими словами он открыл держатель для инфокристаллов, стандартную пластиковую коробочку с подписанными гнездами.    - Так, вот оно, - достал он кристалл, - Мартин, принеси считыватель.   Потом добавил, уже обращаясь к нему:    - У вас в запястье конечно сформирован свой, при желании вы можете загружать информацию, просто приложив кристалл к нему, но через дискретное устройство будет все равно быстрей.    Док принес браслет с гнездом для кристаллов и надел его Сергею на руку.    - Принят запрос на подключение устройства "Дека 310 Ультра Плюс", производства компании "Дайнемикз Старс", сертификат соответствия Панамериканской Конфедерации, - раздался в его голове все тот же приятный женский голос, а перед глазами выскочила полупрозрачная табличка. Мысленно кликнув по "подключить", Сергей вставил кристалл в считыватель. Опять появилась надпись, и тот же голос поинтересовался, желает ли он загрузить в накопитель базу первого уровня "Биологические нейросети", или изучить ее с кристалла, так же были приведены цифры, из которых было понятно, что с накопителя база выучится в три раза быстрее, даже учитывая время на загрузку.    - Выбирай загрузить и учить с накопителя, у него пропускная способность больше, - подсказал док.    Сергей выбрал этот вариант, и перед его глазами пошла полоса загрузки, до конца оставалось еще около полутора минут, мысленно уменьшив ее и сделав полупрозрачной, он переместил полосу в правый верхний угол, все получилось легко и просто, управление было интуитивным.    - База небольшая, узкоспециализированная, - сказал профессор, - поэтому, даже фоном, вы выучите ее меньше чем за час.    Загрузка завершилась, и Сергей кликнул "начать изучение", вопреки его ожиданиям, он ничего не почувствовал, только полупрозрачная полоска прогресса в правом верхнем углу показывала на сколько процентов изучена база.    - Вам наверняка в школе ставили гипнопрограмму, из которой вы должны знать, что крупные базы усваиваются по частям, а мелкие, до третьего уровня, одним информационным массивом. С симбионтом все точно так же, он создан под стандарты ООМ, к нему подходит любое программное обеспечение, даже обычные импланты на основе нанороботов легко встраиваются, хотя мы попробуем и свои наработки, м-да... Система маскировки позволяет задать любой отклик на запросы о характеристиках, хотя вам это и не нужно... Даже секретные правительственные команды можно встроить, и лазейки для скрытного доступа оставить, как и в обычной нейросети, но, конечно, не в этом опытном образце... Ну а пока вы будете усваивать эту базу, полезайте-ка вы, голубчик, в медкапсулу - проведем вам небольшое обследование.   "Да уж, если мне вот так сходу выбалтывают такие секреты, то никто не допускает даже и тени мысли, что я могу когда-нибудь отсюда выбраться", - подумал Сергей. Официально считалось, что к нейросети не могут подключиться посторонние, "секретная технология шифрования, которую в принципе невозможно взломать", как же, оставить доступ для себя государство, видимо, не забыло.    Через полчаса полоска загрузки дошла до ста процентов и исчезла, Сергей в это время лежал в капсуле и сначала ничего не заметил, вроде знаний никаких не прибавилось, он подумал о симбионте и, с удивлением, понял, что знает его возможности, управление и настройки. Тот был и правда потрясающим изобретением, полностью встроившись в организм носителя, он, теоретически, давал прирост интеллекта до ста пятидесяти процентов, позволял управлять своими жизненными параметрами, например можно было практически остановить работу сердца, подстегнуть выработку адреналина или бросить все ресурсы тела на скорейшую регенерацию повреждений, и еще много всего подобного. К тому же Симбионт имел функцию поддержки до десяти подключаемых модулей расширения, как биологического типа, так и стандартных, на основе нанороботов, более того, он мог скопировать установленный имплант и создать его полную или оптимизированную биологическую копию.   Еще какое-то время, пока профессор его обследовал, он потратил на настройки, подстроил под себя систему оповещения, проверил систему связи, но все сети ожидаемо оказались запаролены.    - Ну что ж, молодой человек, думаю, вы уже выучили базу.    - Да, выучил, - признался он.    - Прекрасно, тогда продолжим обследование.    Его опять посадили в кресло для проверки интеллекта. Опять пошли тесты, и Сергей отметил, что на такого же типа вопросы, как в прошлый раз, отвечает он гораздо быстрее, да и вообще, мысли были необычайно четкими и ясными.    - Отлично, отлично, ваш КИ составляет триста шестьдесят восемь баллов, прирост интеллекта на сто сорок семь процентов - это просто замечательно! Это на семь баллов больше, чем у тебя, Мартин, с твоей-то нейросетью седьмого поколения.    Тот неопределенно пожал плечами, непонятно было, радует его успех профессора, или огорчает то, что этот подопытный середнячок его обошел. "Видимо, он как раз из тех умников, которым государство бесплатно ставит нейросети последнего поколения", - подумал Сергей, собственный результат в другое время и в другом месте его бы несказанно порадовал, ну а сейчас, даже с возросшим интеллектом, он все равно не видел отсюда выхода.    - Последний обязательный тест, и на сегодня все, - сообщил профессор.    Его опять подвели к саркофагу для проверки пси способностей, санитар снял с него ошейник блокирующий пси и подтолкнул к камере, он был зол и раздражен. " Но не на меня", - неожиданно понял Сергей, от чего даже споткнулся и чуть не упал.    - Но, но, поаккуратнее с ним, - сказал профессор.    Сергей "почувствовал", что тот был доволен и в хорошем настроении. "Наверно, рад результатам эксперимента", - отрешенно подумал он, пока мысли не оформились и он не понял, что никак не не мог почувствовать эти не слишком сильные эмоции, по крайней мере - раньше не мог. "Получается, что мои пси способности тоже возросли, но в базе по симбионту об этом ничего не было, незапланированный результат? Это может стать тем козырем, который поможет мне выбраться отсюда", - мелькнула у него мысль.    В саркофаге его снова обездвижили, буквально спеленав, и начались уже привычные тесты. Сергей постарался сосредоточиться, и не показать результат, больший, чем в предыдущий раз, сдерживать себя было непросто, особенно когда в него впивались иголки, о которых он прекрасно знал заранее, но, наконец, все тесты закончились.    - Хм, очень интересно, - выдал профессор, видимо проглядывая результаты, - ваши показатели подросли на пару пунктов... впрочем, наверное, это все из-за стресса, который вы пережили при установке, м-да.. но такое бывает, - решил он.    Сергей про себя незаметно выдохнул, значит, получилось, ведь то, что он "чувствовал", тянуло никак не на пару пунктов, а, как минимум, на полноценный B класс. Его вывели из саркофага и опять надели ошейник, и всю чувствительность тут же как рукой сняло. "Вот еще проблема, которую нужно будет решить", - привел его в себя этот "аксессуар".    - В общем, поздравляю вас, молодой человек, с первой успешной установкой нейросети нового типа, - сказал профессор. - Дальше у нас пойдут тесты под нагрузкой, вы будете усиленно учить базы, а мы отслеживать долгосрочные изменения. Ну а на сегодня все.    - Возьми это, - сунул ему коробку док, - и загрузи все в накопитель, если успеешь до завтра, то начинай учить в любом порядке. И не отлынивай, мы проверим.    - Конечно, это уже очень сильно устаревшие базы, у нас, знаете ли, бюджет, - сказал, словно выплюнул, профессор, было видно, что это слово ему ненавистно, - но главное, чтобы нейросеть была загружена посильнее, а вам, в общем-то, все равно.    Санитары отвели его в палату, где он устроился на кровати, изучая коробку с кристаллами.    " Ну, вот и исполнилась мечта идиота, - усмехнувшись, подумал Сергей, - у меня стоит крутая нейросеть и есть куча учебных баз... Кстати, любопытно, что же там".    Он начал поочередно вставлять базы в считыватель, который ему оставили, все они оказались техническими, от третьего до пятого уровней, как общие, так и специализированные. "Техника" четвертого уровня, "Эксплуатация и ремонт холодильных установок" пятого, "Обслуживание и ремонт турелей класса поверхность-космос" третьего уровня, и еще девятнадцать подобных. Взглянув на идентификатор, он увидел, что самой новой базой была "Эксплуатация охранных систем" пятого уровня. "Всего-то 90 лет давности", - с иронией отметил он, хотя, в общем-то, странно, что она все же оказалась в этой коробке, скорее всего ученые просто выписали оптом базы, а кладовщик избавился от хлама, и никто не проверял, что там за старье. "А ведь профессор был прав, техника развивается медленно", - вспомнил он слова ученого. Это его обрадовало, ведь Сергей не оставлял мыслей выбраться, хоть и понимал всю сложность задачи и не слишком-то в это верил, но мысли о побеге помогали ему держаться.    До вечера он загружал базы через считыватель в накопитель симбионта, все они в совокупности не заняли и трех процентов его объема. Первой в очередь на учебу он хотел поставить именно "Эксплуатацию охранных систем", но оказалось, что для нее требуется выученная общая база "Техника" минимум третьего уровня, Сергей быстренько накидал оптимальную последовательность изучения баз, с условием ограничений и собственных предпочтений. Выходило, что в фоновом режиме он выучит нужную ему базу через пятьдесят четыре дня, всего же цепочка изучения была приблизительно определена в три с половиной года. Но это во время бодрствования, во сне базы учились примерно в два раза быстрее, а в медкапсуле, под правильно подобранным коктейлем из химии, который обычно называли разгоном, коэффициент ускорения изучения доходил уже до шести.    Составив программу, Сергей запустил последовательность обучения, и решил проверить свои пси способности, из-за ошейника он не мог ими пользоваться, по крайней мере, на полную мощность, но один из кристаллов ему, все же, удалось немного приподнять. "Значит, смогу тренировать телекинез", - с удовлетворением подумал он. Ошейник мешал, но и служил своего рода утяжелителем для тренировок, хотя раньше тот для него был все же слишком "тяжел", а теперь вполне можно было заниматься, только следовало проявлять осторожность, наверняка все палаты просматриваются не только через прозрачную стенку.    На следующий день его опять доставили в лабораторию, где провели уже привычную серию тестов.    - Ну что ж, молодой человек, результаты симбионт выдает хорошие, все в пределах ожидаемого, пришло время проверить его возможности расширения. Мы установим вам два импланта, биологический и стандартного типа. Не волнуйтесь, - сказал профессор, видимо на лице у Сергея отразились его чувства, - все пройдет без неприятных ощущений, под наркозом.    Его опять поместили в медкапсулу, но на этот раз он и вправду отключился и ничего не чувствовал. Очнулся он все в той же капсуле.    - Ну, вот и все, вылезайте.    Чувствовал себя Сергей неплохо, словно после долгого глубокого сна.    - Ну что же, установка прошла в штатном режиме, оба импланта сели нормально, проведите тестирование системы, - обратился к нему профессор.    Сергей залез в настройки и обновил конфигурацию, высветилось два новых подключения, "Абсолютная Память 2.0", неизвестного производителя, и "Супер Скорость 7" от "Медикал Системс", известного производителя качественных имплантов, судя по индексу, он был самого последнего поколения и давал прирост в скорости прохождения нервных импульсов на семьдесят пять процентов, а значит был просто жутко дорогим.    - Первый имплант, это наша с доктором Фрискином разработка, биологический аналог обычных имплантов на память, но с ним вы можете работать, как с частью собственного мозга, то есть не просматривать воспоминания в хранилище данных, а просто вспоминать. Активируйте его, - приказал профессор.    Сергей подчинился и ничего не почувствовал.    - Поздравляю, молодой человек, с этого момента у вас абсолютная память, закройте глаза и попытайтесь вспомнить последние несколько секунд.    Он с удивлением обнаружил, что может вспомнить все в мельчайших подробностях, где что находится, все движения профессора, все.    - Теперь перейдем ко второй части, - не дал ему долго играть с памятью профессор, - Мне удалось-таки выбить из этих снабженцев новейший имплант, увеличивающий скорость реакции, нанороботы прекрасно встроились в симбионт, но пока не включайте его, мы пойдем дальше. Из базы вы должны знать, что у вашей нейросети есть возможность создания биологических копий обычных имплантов, активируйте эту возможность.    Сергей знал об этом и легко настроил процесс поглощения стандартного импланта, замену его на биологический и создание второй копии, биоверсии должны давать лучшие характеристики, за счет более плотного взаимодействия с симбионтом. Подумав, он настроил создание еще двух копий, из описания следовало, что "Супер Скорость 7" мог работать в двухканальном режиме, в паре со вторым имплантом, а четыре устройства хорошо работали в связке между собой, хотя эффективность каждого последующего значительно снижалась, и ставить шесть имплантов одного типа уже не имело особого смысла.    - Ну что ж, молодой человек, через пару дней процесс завершится, а пока перейдем к тестам.    Прошло три дня, во время которых ему опять пришлось пить всякую гадость, нужную для постройки имплантов. Профессор, когда узнал о том, что он поставил в очередь на копирование сразу три импланта, вместо одного, сказал только что так, возможно, будет даже лучше, из-за возросшей нагрузки процесс станет только нагляднее, а повышенный расход дорогих веществ, нужных для роста биокопий, его, похоже, совсем не волновал. Наконец замена нано импланта на биоверсию и создание трех его копий завершилось, и Сергей под контролем профессора активировал их, активировал и тут же упал, всего лишь попытавшись сделать шаг, он просто не мог подстроиться под новую скорость.    - Поставьте настройки на минимум, - сказал профессор, - вы же не модификант, чтобы передвигаться с такой скоростью.    Он сделал, как сказали, и наконец-то смог встать, хотя все равно собственные движения казались ему какими-то резкими, чужими.    - Проведем замеры, ложитесь-ка в медкапсулу.    Док помог Сергею доковылять до капсулы, нога болела, похоже, он потянул связки.    - Так, интересно... - после замеров задумчиво протянул профессор, - биоверсия импланта повышает скорость прохождения нервных импульсов на девяносто три процента, в отличие от семидесяти пяти у стандартных, отличный результат. Всего же ваши четыре импланта выдают триса одиннадцать процентов прибавки, то есть, теоретически, вы можете двигаться в четыре раза быстрее нормы, но ваше тело совсем не приспособлено к этому, поэтому поставьте-ка пока ускорение на сорок процентов, это нормальное значение, при котором вам не придется заново учиться ходить.    Сергей так и поступил, хотя все равно еще несколько дней привыкал к своим новым возможностям.             Так потянулись дни, складываясь в недели и месяцы, Сергей усиленно учил базы, сначала фоном и во время сна, потом, когда профессор провел замеры, стал учить их уже под разгоном. Его сунули в медкапсулу и ввели специально подобранный коктейль лекарств, от которого он провалился в странное состояние полусна-полуяви, в котором загрузка баз в мозг ускорилась в шесть раз, так он и проводил большую часть дня и ночи, лишь иногда получая перерыв на восстановление. Ученые называли это "тестом под нагрузкой".    Так же профессор с доком тестировали симбионт на функциональность, Сергей, по их команде, замедлял свой пульс, опускал температуру тела до минимума, или наоборот поднимал в максимум, вбрасывал в кровь адреналин, после чего ему опять пришлось лечить порванные связки. Он даже мог управлять своим настроением, регулируя выделение гормонов, но, после проведенных под контролем ученых экспериментов, когда он то плакал, от накатившей вдруг волны безнадеги, то смеялся в эйфории, при выбросе эндорфинов в кровь, он дал себе зарок использовать этот раздел настроек только в крайнем случае. Например, при попытке побега.    Сергей не оставил эту мысль, более того, со временем он укрепился в своем решении, все больше понимая, что время тестов неумолимо проходит, на лицах ученых все явственнее проступало желание изучить его изнутри, так сказать. Он не сомневался, что, в конце концов, его мозг будет порезан на тонкие ломтики и эти двое станут разглядывать его в электронный микроскоп. Поэтому его ждало сильное разочарование, когда он добил базу по охранным системам и понял, что в комплексе использовалась новейшая разработка, данных по которой в базе не нашлось, Сергей понимал лишь самые общие принципы, на которых та была основана. Ему оставалось лишь ждать случая и тренировать пси способности, хотя, из-за ошейника, он и не мог оценить свой уровень владения ими. С этим ошейником, в принципе, можно было бы разобраться, такие сведения нашлись в базах данных, он знал где и как его надо закоротить, да так, чтобы не сработала его система ликвидации, для этого он даже стащил из лаборатории один из инструментов для взятия мазков, чтобы с его помощью вскрыть корпус устройства, но вот что делать дальше, как ему выбраться из комплекса, он не особо себе представлял.    Случай подвернулся, когда Сергей уже было решился напасть на санитаров, приходящих за ним. В один из дней, при очередном обследовании, неожиданно сработал сигнал тревоги, сирена и красные проблесковые маячки под потолком неожиданно разорвали сосредоточенную тишину лаборатории.    - Черт, давно такого не случалось, видать опять какие-нибудь учения у военных, - раздосадовано сказал профессор, отвлеченный от своих исследований.    Доктор Фрискин выглядел более взволновано, хотя и он сохранял спокойствие. Трое санитаров о чем-то переговорили между собой, и один из них обратился к ученому.    - Профессор Симмонс, нам нужно срочно уйти, нас вызывают, вашего подопытного необходимо изолировать, лучше всего поместить его в медкапсулу и обездвижить.    - Что? Нет, она мне понадобится для работы, но вы можете увести его, на сегодня мы уже закончили.    Они опять быстро о чем-то переговорили между собой, потом один из них спросил:    - Это кресло вам будет нужно, профессор?    - Нет, не сегодня.    Тогда они усадили Сергея в аппарат для проверки интеллекта и пристегнули его левую руку наручниками к какой-то металлической части.    - Мы скоро вернемся и заберем его, профессор.    Тот просто отмахнулся от них, не слушая.    Санитары ушли, и Сергей остался практически без надзора, профессор с доком были увлечены работой и внимания на него не обращали, он стал прикидывать, что можно сделать в этой ситуации. Свободной рукой дотянулся до столика с инструментами и пальцами схватил ближайший к нему, напоминающий изогнутый шприц с толстой иглой. Никто этого вроде бы не заметил, и тогда он, осторожно косясь на ученых, начал взламывать свой ошейник.    Суета в комплексе тем временем нарастала, по коридору, который был виден через прозрачное окно сбоку от дверей, начали бегать санитары, сначала они дружно пробежали вправо от лаборатории, и через какое-то время в той стороне послышался грохот, будто кто-то там проламывал стены и крушил все вокруг. Профессор с доком даже отвлеклись от работы, с недоумением прислушиваясь, и Сергей лишь в последний момент успел спрятать инструмент, которым вскрывал ошейник - он почти достиг успеха, оставалось совсем чуть-чуть.    Мимо лаборатории, в которой они находились, опять, теперь уже в обратную сторону, пробежали явно чем-то напуганные санитары, некоторые из них были забрызганы кровью, они поддерживали товарищей и кричали что-то неразборчиво, один из них отстал, он подволакивал ногу и в панике оглядывался назад. Ученые как завороженные наблюдали за этим, Сергей был так же ошарашен увиденным, но это не помешало ему доделать начатое, теперь ошейник не работал, хотя все еще держался на шее.   От отставшего санитара так разило ужасом, что это чувствовалось даже на приличном расстоянии и через стекло, кроме того в дошедших до него из коридора эмоциях было еще что-то... чья-то животная ярость, понял он. Неожиданно нечто большое и стремительное подмяло под себя последнего бегущего, зверь принялся рвать его зубами и когтями, во все стороны полетели кровавые брызги и куски плоти. Чудовище напоминало помесь гориллы с крокодилом, передвигалось оно на двух ногах, опираясь на руки, но кожа напоминала скорее крокодилью, только черного цвета, и даже на вид казалась очень прочной, пасть его была вытянута и полна острых, загнутых назад зубов.    - Черт, это же проект "Король джунглей", разработанный для диверсионных действий в тылу противника, как он смог выбраться из клетки? - потрясенно пробормотал док. Сергей "чувствовал", что тот был напуган, а вот профессор оставался практически спокоен.    - А я всегда говорил, что этот Паттерсон никудышный организатор, да и как ученый он так себе, - сказал профессор и посмотрел на нервничающего дока, - Не волнуйтесь так, Мартин, эта тварь не сможет проникнуть сюда через бронестекло.    Тварь тем временем прикончила санитара и обратила свое внимания на них, она подошла к окну и уткнулась в него мордой, оставляя на стекле следы своего горячего дыхания и разводы крови. Неожиданно монстр уставился прямо на Сергея, у того от этого взгляда встали дыбом волосы, затем тварь попыталась разбить окно, ударив лапой, но оно выдержало. Казалось, потерпев неудачу, монстр потерял интерес к ним, он развернулся и отошел к противоположной стене широкого коридора, но вдруг, резко развернувшись, разогнался и, набрав скорость, всем своим телом ударил в стекло, оно все же устояло, хотя и пошло трещинами, тогда тварь развернулась, отошла и повторила, снова впечатавшись в окно.    - Черт, что будем делать, профессор? - в панике заметался доктор Фрискин.    - Молиться, Мартин, молиться. Все-таки я был не прав, на этот раз Паттерсон превзошел самого себя, - профессор все так же был внешне спокоен, но в его голосе чувствовалась обреченность.    С третьего раза тварь пробила стекло и влетела в лабораторию, кувыркаясь в осколках, тут же резко вскочила на ноги и бросилась на профессора, тот так и стоял и никак не защищался, так что она просто снесла ему голову молниеносным ударом когтистой лапы. Затем монстр бросился в угол, где верещал док, Сергею не было видно происходящее за спиной, но оттуда просто фонтанировали смертельный ужас и боль, слышались звуки разрываемой плоти и какое-то бульканье. В это время он, полумертвый от страха, сорвав ошейник, старался вскрыть наручники, но руки дрожали от адреналина и у него ничего не получалось, пока он не догадался использовать настройки симбионта, сразу стало легче, и он почти справился с замком. Но все-таки немного не успел.    Тварь вышла с правой стороны от кресла, к которому он был прикован. Сначала над его правым плечом показалась морда монстра, испачканная в крови, которая капала ему на плечо, а его горячее смрадное дыхание он почувствовал на своей шее, потом оно обошло кресло и остановилось напротив, смотря на него сверху вниз. Сергей замер, боясь пошевелиться, благодаря возможностям симбионта, он не испытывал ужаса, хотя и понимал, что обречен. Тварь отчего-то не спешила нападать на него, она обнюхивала его словно в нерешительности, затем приблизила свою морду к его голове, глядя ему прямо в глаза, и он понял, почему все еще жив.    - Привет, Том, - хриплым голосом произнес он, разглядев знакомые разноцветные глаза.    Монстр фыркнул, отшатнулся и протяжно заревел, а затем развернулся и бросился прочь из лаборатории, помчавшись дальше по коридору.    Сергей быстро доломал браслет наручников и наконец-то снял их, а затем, вскочив с кресла, он подбежал к профессору и принялся снимать с того туфли и залитый кровью халат. Как ни противно ему было, но это надо было сделать, иначе в нем сразу бы опознали смертника, волосы у него уже отросли, с этой стороны проблем быть не должно, но белая роба его сразу бы выдала. Туфли покойного ученого оказались ему немного велики, а халат, в верхней части пропитанный кровью, он вообще с трудом заставил себя одеть, но другого в лаборатории не было, одежда доктора Фрискина вообще представлял собой какие-то кровавые лоскутки, Том вырвал ему горло и разодрал живот. Тапочки свои он натянул на профессора, может безголовое тело в тапках заключенного хоть ненадолго собьет след, пропуск же пожилого ученого он сунул себе в карман. На старика Сергей совершенно не походил, но двери им все равно можно было открыть, а у дока пропуска вообще не было видно, вероятно отлетел куда-то, да и на того он так же не был ни капельки похож.    Предстояло самое неприятное, со столика с инструментами Сергей взял большой скальпель и начал резать профессору кисть по суставу, иначе системы охраны было не пройти. Отрезанную кисть он сунул в карман, одним кровавым пятном больше, одним меньше, ничего страшного, скальпель же он засунул в рукав халата и придерживал его правой кистью.    Выйдя из лаборатории, Сергей направился в сторону, противоположную той, куда побежал Том, оттуда до сих пор слышались страшные крики и грохот. Дальше по коридору ему попались несколько тел санитаров и ученых, а проходя мимо лаборатории под номером девятнадцать, он увидел выломанные двери и несколько трупов в лабораторных халатах внутри, возле клетки с погнутыми прутьями, видимо его невольный попутчик напоследок сумел отомстить тем, кто с ним такое сотворил.    Повернув за угол, он неожиданно увидел группу спецназовцев, бегущую ему навстречу с оружием наизготовку, не успел он испугаться и что-нибудь предпринять, как бегущий впереди окликнул его:    - Вы ранены?    - Нет, кровь не моя, - сориентировался Сергей, - тварь убила коллег, но мне удалось убежать. Быстрее, быстрее, монстр там! - махнул он рукой дальше по коридору.    - Хорошо, идите вперед, о вас позаботятся.    И спецназовцы побежали дальше.    У него не было конкретного плана, кроме мысли добраться до ангара с кораблями, но сначала надо было еще дойти до лифта. Впереди показался пост с двумя санитарами, те так просто его не пропустят, они наверняка знают ученых в лицо или потребуют пропуск. Он сгорбился и, пошатываясь, побрел на них, как будто бы был ранен, санитары подбежали к нему и поддержали с разных сторон.    - Куда вы ранены, - спросил один из них.    - Не знаю, - сказал Сергей, заваливаясь на того, что был слева и будто бы в продолжение падения махнул скальпелем в правой руке, горло охранника справа прочертила красная полоса, рана раскрылась и оттуда хлынула кровь, а он уже наносил удар скальпелем, целясь под ребра санитару слева, на которого облокачивался. Скальпель глубоко вошел тому в бок, он как то охнул и сложился, но и Сергей серьезно порезал пальцы, когда его ладонь соскользнула на лезвие, чертыхаясь, он с трудом оторвал целой рукой полоску ткани от униформы санитара и, как мог, перебинтовал себе кисть. Следовало поспешить, сзади уже раздавались очереди выстрелов, и он сомневался, что Том долго протянет против спецназа.    Дойдя до лифта, Сергей больше никого не встретил по пути, сирены тревоги еще гудели, и все, видимо, куда-то попрятались. Вставив пропуск профессора в приемник, он достал его кисть и приложил к считывателю в форме ладони, загорелся зеленый сигнал, и Сергей нажал кнопку вызова лифта, после чего выбросил кисть, швырнув ее дальше по коридору. На дисплее мигали, сменяясь, цифры, а он, нервничая, ждал, оглядываясь по сторонам - на него вдруг накатило, хотелось бежать, не останавливаясь, но приходилось себя сдерживать. Наконец двери кабинки открылись, он влетел внутрь и ударил по самой верхней кнопке с надписью "Ангар", лифт тронулся, но легче ему не стало, в этой коробке ощущение неприятностей только нарастали, он чувствовал себя словно в ловушке, хотя отступать было уже поздно.    Пока лифт поднимался, Сергей нервничал все сильнее и сильнее, ожидание показалось ему вечностью, а когда дверцы лифта раскрылись, он понял, что с вечностью может встретиться прямо здесь и сейчас. Напротив выхода стояло несколько спецназовцев, нацелив стволы своих штурмовых винтовок прямо на него, подствольные фонари били ему в глаза, ослепляя. Один из них достал какой-то пистолет и направил на Сергея, тот, понимая, что не успевает, все равно прыгнул на них, спецназовец выстрелил, и, еще в полете, он потерял сознание.    Сержант спокойно убрал стоппер.    - Пакуйте, - приказал он подчиненным.      Глава 5    Полковник Бриггс, то и дело чертыхаясь, писал отчет о произошедшем инциденте. Писать подобные отчеты он ненавидел, такое случалось дважды за двадцать лет его службы, и вот это произошло в третий раз. "А все эти яйцеголовые, - думал он, - всегда из-за них все проблемы... чертов Паттерсон, не смог проконтролировать свое же создание, не зря на него Симмонс жаловался".    При воспоминании об убитом профессоре он опять чертыхнулся, тот все же был всемирно известным ученым, и его смерть трудно будет скрыть, да и наверху с него спросят за гибель одного из ведущих научников комплекса. Помимо профессора, погибли еще семеро яйцеголовых, включая и самого создателя этой твари, а так же девять санитаров и один спецназовец, два человека были серьезно ранены. Да еще этот бежавший смертник, тридцать седьмой, двух из погибших санитаров убил именно он и почти что сумел дойти до верхнего уровня. Тоже, в общем-то, не в первый раз, полковник попытался вспомнить номер того объекта, который почти добрался до кораблей пять лет назад, но не смог. Он на минуту задумался о том, что следует сделать с шустрым подопытным, и крикнул:    - Эй, капрал!    - Звали, сэр? - появился тот из-за двери.    - Этого, который сбежал, тридцать седьмого, определи на следующую тренировку.    - Есть, сэр.    "Может хоть этот прыткий продержится подольше, а то вечно курсанты жалуются, что все проходит слишком просто", - подумал он и продолжил составление ненавистных ему бумажек.             - Смирно!    Отделение кадетов встало по стойке смирно.    - Вольно, - лейтенант оглядел строй из девяти человек, облаченных в средние бронескафы последних модификаций, вроде все нормально, придраться было не к чему.   - Курсанты, сегодня наступил день, о котором вы так долго мечтали. Мечтали подыхая на марш бросках, барахтаясь по горло в грязи и не спя ночи напролет, выполняя учебные задания, тогда вы все хотели поскорее закончить обучение. Что ж, этот день наступил! Вы лучшие из лучших, прошедшие строгий отбор, жесточайшие тренировки, серьезнейшие операции по модификации и выучившие кучу специализированных баз, сегодня вы станете настоящими солдатами! Поздравляю!    - Ура! Ура! Ура!    - На пути к заветному зеленому берету вас ждет последнее испытание, именно пройдя его, вас уже можно будет называть бойцом, а не желторотиком там или птенчиком, - лейтенант пошутил, и в строю послышались смешки, но когда он продолжил, все тут же притихли, - Но оно будет непростым. За этой дверью сейчас девять вооруженных ублюдков убегают, что есть сил. Это законченная мразь, которую наше государство приговорило к смерти, и вы приведете приговор в исполнение. Сейчас вы пойдете по их следам, и уничтожите всех до единого, пленные нам не нужны. Смертники вооружены хоть и устаревшим, но действенным оружием, поэтому не расслабляйтесь, действуйте так, как будто выслеживаете вражеских диверсантов, будьте безжалостны и вспоминайте то, чему вас учили. Разойдись!    Курсанты разбрелись проверять снаряжение, послышались шуточки.    - Ковальски, а ты сколько голов притащишь? - подначила того крепкая высокая блондинка.    - Да уж больше, чем ты, Ламберт. Спорим, наше звено победит?    - Идет, я хоть и девушка, но вас всегда делала. Эй Фрэнк, вы участвуете?    - А сама как думаешь? Конечно! Только не на интерес же? Проигравшие ставят победителям по ящику пива!    - Идет.    - Согласна!    Лейтенант смотрел на их перешучивания и вспоминал, как сам не так уж и давно проходил здесь последнее испытание. Все тренировки были конечно важны, но значили не слишком много, пока ты сам не побываешь под огнем и не заберешь чью-то жизнь, но сделать это было психологически непросто, и курсанты после первых убийств вряд ли будут шутить о них. Но это им еще только предстоит узнать.             Сергей очнулся и сильно удивился, обнаружив, что все еще жив, а ошейник оказался по-прежнему на нем надет, его поместили в какую-то камеру, напоминающую карцер и, ни слова не говоря, продержали там девять дней. Сначала он все ждал, когда его поведут на казнь, потом решил, что его, наверное, отдадут ученым, чтобы те продолжили дело профессора, и никак не мог решить, что было бы лучше, но никто за ним не приходил, только военные приносили еду два раза в день. Порезанные до кости пальцы ему лечить никто не собирался, тогда он воспользовался функцией симбионта, направив резервы организма на заживление раны, и, к его удивлению, уже через два дня на пальцах остались лишь тонкие белые полоски шрамов.    На десятый день за ним пришли, его заковали в наручники и отвели к лифту, конвойный нажал на самую нижнюю кнопку, и спускались они довольно долго, по-видимому, комплекс оказался очень глубоким. Потом его куда-то вели запутанными переходами, пока они не пришли в зал, одну из сторон которого, до самого потолка, занимали массивные створки, в этом помещении кроме него находились также еще восемь подопытных и несколько охранников. Специальным ключом ему сняли ошейник, затем освободили руки, Сергей обратил внимание, что и другие стояли без "украшений".    Вскоре после этого в помещение уверенной походкой вошел лейтенант, молодой офицер в форме Зеленых беретов, он встал перед смертниками, сложив руки за спиной, и начал речь.    - Вам, мясо, несказанно повезло, сегодня вы умрете, - подождал, пока стихнут шепотки среди них, и продолжил, - но умрете в бою, а не на лабораторном столе, и у вас будет шанс выжить. Моим курсантам нужна тренировка, приближенная к боевой, поэтому сейчас вы оденете легкие бронескафы, получите оружие и попробуете выиграть себе жизнь на нижних, необитаемых уровнях базы. Одеть скафы, - приказал он, показав рукой на шкафчики справа.   Сергей "чувствовал", что смертники офицеру безразличны и вызывают лишь немного презрения. "Куклы, - понял он, одевая скаф, - кажется, так это называется, куклы для тренировки спецназа".    Тех, кто замешкался с переодеванием, подгоняли дубинками, скафы оказались старыми списанными образцами, но еще вполне надежными, они напоминали герметичный комбинезон со множеством карманов, который имел встроенный легкий бронежилет и небольшую нашлепку системы жизнеобеспечения на спине.    - У вас будет полчаса форы, через это время отряд спецназа пойдет по вашим следам. Те, кто продержится двадцать четыре стандартных часа - выживут, им необходимо будет вернуться к месту старта. Регенерационного картриджа в ваших скафах хватит на двадцать четыре с половиной часа, без них дышать вы не сможете, воздух на нижних уровнях загрязнен и не годится для дыхания. Как только я уйду, начнется отсчет времени, вон те шкафчики разблокируются, там вы найдете оружие и патроны, - лейтенант замолчал, напоследок окинув их презрительным взглядом, развернулся и вышел.    "Отсчет пошел", - понял Сергей.    После того, как офицер ушел, дверцы шкафчиков слева распахнулись, и смертники ринулись за оружием, не отстал от всех и Сергей, им досталась какая-то старая разновидность автомата Калашникова, булл-папы, еще под гильзовый патрон. "Калибр, кажется, миллиметров семь-восемь", - пригляделся он, что это за модель, ему было не известно, но явно очень древняя, оружие под патроны с гильзами перестали выпускать еще лет сто назад, даже самые бедные страны, а этот казался и вовсе старше, ремень весь ссохся и потрескался.   Сергей присмотрелся и увидел на нем китайские иероглифы, Восточный Союз, в который вошли и остатки Китая, был одной из самых передовых в техническом плане держав, и такое старье они давно не выпускали, так что он бы не удивился, окажись, что эти автоматы лежали тут еще со времен Второй Космической, и нашли их здесь при реконструкции бункера. К оружию в придачу шло по три пятидесяти зарядных рожка с патронами, один из которых он тут же вставил в приемник, снял старинное изделие с предохранителя и передернул затвор, взведя автомат, а затем вернул переводчик огня на место, на всякий случай перестраховавшись. Остальные поступили примерно так же, вооружившись и приготовившись.    "Наверняка патроны тоже старье, а значит, возможны осечки", - думал он в этот момент. Впрочем, вступать в бой с модифицированными бойцами спецназа, пусть и курсантами, было бы просто самоубийством, поэтому надо постараться уйти подальше и спрятаться. В то, что кого-то оставят в живых, он совершенно не верил, молодым волчатам нужно было попробовать крови, и лейтенант им это позволит, для того все это, видимо, и задумано. "Скорее всего, если кто-то продержится обещанное время, его все равно расстреляют, в воспитательных целях, так сказать". Что делать он не представлял, но решил, что по ходу дела разберется, а пока надо просто бежать.    Створки начали открываться, и Сергей поспешил одеть шлем и загерметизировать скаф. "Обнаружено устройство "Комбинезон Спасателя Облегченный 2МК", провести подключение?" - неожиданно выдала нейросеть. Он согласился и залез в описание скафа, быстро пробежался по нему, но ничего интересного, за исключением ноктовизора и данных о расходе картриджа, регенерирующего воздух, он там не нашел.    Створки между тем полностью распахнулись, и взгляду "кукол" предстало явно давно заброшенное помещение, дальше шли какие-то старые коридоры, некоторые стенки были завалены, виднелось несколько дыр в полу, ведущих на нижний уровень. Но, как ни странно, свет, хоть тусклый и моргающий, но кое-где все же горел. "Видимо, лампы подключены к общей сети, которую запитали военные от какого-нибудь мини реактора", - подумал он.    Никто не стал объединяться, не те люди здесь собрались, да и поодиночке спрятаться и продержаться, молясь, чтобы преследователи нашли не тебя, а кого-то другого, было легче, сражаться никто не собирался, по крайней мере, пока не подопрет. Сергей думал примерно так же, поэтому, не задерживаясь, рванул в неизвестность.    "До войны строили на совесть", - осмотрелся он на бегу, пятиметровые потолки и толстый слой бетона, даже энергосети еще были рабочие после стольких-то лет, вентиляция видимо тоже кое-как справлялась, пыли оказалось немного, все же строили бункер на случай военных действий, и все здесь было многократно дублировано. "Однако землетрясения во время орбитальных бомбардировок все-таки повредили и его", - подумал Сергей, подбегая к пролому в полу, бетон толщиной в полтора метра когда-то треснул, и открылась полуметровой ширины щель на нижний уровень, видно было плохо, и он активировал ноктовизор, все окрасилось в зеленые тона, но видимость улучшилась. Внизу находилось немного мусора, но, в принципе, спуститься было можно, Сергей повесил автомат на спину, свесился на руках с края пролома и спрыгнул.    Приземлился он удачно, по крайней мере, ничего себе не повредив, тут же перекатом ушел в сторону, и вовремя, следом за ним с криком "поберегись" спрыгнул еще один смертник. Они посмотрели друг на друга и молча разбежались в разные стороны, Сергей повернул налево, и принялся искать проход на нижний уровень, если он вообще, конечно, был, но в любом случае надо было уйти как можно дальше.    В бывших лабораториях и непонятного назначения помещениях сохранилось разбитое оборудование, кое-где даже светились диоды и что-то помаргивало. По пути ему то и дело попадались искусственные завалы из разного хлама, которые приходилось обходить, но некоторые лампы горели и тут, давая тусклый свет, и для прибора ночного видения его было достаточно. Он заметил, что все вокруг было промаркировано китайскими иероглифами, из чего Сергей сделал вывод, что это бывший китайский бункер.    В одной из комнат он увидел труп в таком же скафе, как и у нынешних беглецов, тот лежал на животе, а в спине у него были видны входные отверстия от пуль. Сколько он тут уже лежит, сказать было трудно, тело внутри мумифицировалось, Сергей наклонился проверить картридж регенерации воздуха, но тот оказался разбит пулей.    К исходу первого получаса, кружа по уровню и обходя заторы из мебели и разбитого оборудования, он нашел еще три трупа разной степени свежести, и у одного из них ему даже удалось позаимствовать целый регенерационный картридж, наконец он обнаружил искомую шахту лифта, но его ждало разочарование, та оказалась полностью заваленной обломками, и надо было решать, прятаться ему на этом уровне, или искать проход ниже. "По логике, - подумал он, - где-то рядом должна быть и лестница". Немного покружив, он все же нашел спуск вниз, лестничные пролеты были полуобвалены, верхний этаж и вовсе перекрыт рухнувшей плитой, но при желании сквозь все нагромождения вполне можно было пробраться, и у него такое желание было. Сергей, осторожно, чтобы случайно все не обрушить, стал продвигаться вниз, спуститься удалось лишь на два этажа, но дальше проход был завален, а на стене у выхода он различил полустершуюся надпись "Уровень 169".    Уже удаляясь от прохода, он услышал выстрелы наверху, сначала длинная очередь из "АК", характерный треск, как доски ломают, прямо как в виртсимуляторах, а потом несколько более тихих очередей, очевидно из современных импульсников, и все стихло. "Кому-то не повезло", - подумал он, надо было спешить, что бы самому не попасть в категорию неудачников. "Хотя куда уж хуже", - на бегу подумал он.    В течение следующего часа Сергей обследовал все вокруг, пару раз замечая невдалеке передвигающихся смертников, но прохода вниз не нашел, то ли этот уровень вообще был последний, то ли ему просто не везло. Еще раз он в отдалении слышал стрельбу, нашел еще два старых трупа, с которых снял полуиспользованные картриджи, и наконец, когда он уже было подумал, что придется как-то прятаться здесь, ему улыбнулась удача - в одном из помещений часть пола обвалилась, хотя это и трудно было заметить за опрокинутыми шкафами. Внизу было очень мало света, но пришлось прыгать, приземлился он не очень удачно, подвернув ногу на куче обломков, но задерживаться явно не стоило, и Сергей похромал дальше, мысленно дав команду симбионту усилить регенерацию связок в ноге и подстегнуть выработку эндорфина, как естественного обезболивающего.    "Этот уровень здесь определенно последний", - к таким выводам он пришел, проблуждав по нему около часа. Шахта лифта и лестничный пролет плотно завалены обломками, да и сто семьдесят уровней, в среднем по пять метров, означали, что он находится уже очень глубоко под землей, так что ниже уже, скорее всего, ничего и нет. За это время наверху еще несколько раз стреляли, в своих поисках он наткнулся на очередной труп и взял еще один картридж, зачем он ему, Сергей не знал, ведь найдут его гораздо раньше - просто перестраховывался. Все эти рассказы о том, чтобы продержаться двадцать четыре часа, ожидаемо оказались ложью, судя по звукам стрельбы, уже минимум шестеро из девяти смертников погибли, а прошла лишь малая часть из назначенного времени. Он с определенностью понял, что скоро и его найдут, а значит, надо было подготовиться, не победить, так забрать с собой кого-нибудь, покорно ждать смерти он не хотел.    Сергей начал искать подходящее для засады место, осматривая кучи хлама, как вдруг что-то знакомое привлекло его внимание. "Черт, да это же часть охранной турели, очень похожая на "Сферу 2С+". Подобная, только новее, была в старой технической базе, которую он выучил, от лазерной турели, собственно, осталась лишь проводящая трубка с накопителем и проводами, бронеколпака, охлаждающей системы и многого другого не было, но, если подключить все к энергопроводу, то на полсекунды ее должно хватить. Сергей вспомнил подходящее место, там вроде бы какое-то оборудование светилось, а значит, был выход к энергосистеме, вернувшись туда, он проверил, и действительно, энерговыход здесь был.    Комната являлась проходной, и у него быстро сложился план, он аккуратно перетащил тяжелую трубу и накопитель, и запитал их от энерговыхода, благо в скафе можно было не бояться напряжения. Из обрывков шнуров, собранных в разных помещениях, он связал один длинный шнур, присоединил его к получившейся ловушке, а другой конец протянул в соседнюю комнату. Теперь, когда он его потянет, тот должен будет закоротить накопитель и высвободить всю энергию одним мощным разрядом, сам накопитель конечно сгорит, но это была одноразовая конструкция. После этого он спрятал получившуюся систему в куче хлама, тщательно замаскировав и направив на противоположный вход, собственно, от пролома, через который он сюда попал, и через который, скорее всего, спустятся и преследователи, это был единственный путь, если с шумом не пробираться через завалы. Сам Сергей залег в соседней комнате за импровизированным бруствером из металлического шкафа, лежащего на боку, снял автомат с предохранителя, и принялся ждать.    Полутемная комната в зеленом свете нагоняла страх, наравне с ожиданием скорой стычки, чтобы немного отвлечься, Сергей стал вспоминать прошлую жизнь, и так задумался, что прозвучавшие недалеко выстрелы, стали для него полной неожиданностью. Вздрогнув, он поудобнее перехватил автомат и сосредоточился, настроив уровень адреналина и скорость прохождения нейроимпульсов на максимальный уровень, какой ему удавалось контролировать, в бою с обученными спецназовцами, к тому же наверняка прошедшими модификацию, ему могла пригодиться любая мелочь. Он постарался расслабиться, хотя из-за повышенного уровня адреналина это и было непросто, и максимально охватить своими "чувствами" доступное пространство. До этого момента у него не было возможности оценить, насколько возросли его пси способности, но он надеялся, что все-таки сможет обнаружить преследователей заранее.    Время проходило, и его беспокойство нарастало, "чуйка" подсказывала ему, что вот-вот должно что-то случиться, неожиданно на грани восприятия он ощутил нечто... чей-то азарт и охотничий интерес, решил он, и этот интерес приближался, три разных оттенка. Расстояние он оценить не мог, сказывалось отсутствие опыта, но весь подобрался, словно пружина, ощущения нарастали, становясь все ближе и ближе, Сергей расположился не сразу напротив входа в комнату, а под углом к нему, и видеть соседнее помещение с ловушкой не мог, только лишь одну его стену. Вдруг на этой стене он увидел точку от инфракрасного лазерного целеуказателя, она была хорошо видна в ноктовизор и расположена так, как будто бы кто-то замер у противоположного входа в соседнею комнату. Слышно ничего не было, спецназ передвигался бесшумно, но, когда точка сместилась, он понял, что преследователи входят в комнату с ловушкой, прикрыл глаза и дернул шнур.    В соседнем помещении сверкнула яркая вспышка, одновременно с ней раздался резкий свист разряжающегося накопителя, кто-то закричал так, как кричат только смертельно раненые, а Сергей сразу же после вспышки подбежал к дверному проему и, не высовываясь, лишь выставив ствол, высадил в комнату всю обойму одной длинной очередью, все пятьдесят патронов, водя стволом из стороны в сторону. Когда он стал менять магазин, все его чувства буквально завопили о смертельной опасности, мимо него в проем пролетел шарик плазменной гранаты, помигивая красным диодом, благодаря ускорению Сергей успел его заметить, видел, как тот падает на середину комнаты, но сделать ничего не успевал. Лишь на инстинктах он потянулся к нему "силой", подхватил и бросил обратно, раньше он бы так сделать точно не смог, там сразу же грохнуло, облако плазмы ворвалось в проем, обдав его жаром, и тут же опало.    Сергей наконец-то смог перезарядиться и бросился бежать, практически не разбирая дороги из-за засвеченного от вспышки взрыва ноктовизора, больше у него козырей не было, а оставаться там означало верную смерть. Бежал, так быстро, как только мог с поврежденной ногой, не разбирая куда, лишь бы подальше, не сомневаясь, что выжившие спецназовцы захотят отомстить, вскоре он наконец остановился, задыхаясь, осмотрелся вокруг и понял, что находится возле заваленного лестничного пролета, сверху которого нависала упавшая бетонная плита, перекрывая его и создавая своеобразную яму, глубиной метра два, в которую он чуть не упал. "Все равно ведь найдут", - подумал он, но без боя сдаваться не собирался, может хоть еще одного заберет перед смертью, хотя вряд ли, они теперь настороже, но все же он устроился у металлического хлама, который валялся перед обрушенным пролетом, и принялся ждать.    Приближение опасности Сергей почувствовал, но все равно еле успел среагировать, даже с повышенной скоростью реакции, настолько быстро передвигался враг. Модификант вылетел из-за угла и понесся, меняя траекторию, на него, он успел нажать на курок, но очередь прошла в стороне, а затем автомат заклинило, Сергей попытался передернуть затвор, но бегущий метким выстрелом попал ему в плечо, он почувстовал сильный удар, и рука, сжимающая цевье, сразу же отнялась. "Живым хочет взять, - понял он, - ну уж нет". Но сделать ничего не успел, подбежавший спецназовец ногой выбил у него автомат и врезал по ребрам так, что они хрустнули, а во рту появился привкус крови, он, а точнее она, понял Сергей по голосу, ударила его еще несколько раз, приговаривая при этом:    - Мразь, это тебе за Дженкинса, а это за Питерсона, таких парней положил, ублюдок.    От ударов ногами Сергея швыряло, словно мячик, и вскоре он подкатился к краю двухметрового провала. Девушка наклонилась к нему, видимо, она хотела посмотреть ему в лицо за прозрачным забралом, прежде чем убить, ожидая увидеть какую-нибудь мерзкую рожу - и в удивление замерла, глядя на парнишку, который оказался даже младше ее самой.    - Что, сучка, понравилась тебе первая кровь, - прохрипел Сергей, смотря в глаза симпатичной блондинке, и перевел взгляд на пояс курсантки, та проследила направление его взгляда, и увидела активированную фугасную гранату.    "Но как?", - успела подумать она, отшатываясь и лихорадочно пытаясь ее отстегнуть.    Сергей перевалился через край ямы, гранату он активировал телекинезом, сверху раздался взрыв, который порвал курсантку и обрушил плиту, погребя его под завалом.             - Как, как вы умудрились потерять целое звено курсантов на тренировке! - орал на лейтенанта полковник Бриггс. - Как какой-то паршивый зека уничтожил троих спецназовцев! Да вы за это под трибунал пойдете!    - Но сэр, судя по записям с камер убитых, у объекта обнаружился хороший уровень владения пси, о чем нас не предупредили, - лейтенант тоже был в бешенстве, к своим первым курсантам он привязался, к некоторым в особенности, и тяжело переживал известие об их гибели, но он, все-таки, соблюдал субординацию. - Иначе бы мы использовали переносной подавитель пси поля, но его даже не было в перечне вооружения, которое мы должны были взять с собой, когда сюда направлялись.    - Спецназ должен успешно действовать в любых условиях, сталкиваясь с любыми противниками, - Бриггс понимал, что оплошал, отправив на полигон пси-актива, но он никогда не любил читать эти отчеты, даже больше, чем писать их, а признавать свою вину не хотел. Ну и еще он был старше по званию.    - Вот что, лейтенант, обо всем случившемся я доложу наверх, пусть там решают. Свободны.    Лейтенант молча козырнул, развернулся и вышел.    "Доложить то он доложит, - думал он, - но наверняка в выгодном для себя свете, а значит виноватым выставит меня. Черт, Ламберт, как же ты так оплошала, детка?"    Их связывало нечто большее, чем отношения командира и подчиненного, он уже договорился о ее переводе после окончания обучения к нему в учебный взвод, на должность инструктора по огневой подготовке, ведь она отлично стреляла. И все его надежды разбились из-за одного излишне резвого смертника, который не хотел спокойно подохнуть, как восемь других ублюдков.    "Ему еще повезло, что тот погиб под завалом, у меня бы он умирал о-очень долго"             - Внимание, обнаружены серьезные повреждения организма, принудительно включена система спасения, все доступные ресурсы тела направлены на регенерацию, повторяю....    Сергей не хотел просыпаться, но назойливый женский голос никак не отставал. "Кто там не дает поспать, опять эти шуточки Лиз". Мысль о девушке начали разворачивать цепочку событий, он вспомнил, что с ним произошло, и где он находится, очнулся и понял, что погребен под кучей обломков. По таймеру нейросети прошло почти шесть часов с тех пор, как он находился без сознания.    "Заданная последовательность обучения завершена", - сообщил ему симбионт.    "Очень подходящий момент, - подумал Сергей и попробовал пошевелиться, вроде даже что-то получилось, боль в теле была приглушена симбионтом, он отключил назойливое оповещение и просмотрел список повреждений. "Да уж, но могло быть и хуже". Ранение в левое плечо навылет, кровотечение вроде прекратилось и скаф автоматически загерметизировал дырки, так что воздух вроде бы не выходил, далее обнаружились треснувшие, но не сломанные ребра, видимо броник спас, а так же вывих левой ступни, легкая контузия, многочисленные ушибы мягких тканей и растяжения связок, все-таки скорость он выдерживал на пределе и чуть за ним.    Сергей попытался приподняться, левая рука не слушалась, но ему все же удалось это сделать, верхушка кучи строительного мусора осыпалась и из нее показалась фигура человека в легком скафе, он кое-как вылез из-под обломков, это явно далось ему нелегко, скатился с них чуть в сторону и перевернулся на спину. Тяжело дыша, он лежал и смотрел вверх сквозь потрескавшееся забрало шлема, понимая, почему все-таки остался жив - бетонная плита, которая до этого создавала ту "пробку" в завале и яму, в которую он скатился перед взрывом, упала на уровень предыдущего этажа и там застряла, а он, вместе с обломками, которые перекрывали пролет на этот этаж, рухнул вниз. "Значит, все же был еще как минимум один уровень", - понял он.    Хотелось просто лежать и ничего не делать, в теле чувствовалась сильная слабость, все резервы шли на лечение, но нужно было что-то предпринимать для своего спасения, так что он привстал, опираясь на здоровую руку, и привалился спиной к стене. Проверив все картриджи регенерации воздуха, одной рукой вставляя их в приемник на пояснице, что было очень неудобно делать, он увидел, что тех должно хватить еще где-то часов на двадцать в обычном режиме, а потом он или умрет от удушья, ведь воздух на всей планете и в старом бункере был непригоден для дыхания, или ему придется как-то возвращаться в комплекс, что тоже, в общем-то, означало для него верную смерть. Хотя если за шесть часов никто сюда за ним до сих пор не спустился, то, скорее всего, прохода на верхний этаж больше и вовсе нет, а его посчитали гарантированным трупом и не стали утруждаться разбором завалов.    Сергей осмотрелся вокруг, насколько позволял тусклый свет пары ламп. Коридор и помещение, которое ему было видно, выглядели нетронутыми, никаких искусственных баррикад, мебель и оборудование с виду вполне целы. Это навело его на мысль, что уровень могли и вовсе не обнаружить при реконструкции комплекса, а значит, здесь могло сохраниться что-то, что поможет ему выжить, от этих размышлений он приободрился, залез в настройки и увеличил выброс гормонов, сразу стало лучше, и появились силы подняться. Сергей понимал, что это все самообман, что организм нуждается в отдыхе и полноценном лечении, но сейчас ему требовалось просто выжить, и он, прихрамывая, двинулся исследовать уровень.    Тот и вправду был совсем не разграблен, такое ощущение, что как его покинули до войны, аккуратно все сложив, так здесь никто и не бывал, лаборатории, мастерские, помещения казармы, жилые помещения, все это было не тронуто. Энергоканалы и здесь были запитаны от реактора военных, свет кое-где горел, но вентиляция, видимо, совсем не работала, толстый слой пыли под ногами поднимался вихрями при каждом шаге. "Значит, и этот проход наверх скорее всего недоступен", - решил он. Двери нигде небыли взломаны, как наверху, лишь некоторые стекла разбиты и несколько шкафов и аппаратов валялись опрокинутыми, наверное, во время землетрясения, даже вода по трубам в уборной текла, в этом он убедился, зайдя в одно из таких помещений. "А что им будет, если трубы не подвержены коррозии, а подземные озера не поменяли своего положения, ее, наверное, даже пить вполне можно".    Сергей и сам не знал, что искал, пока не увидел тяжелую дверь, подписанную китайскими иероглифами. "Склад ГО 171" - то, что нужно"(14). В нем должны были храниться запасы на случай войны или чрезвычайных ситуаций, за почти две сотни лет большинство вещей конечно уже пришли в негодность, но что-то ведь могло и сохраниться, например те же приборы для очистки воздуха.    К счастью дверь была закрыта на электронный замок, панель которого тускло светилась, значит энергия в нем есть, а из старой базы по охранным системам он знал, как его можно открыть. Сергей пошарил по соседним помещениям, приборам и установкам, извлек твердотельный накопитель, концентратор и еще несколько элементов, соединив которые, получил примитивный пробойник. Без инструментов и с одной действующей рукой было очень неудобно действовать, конструкция получилась жутко корявой, но вполне должна была работать. Он оторвал несколько проводов, зачистил их куском стекла и соединил между собой, длины должно было хватить как раз от ближайшего энерговыхода до двери склада, затем Сергей вскрыл корпус замка, просто поддев и сломав крепление найденной твердой пластиной и аккуратно присоединил к электронной начинке свой самопальный пробойник с проводом, другой конец которого воткнул в ближайший выход энерговода. Прошло несколько секунд, во время которых в накопителе собиралась энергия, а затем он с треском разрядился яркой дугообразной вспышкой, из недр замка повалил дым, но больше ничего не происходило, но не успел Сергей расстроиться, как дверь, со скрежетом давно не смазанного механизма, все же начала потихоньку открываться.    Его взору предстали ряды стеллажей, заполненные различными коробками, маркированные военные ящики и какое-то оборудование. Сергей начал обследование склада, переходя от стеллажа к стеллажу и проверяя надписи, ему попадались упаковки каких-то медикаментов, сухпайки и другие сублимированные продукты, в ящиках было оружие, защитные костюмы, скафы - все ужасно устаревшее. Наконец, приблизительно через час таких поисков, осмотрев большую часть немаленького склада, на одной из полок он обнаружил старые регенерационные устройства, они не подходили к его костюму, но он мог применить содержащуюся в них химию в своих картриджах, надо было только вскрыть их. Сергей вспомнил, что видел где-то то, что могло ему помочь, и вернулся за пластиковым чемоданчиком с набором инструментов, вскрыл картриджы и пересыпал химию из старых китайских в один из найденных им у трупов наверху. С замиранием сердца он вставил его в приемник и радостно увидел сто процентную шкалу заполненности, а воздушная смесь, пошедшая из картриджа, не отличалась от предыдущей, точно такой же воздух с химическим запахом.    Одна проблема была решена, теперь следовало решить и вторую, ведь если он тут задержится, ему нужно было чем-то питаться, и где то это делать, ведь снимать шлем он не мог, но тут Сергей вспомнил, что видел большие упаковки с маркировкой "Палатки специальные, модель шесть", вернулся к этому стеллажу и прочитал их описание. Выходило, что они могли полностью герметизироваться, и это было то, что нужно, а сублимированные продукты в вакуумных упаковках вполне можно будет есть, гадость конечно, но испортиться они не должны.    Напоследок Сергей взял из ящика автомат, точно такой же, как тот, который остался где-то под завалами, "Калашников" был весь в засохшей консервационной смазке, пришлось ее очищать, оторвав кусок упаковки и смачивая его в какой-то жидкости, которую нашел в закупоренной канистре с надписью "Топливо КС 320". Кое-как он почистил оружие до приемлемого уровня, устройства автомат был примитивного, знакомого еще по виртсимуляторам, так что особых проблем у него не возникло, потом, вскрыв цинк патронов специальным ножом, прилагающимся к нему, он набил ими три магазина, передернул затвор и почувствовал себя гораздо увереннее.    Затем Сергей вышел со склада и продолжил обход, надо было до конца осмотреть всё и найти место под палатку, спустя полчаса обойдя практически весь уровень, он вышел в большое помещение и в глаза ему сразу же бросился наклонный пандус, заканчивающийся у массивных ворот. Рядом с воротами, на стене, была панель электронного замка, в которой он опознал сверхсложную систему устаревшего типа, по его данным, взломать такую было невозможно, не с его знаниями. "Какой-то бункер в бункере", - подумал он, никаких проясняющих надписей или табличек здесь не было.    Сергей просто ради интереса набрал какую-то комбинацию и отпрыгнул от неожиданности назад, когда вдруг в помещении раздался вой сирены, и ворота начали медленно открываться. "Не может быт... угадать нереально... а значит, настройки автоматически сбрасываются после определенного времени последнего ввода, такое практикуется у военных охранных систем, на случай масштабной катастрофы, и обычно этот срок составляет не менее тридцати стандартных циклов, то есть тридцати земных лет", - вспомнил он.    За открывшимися массивными воротами из какого-то сплава почти двухметровой толщины находился шлюз, наподобие тех, что бывают на космических станциях. Он был ярко освещен, а это означало две вещи, во-первых, запас прочности, заложенный строителями и техниками в свои изделия, был просто колоссальный, и, во-вторых, помещение наверняка имело какой-то свой собственный источник питания.    Немного помедлив, Сергей с опаской вошел внутрь, створки за ним тут же начали медленно закрываться, он сильно нервничал, хотя и понимал, что пока они полностью не закроются, дверь, ведущая дальше, не разблокируется. Наконец ворота закрылись, откуда-то из щелей в стенках послышался звук продуваемого воздуха, по-видимому, он заменялся местным, но шлем Сергей снимать все равно не стал, неизвестно еще какой воздух был в помещении. Следующую минуту ничего не происходило, в его голове возникли мысли, а не попал ли он в ловушку, если проход не откроется, то он тут застрянет навсегда, но не успела паника овладеть им, как запирающий замок на массивной двери в виде штурвала начал вращаться, и вскоре она открылась. Сергей шагнул в помещение, напоминающее пост охраны и оказался под прицелом двух автоматических турелей, которые резко навелись на него.             Из скрытых динамиков послышался голос, говоривший на мандаринском наречии китайского:    - Приветствую вас, выживший. Вы находитесь в специальном бункере "Особого центра подготовки". Вам присвоен статус "гостя", согласно протоколу Љ 14539/2, подтвердите свои полномочия для получения другого статуса. Вы можете найти более подробную информацию на терминале, если у вас установлена нейросеть, вы можете соединиться с управляющей программой напрямую. "Получен запрос на подключение от управляющей программы ОЦП", - пришло сообщение от симбионта. Сергей разрешил подключение, и принялся за просмотр доступной информации, и, где-то через полчаса он, сидя на полу в том же помещении охраны, пытался собраться с мыслями.    Бункер оказался построен перед самым началом войны, и предназначен он был для подготовки элитных китайских бойцов. "Мечи Востока" - об этом подразделении, полностью уничтоженном во время войны, слышал даже Сергей, все члены подразделения "Мечей" владели пси и проходили какие-то уникальные тренировки, которые делали их великолепными бойцами. В голокино любили сюжеты, в которых какой-нибудь выживший "Меч" пачками раскидывал врагов, или это делали его последователи, которых он обучил "секретным техникам". Сергей, в свое время, после просмотра очередного такого фильма, залез в голонет и поинтересовался вопросом, и оказалось, что все это знаменитое подразделение погибло во время войны. Китайцы тогда понесли, наверно, самые большие потери среди всех сражающихся сторон, и все методики тренировок были утеряны, а в начавшийся затем "Переходный период" и вовсе было не до исследований. Ну а потом, когда новосозданные государства окрепли, технология модификации успешно заменила специальные тренировки, а в армии массово стали применять модификантов, пси-активы, конечно, по-прежнему были желанными персонами на службе, но никаких специальных подразделений, состоящих только из них, больше не создавали и методик их тренировки не разрабатывали, ну, насколько это было известно.    Бункер законсервировали во время войны, когда планета подверглась массированной орбитальной бомбардировке, в которой отметились все стороны конфликта. Он представлял собой трех уровневый комплекс, верхний уровень составляли жилые помещения для курсантов и персонала, столовая, прачечная и зал отдыха, второй уровень был занят тренировочным залом, медцентром, комнатами обучения, оружейной, тиром и складом, ну а третий уровень весь отводился под какой-то полигон. По сообщению управляющей программы, которая была прообразом Искина, но все же только имитировала разумность, сохранность оборудования в консервационном режиме составляла, в среднем, около девяноста четырех процентов. Бункер имел свои источники энергии, один из них был геотермальный, а другой представлял собой ядерный реактор, который сейчас был заглушен. Воздух для комплекса закачивался снаружи и фильтровался, Сергей сначала не понял, что это значит, но потом до него дошло, что есть путь наружу, а там уже можно будет попасть в ангар наверху, минуя проход через все уровни базы, или придумать что то еще. Он подробнее рассмотрел план бункера и нашел вход в вентиляцию, который одновременно был и запасным выходом больше чем километровой длины, на плане тот почему-то был помечен красным. Сергей полез в справку, и вся его радость мигом испарилась, оказалось, что его статус гостя предполагал свободное перемещение только в пределах разрешенной зоны, которой являлся первый этаж, ниже доступ ему был открыт только к медцентру, так что попасть в вентиляцию он не мог, система охраны строго следила за его передвижениями, взломать ее нечего было и пробовать, у него просто не было нужных для этого знаний.    "Что ж, хотя бы переждать тут какое-то время можно", - решил Сергей. Судя по показаниям скафа и сообщениям местной управляющей программы, отфильтрованный воздух не содержал в себе вредных примесей и был вполне пригоден для дыхания, так что он, немного подумав, снял шлем. Вопреки ожиданиям, воздух в помещении не был затхлым, а, наоборот, казался очень свежим, и немного пах хвойным лесом, наверняка при фильтрации он ионизируется и ароматизируется. "Главное, чтобы эта химия за прошедшее время окончательно не испортилась", - скептически подумал он.    Сергей отметил на плане помещение, в котором хотел бы остановиться, не стесняясь, он выбрал апартаменты руководителя центра, управляющая программа сообщила, что помещение будет расконсервировано через сорок минут, а другие доступные ему зоны подготовят в течение двенадцати часов. Сверяясь с планом, он дошел по коридору до двери с надписью "Руководитель ОЦП", по дороге ему, то и дело, попадались снующие ремонтные роботы, похожие на пауков-переростков, да и вообще, в глубине комплекса чувствовались какие-то вибрации, он явно оживал.    Подождав положенное время у двери, пока помещение приводили в порядок, Сергей получил разрешение зайти, войдя, он успел увидеть робота-уборщика, скрывшегося за сдвижной панелью стены. Апартаменты руководителя оказались трехкомнатными, зал, спальня и кабинет в дорогой отделке из качественных материалов под натуральное дерево, все было убрано и вымыто, сияя чистотой, но никаких личных вещей предыдущего жильца не наблюдалось. Даже постель на кровати, и та была свежей, только порвалась кое-где по контуру складок, видимо, долгое время пролежав сложенной на складе, прислонив автомат рядом с кроватью, и стянув с себя скаф, он без сил упал на постель и отрубился, успев перевести регенерацию в максимальный режим.    Проснулся Сергей от того, что банально захотел в туалет, в санузле руководства оказалась установлена настоящая ванна, а не привычный ионный душ, он даже пообещал себе, что непременно ее опробует, но не сейчас. Чувствовал он себя отвратительно, а разглядывая свое отражение в зеркало, отметил, что и выглядит так же, он осунулся, похудел, все тело было в синяках, лодыжка распухла, а рана в плече воспалилась и на вид смотрелась просто ужасно, да и рука по-прежнему не слушалась. Если бы симбионт не помогал, он даже встать с постели не смог бы, к тому же ему очень хотелось есть, даже скорее жрать, ресурсы организма уходили на заживление ран. Сергей включил воду в кране, там сначала что-то зашипело, потом забулькало и полилась ржавая жидкость, но довольно быстро вода очистилась, и он рискнул ее попробовать. Нормально, вода как вода, холодная.    Потом он просмотрел отчет, из которого следовало, что на сон у него ушло почти четырнадцать часов и все доступные ему зоны уже расконсервированы. Прикинув, куда сначала направиться, в столовую проинспектировать остатки на хранении, или в медцентр, понял все же, что лучше подлечиться, если, конечно, получится. Как был, в трусах и майке, он вышел из комнаты, только захватил с собой автомат, одевать грязный скаф не хотелось, хотя и сам Сергей давно уже не мылся. "Как оклемаюсь, так сразу залезу в ванну", - решил он. Пол подогревался, и прихрамывать босыми ногами по нему было вполне комфортно, апартаменты начальства находились ближе к выходу, а дальше по коридору пошли комнаты курсантов, пройдя их, он вышел в просторный зал с рядами кресел и трибуной. Сверху, над сценой, свисал плакат, на котором были изображены двое китайских солдат в тяжелых бронескафах, один из них сжимал в руке плазменную винтовку с монокристаллическим штыком, на котором была нанизан шлем с надписью "US", а второй почему-то с грозным видом выставил перед собой какую-то красную книжку. Из помещения было несколько выходов и имелся спуск на нижний уровень, Сергей направился вниз по лестнице, пару раз чуть не упав из-за травмированной ноги. Внизу, по ошибке свернув не в тот коридор, он оказался под прицелом турелей под потолком, а от управляющей системы пришло предупреждение немедленно покинуть запрещенную зону, что он и сделал, так быстро, как только мог, затем вернулся обратно и повернул в нужную сторону.    Медцентр представлял собой помещение с рядами медицинских капсул, чуть ли не первых серий, но подключение к нейросетям, которые на момент их выпуска только внедрялись, они все же поддерживали. Запустив самодиагностику капсул, он принялся ждать результаты, через несколько минут процесс завершился и ему поступили отчеты, просмотрев которые, он выбрал одну из них, с девяносто двумя процентами исправности и семи процентным запасом непросроченных лекарств. Другого выхода у него не было, так что, вздохнув, Сергей кое-как залез в нее, ему нужна была любая возможная медпомощь, рана в плече его серьезно беспокоила. Улегшись, он активировал процедуру обследования и лечения в автоматическом режиме, крышка закрылась и над ним проехала какая-то светящаяся синим штука, потом в шею кольнуло, и его сознание померкло.    Пришел в себя Сергей не сразу, долго "выплывая" после наркоза, голова у него немного кружилась, с трудом сев в капсуле, он скосил глаза на рану в плече и обнаружил ту закрытой тугой повязкой, а воспаление вокруг явно стало меньше, он даже мог шевелить рукой, которая покоилась в медицинском платке, надетом на шею. Открыв отчет о процедурах, он начал внимательно его просматривать, выходило, что за полтора часа его нормально подлатали, хотя почти во всех пунктах красным мелькали строчки о нехватке лекарств. По итогам, ему рекомендовалось две недели отдыхать и усиленно питаться, чем он и собирался заняться.    Сергей вылез из капсулы и направился в столовую, поднявшись на уровень выше и пройдя зал с рядами кресел, он свернул в коридор и вышел в нужное место. Столовая представляла собой ряды пластиковых столиков со стульями и несколько раздаточных автоматов, ее стены были завешаны агитационными плакатами, но на них Сергей внимания не обращал, очень хотелось есть, а скорее даже просто жрать. Из справки ему было известно, что запас веществ, из которых готовили полезные смеси, которыми питались курсанты, цел, а вот натуральные продукты для начальства, естественно, давно пропали. Есть что-то, сделанное из того, что не испортилось за почти две сотни лет, было немного страшно, но живот сводило от голода - подстегнутая регенерация давала о себе знать.    Он подошел к автомату, встроенному в стену, и уставился на экран выбора, всего там было семь пунктов, от "Меню Љ1", до "Меню Љ7", да, курсантов тут явно не баловали. Ткнув первый пункт, он выбрал подпункт "Обед", в недрах автомата загудело, так продолжалось пару минут, и из него вылез поднос, разделенный на секции и с держателем для пластикового стакана, в котором что- то было налито. Еда была горячей и приятно пахла, что-то вроде каши с кусочками "мяса", какие-то полоски, которые тоже пахли мясом, но были слишком розовыми для натурального продукта, нечто вроде салата из длинных зеленых волокон и какие-то твердые на вид, плоские брикеты. Первую порцию Сергей не решился отведать, вспомнив кран в ванной, а сразу отправил все в приемник для подносов, затем прогнал этот же выбор еще десять раз и только потом, уже одиннадцатую порцию, он попробовал, оказалось вполне съедобно и на удивление даже вкусно, хотя и сделано из порошка. Утолив голод, он решил последовать совету медкапсулы и отправился отдыхать, вернувшись в занятую комнату и набрав полную ванную горячей воды, он улегся в нее, стараясь не замочить повязку. "А жизнь то налаживается", - подумал Сергей, расслабляясь.    Следующие две недели он только и делал, что ел и отдыхал, да еще обследовал первый уровень центра, но ничего интересного не нашел, в технические помещения его не пускали. Рана в плече быстро заживала, подстегнутая регенерация отлично справлялась, к тому же он еще раз ложился в медкапсулу на обследование, и та подтвердила, что все в порядке, заживление идет как положено. Все это время Сергей прикидывал, как получить доступ к вентиляции, но выходило, что для этого нужно быть либо техником, либо офицером китайской армии. Как обмануть управляющую программу он не знал, на все его попытки выдать себя за таковых он получал отказ, система требовала назвать свой личный номер или ввести какой-то идентификационный код.    Когда он смог свободно управляться с рукой, то первым делом почистил свой скаф в прачечной и отправился исследовать наружный уровень базы, комплекс без проблем выпустил его и впустил обратно. Целый день пролазив по уровню, он так и не нашел прохода наверх, получалось, единственным его шансом выбраться отсюда был запасной выход в вентиляции учебного комплекса. Сергей начал тщательно изучать все доступные ему материалы по "Особому центру подготовки", и, по прошествии двух недель он, кажется, все-таки нашел способ. В том же протоколе Љ14539, по которому его пустила в центр управляющая программа, и содержалась такая возможность, для этого ему всего лишь надо было вступить в ряды уже как двести лет не существующей армии и, после пройденного обучения, получить младшее офицерское звание.    Другого выхода он не видел, так что, немного поразмыслив, Сергей обратился к управляющей программе с запросом на вступление в ряды Народно-освободительной армии Китая.    - Запрос принят. Согласно протоколу, вы должны пройти медицинское обследование.    Следуя указанию, он спустился в медкомплекс и улегся в капсулу.    - Категория здоровья высшая, А1. Вы можете вступить в ряды НОАК, - через некоторое время сообщила ему программа.    Простым рядовым все равно не получить доступ к выходу, поэтому Сергей сказал то, что уже успел хорошо обдумать.    - Программа, я являюсь пси-активом, и, согласно протоколу, должен приносить максимальную пользу народу Китая, поэтому прошу зачислить меня курсантом в учебный отряд "Мечи Востока".    - Принято, - после секундной паузы подтвердил комплекс. - Необходимо пройти тесты, подтверждающие владение пси на подходящем для зачисления уровне. Тренировочный зал будет расконсервирован через шестнадцать часов, ожидайте.    Через озвученное время комплекс сообщил ему, что он может направиться для прохождения тестов, Сергей спустился на второй уровень, на этот раз затруднений с проходом в тот коридор у него не возникло. Он вошел в большой круглый зал, диаметром, наверное, метров в пятьдесят, середину которого занимало пустое пространство, а по краям стояли самые разнообразные тренажеры, и тянулась беговая дорожка.    Ему велели войти в саркофаг, очень похожий на тот, что использовали покойные профессор с доком для определения уровня пси, оказалось, что и этот работает по тому же принципу, его обездвижили ремнями и начались знакомые тесты, по их итогам управляющая программа вынесла вердикт, не озвучивая никаких цифр.    - Вы признаны минимально пригодным для прохождения особого курса боевой подготовки. Ваше решение?    - Согласен, - выдохнул он, его способности явно были слабоваты по сравнению с тем, что показывали про "Мечей Востока" в голокино, но он все-таки прошел отбор.    Сергей вылез из саркофага и осмотрелся, не зная, что делать дальше, он собирался по-быстрому пробежаться по программе обучения, или что там положено сделать, и формально получить нужное ему звание.    Неожиданно пришло сообщение от управляющей программы. "Ваш статус изменен, курсант, включена автоматическая программа подготовки", - прочитал он.    В середине зала появилась голограмма пожилого китайца в старой форме НОАК, без каких-либо знаков различия.    - Курсант, ко мне.    Сергей удивленно остался на месте, тут же одна из турелей на потолке развернулась и выдала слабый электрический разряд в него.    - Ай! - подскочил он от боли и неожиданности.    - Курсант, ты оглох, я подал команду. Исполнять, живо!    Сергей поглядел на нацеленную турель и подбежал к голограмме. "Чертовы китайцы, - подумал он, - предусмотрели даже виртуального командира".    - Смирно.    Он подчинился.    - Вольно. Представься, курсант.    - Сергей Мечников.    - Меня называй просто, товарищ Инструктор, я буду ответственным за твое обучение, у тебя установлена нейросеть, поэтому все инструкции и расписание я скину на нее. Учебный комплекс полностью разблокируется через двадцать четыре часа, тогда и начнется полноценная учеба, а пока проверим, чего ты стоишь - пятьдесят кругов, бегом марш.    Сергей посмотрел на закрытые двери в зал и нацеленную на него турель и, вздохнув, побежал, идея по-быстрому получить офицерское звание теперь не казалась ему такой уж хорошей.      Глава 6    - Курс, подъем! Выходи строиться на утреннюю физическую зарядку, форма одежды номер два,- зазвучала сирена, и Сергей вскочил с неудобной узкой кровати. В нормативные сорок секунд он успел надеть штаны, легкие кроссовки и майку, забежать в санузел и, выбежав обратно, встать у двери в коридоре по стойке смирно. Инструктор появился вперед ним, придирчиво осмотрел и не нашел к чему прицепиться сегодня.    - За мной, бегом марш, - коротко скомандовал он.    Добежав до тренировочного зала, он около часа выполнял все упражнения, которые ему командовала голограмма, потом у него было всего пять минут на то, чтобы привести себя в порядок. Затем, строевым шагом и с песней о величии Коммунистической Партии, под командованием все того же инструктора, он направился в столовую и остановился у стола, дождался команды "приступить к приему пищи" и сел завтракать, на это Сергею отводилось целых семь минут. Следом, опять же строевым шагом, они направились в зал отдыха, где на пару исполнили гимн Китайской Народной Республики, затем шла двухчасовая тренировка по рукопашному бою, где он отрабатывал приемы и спарринговал с тенью, роль которой играл Инструктор. Она завершилась короткой схваткой с антропоморфным роботом под управлением программы, вообще-то в ООМ человекоподобные роботы были запрещены после войны, но здесь об этом еще не знали. Далее шла огневая подготовка в тире, так же длившаяся два часа, затем семиминутный прием пищи и тренировка по какой-нибудь пройденной дисциплине, сегодня это было "Скрытное передвижение диверсионной группы в условиях горной местности".   Полигон на третьем уровне комплекса оказался огромным трансформером, элементы которого могли складываться во что угодно, а наложенная голограмма делала его и впрямь похожим на задуманный вид, и сегодня это были горы. Несмотря на то, что высота потолка не достигала и двадцати метров, он, благодаря голограмме и вирт костюму, который передавал ощущения, видел километровые заснеженные пики, по склонам которых его отряд уходил от преследователей, теряя своих товарищей, а через три часа их настигли американские "Дельты", и он погиб.   Третий прием пищи. Затем шла часовая медитация, которая должна была помочь ему лучше овладеть пси, потом, собственно, тренировка пси способностей, длительностью два часа, сегодня он тренировал интуицию, с завязанными глазами пытаясь угадать направление, откуда прилетит разряд из турелей. Четвертый прием пищи, содержащей все необходимые организму элементы и вещества. Два часа по пройденному материалу на полигоне, на этот раз он отрабатывал штурм укрепленного здания, следом двухчасовая тактическая подготовка, что-то вроде вирт игры, где он управлял каким-либо подразделением, от пехоты до подводных диверсантов.   Последний, пятый прием пищи. Потом опять тренировка в тренажерном зале, длительностью в час, часовая медитация, построение, гимн. Затем шел час на личные нужды и отбой, перед которым нужно было выпить какую-то химию, которая, теоретически, должна была помочь ему восстановиться. И все это время он фоном учил специализированные базы.    Сергей обычно ложился сразу, не дожидаясь отбоя, чтобы поспать лишний час, так поступил он и в этот раз, но сон не шел, как раньше. "Наверно втягиваюсь", - подумал он. За прошедший месяц новоиспеченный курсант сотни раз пожалел о своем решении, выплевывая легкие на очередном круге или уворачиваясь от электрических разрядов. Тогда, после его согласия, управляющая программа в бункере полностью перешла в фазу "Инструктор" и отменить он ничего не мог, его уже не выпускали из комплекса, он жил по строгому расписанию и за малейшую провинность его наказывали, так что пришлось в точности выполнять все правила и инструкции.    В первый же день, после того как он, обессиленный, вышел с тренировочной площадки, где его проверял Инструктор, оказалось, что Сергея переселили в одну из комнат курсантского состава, которая была небольшим кубриком с санузлом и неудобной кроватью. Инструктор сразу выдал ему кучу специализированных баз, от "Тактики пехотного боя" и "Легкого стрелкового оружия", до "Проведения диверсий на космических станциях" и "Основ управления транспортными средствами", с пометкой "любыми". В то время, когда их составляли, еще не было деления на уровни, у всех кристаллов в идентификаторе просто стояла метка "полные", и даже с его скоростью обучения, процесс загрузки знаний в мозг должен был завершиться только через год.    А дальше начался ад - когда он терял сознание на тренировках, в чувство его приводили электрическим разрядом, виртуальный инструктор был безжалостен, и ему, волей неволей, приходилось выполнять все его приказы. Прошедший месяц вспоминался с ужасом, но сейчас он, кажется, уже немного втянулся. "Впрочем, на сон отводится всего лишь шесть часов, так что, пожалуй, пора спать", - подумал Сергей и отрубился.             - Кто так держит нож, товарищ курсант, что ты его как хер схватил, вот как надо, - показывал инструктор, - Да не уворачивайся ты, сближайся, режь ему руки, если достаешь.... Так, так... Проводи захват и бей - пах, горло, подмышка, печень...    Сергей крутился в тренировочном поединке с куклой, одетой в форму американской армии, пытаясь достать быструю тварь, он знал, как надо вести ножевой бой из базы, но наработанных навыков у него не было, наконец он смог захватить руку противника с ножом, притянуть его к себе и провести несколько быстрых уколов и порезов. Ему нечего было бояться поранить соперника, поэтому действовал он стандартным боевым кинжалом "Мечей востока", монокристаллический клинок которого легко резал силикон псевдоплоти противника, хотя в начале обучения он и сам пару раз серьезно порезался своим же оружием.    - Так, неплохо, - расщедрился на похвалу инструктор, - теперь увеличим скорость. И, пожалуй, твой противник теперь будет в тяжелом скафе, отработаем бой с защищенной целью.    Сергей только вздохнул и встал в стойку, перед облачившейся в устаревший скаф куклой.    - Напоминаю, что все удары проводятся с усилием, естественно, только уколы в уязвимые части скафа, сочленения, забрало, системы жизнеобеспечения и удаления отходов. Начали.    Сергей не стал затягивать, полагаясь на скорость, за последние три месяца он сумел догнать использование имплантов до ста двадцати процентов, его окрепшее тело уже вполне выдерживало такие нагрузки. Поэтому он сразу бросился на соперника, пытаясь проскочить у того под рукой и зайти ему за спину, но, видимо, действовал все же недостаточно быстро, потому что тут же получил удар тяжелым бронированным кулаком в голову. "Черт, опять придется отлеживаться в медкомплексе", - успел подумать он гаснущим сознанием.             Сергей с пистолетом наизготовку пробирался по лабиринту, то и дело из разных мест выпрыгивали мишени, которые надо было опознать за доли секунды и принять решение об открытии огня. Если он не успевал, то в него прилетал заряд, и добавлялся штрафной круг в спортзале, такое же наказание ждало его и за поражение дружественных целей.    - Используй способности, курсант, ты же пси-актив, соберись.    Сергей попытался настроиться, и вроде даже получилось, он стал быстрей реагировать на появление целей, иногда даже опережая их, наводя туда дуло своего пистолета. Гражданский - пропустить, вражеский пехотинец - два выстрела в грудь, один в голову, резко обернуться и уйти с траектории выстрела, поражая цель в ответ. И так до самого выхода.    - А теперь еще один проход, на этот раз со штурмовой винтовкой.    Сергей взял в руки автомат и изготовился у входа в лабиринт.    - Пошел.   На полусогнутых ногах, поворачиваясь корпусом и отслеживая стволом цели, водя им из стороны в сторону, он продвигался по коридорам, поражая мишени. Остался один патрон в стволе - перезарядка. Правой рукой, удерживая автомат за рукоять, он прижимал приклад к плечу, держа палец на спусковом крючке на случай внезапной атаки, продолжая отслеживать обстановку, что позволило ему точным выстрелом снять не вовремя выскочившего "врага". В то же время, не глядя, левой Сергей выхватил полный рожок из разгрузки, подбил им рычаг смены магазина и вставил новый, резко наклонил автомат и, той же левой рукой, передернул затвор справа. На все ушло не больше полутора секунд, и как раз вовремя - из за угла вылезла новая мишень, но он успел полоснуть ее короткой очередью.    На выходе его встретил инструктор.    - Уже лучше, на сегодня с лабиринтом все, перейдем к тренировкам с тяжелым вооружением.             - Сегодняшнее занятие, курсант, будет посвящено метательнам ножам и прочему, чем можно запустить в противника. Да, да, не удивляйся, на тренировках по ножевому бою я говорил, что если ты выпустишь нож из рук, то я тебе их переломаю, и что кидают их только в фильмах, но ты не будешь просто бросать ножи руками, у тебя есть способности телекинетика, вот их и будем использовать.    Сергей подошел к столу у стрельбища, на нем были разложены различные предметы, от хищно выглядевших ножей, до обыкновенных вилок и здоровенного топора.    - Для начала выбери метательные ножи, и попробуй попасть ими в мишень.    Сергей взял перевязь с ножами и встал перед мишенью, затем вытащил один правой рукой и попробовал его кинуть, он даже попал в край круга, но тупой стороной.    - Теперь левой рукой.    Левой получилось еще хуже.    - А теперь попробуй придавать им ускорение еще и силой мысли.    Сергей попробовал, сначала у него ничего не получалось, но потом ножи стали летать заметно быстрее, хотя и в сторону от мишени.    - Ничего, курсант, после ста тысяч повторений, у тебя будет отлично получаться. И вот еще что, надо развивать твою левую руку, так что с недельку походишь с привязанной к туловищу правой рукой. А пока продолжай тренировку.             - Медитация, курсант, это не только способ расслабиться и сбросить напряжение, но и неплохая тренировка пси-способностей сама по себе, если же во время медитации выполнять специальные упражнения по контролю, то эффект от нее усиливается. Повторяй за мной.    Голограмма инструктора села в "позу лотоса", как он сам ее называл, Сергей же в точности все повторял за ним.    - Выбрось все мысли из головы, постарайся вообще ни о чем не думать.    Он старался, но у него плохо получалось. "Как можно ни о чем не думать", - подумал Сергей.    - Представь яркий свет, который заполняет тебя, даря покой и умиротворение. Дыши правильно, как я показывал. Вдох-выдох, вдох-выдох...    Он проснулся от прилетевшей молнии, не сразу вспомнив где сейчас находится.    - Пятьдесят кругов вокруг зала, а потом продолжим медитацию, и только попробуй опять заснуть!             Сергей завис в толще воды, пытаясь сканером отыскать вражеских подводных пловцов, на сонаре отобразились четыре цели. "Черт, - подумал он, почти добрались до нашей подлодки, надо спешить". Жестами показав группе следовать за ним, он начал движение в сторону "Морских котиков", одновременно уходя на глубину, вода в океане была не слишком прозрачной, видимость составляла не больше пяти метров, так что ориентировался он по сонару.    Оказавшись на глубине под врагом, он дал команду начать атаку, и сам стал стремительно всплывать, достав из креплений на голени свой боевой нож, стрелять было нежелательно, ведь можно повредить обшивку подлодки, на которую враги устанавливали мины. Вот показались чьи-то ноги в ластах, Сергей, не раздумывая, ухватился за них, дернув противника вниз, а сам, за счет этого движения всплывая наверх, тут же полоснул ножом по горлу американскому пловцу, так что вода вокруг моментально окрасилась красным. Обернувшись посмотреть, как там дела обстоят у остальных, он увидел что Третий сцепился с врагом в клинче, видно застать того врасплох не получилось. Сергей уже было хотел поспешить тому на помощь, но не успел, сослуживец внезапно обмяк и стал уходить на дно, а из раны напротив сердца у него вытекала, расплываясь, яркая струйка крови. Враг тут же начал разворачиваться в его сторону, но теперь положение позволяло использовать оружие, и Сергей, достав из-за спины специальный подводный автомат, дал одну короткую прицельную очередь. "Морской котик" сложился и пошел на дно, вслед за убитым им ранее боевым пловцом, а он убрал автомат обратно за спину и показал отряду руками "всплываем".    Вынырнув из бассейна, он вылез из воды и стянул с себя вирт костюм.    - Задание выполнено, товарищ Инструктор, вражеские диверсанты уничтожены, потери в пределах нормы.    - Хорошо курсант, по "Боевым пловцам" зачет.    Сергей вытирался и переодевался в форму, задумавшись. За пять месяцев, уже проведенных им в центре, он настолько привык к такой жизни, что вся предыдущая у казалась ему каким-то сном. Да и нравилось ему чувствовать, что его возможности растут, появилась железная уверенность в своих силах, и это ощущение было очень приятным. "Так, что там у нас на очереди, кажется, основы пилотирования аэротанка", - уже с каким-то предвкушением размышлял он.             - Курсант, доложите, почему боевая группа под вашим руководством провалила задание.    - Товарищ Инструктор, в ходе проведения виртуальной симуляции мною под командование был принят взвод десантников. Задача была поставлена стандартная, высадка и захват штаба бригады морской пехоты, десантирование прошло успешно, но в ходе штурма командного пункта мы столкнулись с применением противником боевых роботизированных систем, о которых в данных разведки не было ни слова.    - Это обычное допущение, вы должны были подготовиться к возможным угрозам.    - Так точно, товарищ Инструктор, мехи были уничтожены, но группа потеряла время, в результате чего после захвата здания не успела должным образом организовать его оборону, в результате чего и была уничтожена контратакующими до подхода своих основных сил. Но задание все же не считаю проваленным, весь командный состав вражеской бригады был уничтожен, что и являлось основной целью операции, десантная группа же погибла из-за недостоверных сведений разведки.    - Ладно, курсант, уболтал, зачет тебе по "Тактике действий десантных групп". А теперь шагом марш на стрельбище.    Сергей по дороге из учебной комнаты еще раз прокручивал в голове моменты десантной операции, выходило, что по-другому бы у них никак не получилось, а значит, сработали они нормально, хотя и погибли. После девятого месяца все больше времени стало уделяться тактической подготовке, его учили командовать самыми разными подразделениями, сегодня, например, это были десантники, а вчера простые техники на авианосном космическом корабле, над которыми он принял командование для отражения атаки вражеских абордажников, заодно отработали и тактику боя в невесомости. Ну а что будет завтра - ему оставалось только догадываться. Сергей прибавил шаг, ведь Инструктор не любил опоздания.             В таком темпе прошло двенадцать месяцев, за которые он освоил все учебные базы и сдал зачеты по ним, за это время Сергей вытянулся и окреп, от постоянных физических упражнений и специального меню на нем наросло около двадцати килограмм тренированных мышц. Он довел скорость прохождения нейроимпульсов, которую мог контролировать и использовал постоянно, до двухсот четырех процентов, и это был безопасный предел для его нынешнего тела. Ну а в бою, пусть и ненадолго, но он мог выходить и в максимум, в полных триста одиннадцать процентов ускорения, которые давали ему биокопии установленных покойным профессором новейших имплантов.    Сергей за это время уже так привык к распорядку дня, что когда утром не прозвучало сигнала к побудке, он проснулся сам и некоторое время просто лежал, ожидая его появления, но потом все-таки встал, оделся и вышел в коридор, где перед ним возникла голограмма Инструктора.    - Курсант, смирно! Вольно. Итак, - начал тот, прохаживаясь по коридору, заложив руки за спину - за проведенное в центре время вами была полностью освоена особая программа подготовки. Остался последний экзамен, он будет проходить в форме чередующихся, непрекращающихся испытаний по всем освоенным вами дисциплинам, и начнется завтра. Советую вам потратить этот день на отдых, потому что для того, чтобы сдать его, вам понадобятся все ваши силы.    Инструктор исчез, а Сергей, ошарашенный, застыл в коридоре, прошлое казалась ему таким далеким, Нью-Даллас, тюрьма, потом этот бункер на Земле - за прошедший с начала обучения год он уже и подзабыл, зачем согласился на все это. Его нынешняя жизнь текла размеренно, хотя и легкой ее нельзя было назвать, а теперь ему предстояло опять думать о том, как выбраться из комплекса, да и с самой этой безжизненной планеты.    Он, поразмыслив, все же сходил в столовую, потом вернулся в свою комнату и лег на кровать, но долго пролежать не смог, тело, привыкшее к нагрузкам, не желало отдыхать во внеурочное время. Тогда Сергей спустился в спортзал и немного погонял тренировочного робота, потом пошел в тир, следом в учебную комнату, где отработал высадку на астероиды, и так целый день. Нет, он особо не напрягался, но и просто валяться в кровати не мог, хотя, помня слова инструктора, все же лег в этот вечер пораньше.    А на следующий день начался экзамен, проверки шли одна за другой без перерыва, раз в восемь часов давалось время на часовую медитацию, и на этом все. Он сражался в рукопашных поединках, с ножом и подручными предметами, показывал свой уровень владения пси, вождения техники, стрельбы из всех видов оружия, далее шли высадки на планеты, выслеживание диверсантов, бои на космических станциях, проведение диверсий в тылу врага. Самым сложным для него был экзамен по владению пси, все-таки по своему уровню он был далек от верхней планки знаменитых бойцов "Мечей Востока", крио- , пиро-, электро-, и телекинетиков. Сергей прошел отбор в курсанты лишь из-за своей интуиции и эмпатии, с помощью которой мог чувствовать врагов, но его способности и их уровень учитывались как в индивидуальной программе тренировок, так и на экзаменах, так что он их все-таки сдал. Он не вылазил с полигона трое суток, без еды, сна, с минимумом воды, под конец действуя уже чисто автоматически - но он сдал.    - Поздравляю курсант, - возник перед грязным и смертельно уставшим Сергеем Инструктор, - Отдыхайте, завтра пройдет церемония выпуска и присвоения званий.   Как он тогда дошел до комнаты, Сергей не запомнил.   На следующий день он стоял в зале в выданной ему по такому случаю парадной форме, пока Инструктор распинался о величии китайской нации и долге перед своим народом, он думал о том, что же ему делать дальше.    - Курсант Сергей Мечников, подойдите.    Он подошел к трибуне, стоявший рядом тренировочный робот протянул ему коробку.    - По результатам экзаменов вам присваивается звание младший лейтенант. Поздравляю.    Чтобы не нарушать момент, Сергей ответил.    - Служу трудовому народу.    Заиграл гимн. Он открыл пенал, в котором лежал легендарный кинжал "Мечей Востока" - монокристаллический полупрозрачный прямой клинок длиной сантиметров тридцать, с неглубокими долами, овальной рукоятью удобно сидящей в руке и гардой с небольшими ограничителями, чтобы рука при ударе не соскользнула. Там же нашлись погоны младшего лейтенанта и значок с эмблемой подразделения, представлявшей собой скрещенные мечи в обрамлении пламени.    Инструктор, после последних своих слов, поклонился ему и исчез, Сергею его стало даже немного жаль, вряд ли у того еще когда-либо появятся курсанты, хотя и понимал, что тот всего лишь программный код, но он, кажется, успел привязаться к этой псевдо личности. Тренировочная кукла направилась в спортзал, а статус Сергея в системе сменился с "курсант", на "младший лейтенант НОАК". Тут же пришло сообщение системы: "Вы единственный офицер в комплексе и согласно пункту Устава номер 138/4 обязаны принять командование на себя". Его статус опять сменился на "Командующий учебным центром", с высшим приоритетом доступа, теперь он мог управлять им в широких пределах и получил доступ во все помещения. "Что, в принципе, и планировалось изначально, только вот все это растянулось на целый год", - думал Сергей, сидя в столовой и прикидывая свои дальнейшие действия.    Выходило, что нужно было выйти наружу и оттуда пробираться в ангар, там попасть на корабль и на нем уже улететь из системы, но сказать было легче, чем сделать. Теперь, с высоты своих знаний, он понимал, насколько авантюрной была та его попытка сбежать, даже если бы он тогда каким-то чудом прошел все посты охраны и попал на корабль, то пилотировать он его все равно бы не смог, а охранная система корабля быстро вычислила бы чужака на борту. Однако сейчас, после прошедшего обучения, у него был шанс все провернуть, в голове уже крутились мысли, как это сделать, но надо было составить подробную схему операции, и он направился в учебную комнату, в полной уверенности, что все у него получится.    Следующие два дня Сергей полностью посвятил подготовке, вспоминая увиденное в ангаре и разрабатывая план проникновения туда. Он наведался на склад и подобрал себе снаряжение, все тщательно проверив не один раз, а когда понял, что просто не решается покинуть комплекс, в котором провел столько времени, разозлился на себя и собрался в течение часа. Затем он спустился на нижний уровень и остановился около входа в вентиляционную шахту, отдавая последние распоряжения управляющей программе.    Если у него все получится, то его, несомненно, будут искать, сложить дважды два они смогут, выяснят, кто из смертников пропадал, узнают что его тело не нашли, начнут раскопки и, в конце концов, выйдут на комплекс. Оставлять его противнику, а именно так он после всего воспринимал власти ПАК, он не хотел, конечно, Сергей сменил все коды и запретил кому-либо доступ, но рано или поздно бункер обязательно вскроют. Была у него мысль задействовать отложенную систему уничтожения, которая представляла собой термоядерный заряд в мегатонну, но тесты показали, что за прошедшее время бомба пришла в негодность, ее начинка подверглась естественному распаду и не способна была на инициацию, поэтому он, с сожалением, отказался от этой идеи.   Второй способ представлял собой перегрузку реактора, за все время, проведенное Сергеем в комплексе, тот так и не был задействован, включать ядерное устройство, простоявшее с последнего запуска больше двухсот лет, было очень опасно, а на него одного хватало энергии и из геотермальных источников. Да, в этом случае сильного взрыва не будет, уничтожению подвергнется только сам учебный комплекс, да пара десятков этажей бункера над ним, еще сколько-то уровней будут сильно загрязнены радиацией, хотя их и быстро дезактивируют, но это было все же лучше, чем отдать учебный центр врагу. Он запрограммировал включение реактора и его самоуничтожение при условии попыток взлома комплекса, быстро проникнуть внутрь у противника вряд ли получится, и взрыв должен будет застать того врасплох.    Сергей в последний раз быстро проверил снаряжение. Для операции он выбрал легкий бронескаф "Хамелеон", конечно, тот не мог в режиме реального времени подстраиваться под местность, как современные ему образцы, но в нем все же была заложена возможность изменять расцветку согласно десяткам составленных заранее программ. Хотя туннель и заканчивался в горах, но само место, где открывались ворота в ангар, было на незаснеженном склоне, и вентиляция выходила там где-то рядом, поэтому он выставил серо-коричневую маскировочную расцветку, которая называлась, "Горная Љ2".    Рюкзак на сто двадцать литров так же относился к горным моделям, той же окраски. Он был забит больше чем наполовину картриджами регенерации воздуха, ведь неизвестно еще, сколько ему придется провести наверху, дожидаясь подходящего момента, а остальной его объем был занят упаковками с сублимированными продуктами, аптечкой, горелкой с запасом энергобатарей, фильтром для воды, патронами к его автомату, парой мин и прочими нужными мелочами. Отдельно упакованные в самом низу рюкзака лежали учебные базы, составлявшие полный спецкурс подготовки элитных бойцов, а так же десять кинжалов подразделения "Мечи Востока" - все нашедшиеся в закромах комплекса. Ему наверняка понадобятся средства для обустройства, а монокристаллические клинки всегда дорого стоили, тем более клинки с историей, коллекционеры должны заплатить за них неплохие деньги. Пользуясь своими правами доступа, он просмотрел всю базу данных комплекса, но ничего более ценного не нашел, как и какой-либо важной информации, видимо, перед оставлением учебного центра персоналом все тут было тщательно подчищено.   Экипировку он обнаружил на складе, где так же выбрал одну из новых, по тому времени, штурмовых винтовок, "Тип 101", калибра шесть с половиной миллиметров, с безгильзовыми патронами и неплохой прицельной системой, работающей в нескольких режимах, к тому же оснащенную подствольным сорока миллиметровым гранатометом. В специальных отделениях на военном скафе у него было размещено двенадцать шестидесяти зарядных магазинов и несколько гранат разного типа, также к скафу крепились шесть четырехгранных игл из бронебойного сплава. Пусть он и не был силен в телекинезе, но вполне мог метнуть их с приличной силой на расстояние в двадцать метров, и попасть при этом в десятку.   Дополнительным оружием Сергей выбрал военный игольник, закрепленный на правом бедре, одна из первых подобных разработок, основным преимуществом которой была практически полная бесшумность стрельбы. Кинжал, врученный ему при выпуске, находился в специальном креплении на левой стороне груди, покоясь рукоятью вниз, а завершала его экипировку горная палатка защитного цвета, свернутая и пристегнутая сверху к рюкзаку. Общий вес всего снаряжения оказался немаленький, но все это было ему необходимо, а перед началом самой операции от части вещей можно будет избавиться, например от тех же лишних картриджей, если те вдруг ему не понадобятся.    Оглянувшись напоследок на технический зал комплекса, он открыл тяжелую дверь и вошел внутрь вентиляционной шахты, та представляла собой круглый штрек, уходящий высоко вверх. Все вентиляторы были им заранее отключены, и сейчас здесь было тихо. Сергей подошел к железной лестнице на стене, подергал ее, но вроде та держалась крепко, тогда он начал подъем, который преодолел примерно за час, пару раз отдыхая на бетонных площадках у вентиляторов. На самом верху он остановился, проверил снаряжение и решительно схватился за поворотный механизм, запирающий дверь на выход. Тот сначала не хотел поддаваться, пришлось доставать горелку и нагревать его, в итоге, со скрипом и рывками, но ему удалось провернуть заржавевший запор, и он наконец-то вышел наружу в небольшой расщелине, в которой находились замаскированные будки вентиляторов. Сама дверь с наружной стороны тоже выглядела как часть склона, прикрыв ее, он осмотрелся, поднявшись к краю углубления. В горах дул сильный порывистый ветер и стоял мороз под минус девяносто по Цельсию, но скаф, рассчитанный на космическое пространство, вполне защищал его от непогоды.    По его прикидкам ворота в ангар, через которые его сюда привезли, находились где-то в километре к юго-востоку. Сергей достал из рюкзака небольшое устройство, в пассивном режиме определяющее активные системы слежения, которое представляло собой небольшой овальный корпус защитного цвета, с затемненными линзами со всех четырех сторон, расположенное на раздвижной треноге. Выставив его так, чтобы оно едва возвышалось над краем оврага, он активировал устройство, но то ничего не обнаружило. Конечно, устаревший прибор не был особо надежным помощником, все надежды Сергея на незамеченное проникновение были основаны на том, что снаружи комплекс соблюдал строгую маскировку, а значит, активных систем слежения, которые легко можно засечь извне, здесь просто не должно было быть.    Углубление, в котором он вышел из вентиляционного туннеля, как раз подходило ему для пункта наблюдения, другое он и искать не стал, расположившись в нем и разбив герметичную палатку. Основным его планом было скрытное проникновение в ангар через посадочные ворота, во время прилета очередного корабля, а через вентиляцию бункера или другие технические входы проникать внутрь было слишком рискованно - наверняка на всех проходах там стоят самые современные датчики, которые он просто не сможет обмануть. Так что ему оставалось только ждать подходящего случая, попутно потихоньку разведывая местность.    Как и прикидывал Сергей при составлении своих планов, все вокруг оказалось усеяно минами, но самыми обычными, без сканирующих систем, так что в ночное время он ползал по склону и размечал проход к замаскированным воротам в ангар, как он и думал, те находились на юго-востоке, их контур вблизи был хорошо заметен. Разметив подход, он перебрался в небольшое углубление в двадцати метрах от створок, установив в нем палатку, которая сверху должна была выглядеть как часть склона, и большую часть суток Сергей проводил в этом укрытии, лишь по ночам выбираясь за снегом к ближайшей расщелине, который он затем топил и фильтровал, получая таким образом воду. Все остальное время занимало ожидание очередного рейса, а долгому нахождению в тяжелых условиях его так же научили в комплексе, были предусмотрены даже специальные тренировки мышц, чтобы те держались в тонусе.    Наконец, по прошествии трех долгих недель, Сергей с замиранием сердца услышал звук приближающегося корабля. Ворота стали медленно открываться, он дождался пока малый транспортник, по форме напоминающий наконечник зубила, влетит внутрь ангара, и они не начнут закрываться, а затем сорвался с места. Передвигался он налегке, а рюкзак с большинством вещей заминировал и оставил в палатке, при нем был только автомат и небольшой рюкзачок с минимумом необходимого, в том числе с учебными базами и раритетными кинжалами.    Ворота в ангар были огромными, ширина каждой створки составляла метров двадцать, и толщиной в два с половиной метра броневого сплава, закрывались они медленно, и он смог проскользнуть в щель между склоном и наружным краем створки, прямо у массивной петли. Ему грозило быть раздавленным, створки неумолимо смыкались, но Сергей, наконец-то, заметил то, что искал - технический лаз для обслуживания механизма, и, не раздумывая, юркнул в него. Ворота закрылись, но он уже был в безопасности.    Осторожно пробираясь по узким проходам под потолком ангара, которые то и дело разветвлялись, он каждый поворот проверялся, высовывая за угол миниатюрный щуп с камерой, пару раз даже замечал датчики движения и переходил в другое ответвление, но наконец нашел такую точку под потолком, откуда была видна нужная ему часть ангара с приземлившимся кораблем. Внизу между тем началась продувка помещения, через какое-то время она закончилась и из транспортника стали выводить заключенных, ставя их на колени у стены, на Сергея тут же нахлынули воспоминания, ведь больше года назад он так же, как и эти люди, стоял коленями на жестком бетоне и думал о том, что же ждет его дальше. Усилием воли он сосредоточился, помочь им он все равно ничем не мог, даже если и выберется отсюда, ведь после его побега власти наверняка подчистят тут все следы.    Охрана и пилот сошли с судна и отправились отдыхать, а отдельного поста у корабля никто не выставил. "И вправду, чего им бояться в защищенном бункере". Сергей сосредоточился и стал внимательно осматриваться, прикидывая на местности план действий, так, за наблюдениями, прошли следующие несколько часов, он выяснил расположение камер, охранных турелей, постов и определил маршруты патрулей. План по проникновению на корабль у него постепенно сложился, и тянуть больше не стоило, ведь неизвестно еще было, когда десантники, охранявшие заключенных, отправятся в обратный путь, так что он принял решение действовать.    Прикрепив один конец тонкого шнура из нановолокна к массивной балке под потолком, катушка с которым была у него на поясе, Сергей перевесил на спину автомат и, взяв в руки игольник, спрыгнул с тридцатиметровой высоты, шнур натянулся и с тихим жужжанием стал разматываться. Плавно опустившись на пол ангара, он нажал кнопку на катушке, где то вверху сработало устройство, бесшумно перерезавшее провод, и тот упал вниз, сложившись кольцами, втянувшись затем обратно в катушку. Следовало поспешить, и он, пригибаясь и держа оружие наготове, побежал по заранее разработанному маршруту так, чтобы не попадать в поле зрение камер и автоматических турелей.    Пробираясь между штабелями ящиков, истребителями и штурмовиками класса воздух-космос, пропуская патрули, он, уже почти добравшись до цели, вдруг "почувствовал" кого-то впереди, там, где никого сейчас не должно было быть. Опустившись на пол, Сергей быстро выглянул из-за штабеля каких-то ящиков на уровне земли и тут же убрал голову, парный патруль отчего-то решил срезать путь, уж куда там они спешили, он не знал, но своим поступком те поставили под угрозу весь его план. Сергей быстро прикидывал варианты, сейчас они выйдут на него, но и пройти другим путем он не мог, его бы засекла охранная система. Приняв решение, он взобрался на штабель, подпрыгнул и ухватился за пилон скорострельной пушки на крыле истребителя, прижавшись к нему руками и ногами и активируя в скафе расцветку, максимально схожую с цветом крыла, все это он постарался сделать быстро и бесшумно. И вовремя, прямо под ним прошли переговаривающиеся патрульные.    - ...а я ей и говорю, что в следующий отпуск мы обязательно слетаем на Калифорнию, только поднакопим деньжат.    - Да, не ценят они то, как мы стараемся ради семьи, моя тоже все пилит, мол, месяцами не бываешь дома, наверняка где-нибудь шлюху себе завел, э-эх.    - Да какие шлюхи, тут боязно хер присунуть смертницам, мало ли что эти яйцеголовые там начудили, помнишь Эдди?    - Еще бы, как он орал, сколько мучился бедняга, пока не умер, а научникам хоть бы что, мол, проект "Суккуб" для того и предназначен...    - Да, вот и думай после такого... Ладно, пошли быстрей, пока там новеньких не разобрали, те то еще чистые должны быть...    Сергей подождал, пока любители свежих смертниц не уйдут подальше, и мягко спрыгнул на бетонный пол, уже через несколько поворотов он был у нужного ему корабля, находясь в непросматриваемой камерами зоне, транспортник стоял на полутораметровых опорах, так что ему не составило труда дотянуться до технического люка и вскрыть его. Часть корпуса практически бесшумно выдвинулась и отъехала в сторону, после чего он забрался в небольшой закуток для обслуживания корабля, и активировал закрытие проема, в скафе даже после взлета ему здесь ничего не грозило, хотя биосканеры тюремного корабля при предполетной проверке вполне могли его обнаружить, но и это он продумал. Сергей начал постепенно уменьшать биение сердца и температуру тела, воспользовавшись функцией симбионта, впадая во что-то вроде контролируемого анабиоза, теперь его не могли обнаружить дистанционно, но и ему оставалось только ждать, передвигаться в таком состоянии он не мог, да и помимо биосканеров, корабль наверняка оборудован и датчиками движения. Так что, пока они не улетят подальше, он должен будет оставаться в неподвижности, а вот потом придется действовать, быстро жестко и рискованно, против подготовленных десантников Конфедерации, но ему не было известно местоназначение транспортника, и, если вовремя не захватить корабль, то он может оказаться там, откуда выбраться уже будет невозможно.    Через несколько часов Сергей почувствовал вибрацию и услышал гул за обшивкой. "Взлетаем, ну наконец-то". Мысли текли вяло, он балансировал на грани впадения в кому, но иначе было нельзя, по-видимому, первая часть его плана сработала, и датчики корабля не засекли постороннего. Транспортник набирал скорость, ему потребовалось несколько часов, чтобы зарядить гипердвигатель, но вскоре Сергея охватили знакомые странные ощущения. "Прыжок, - понял он, - а в таком состоянии он переносится по-другому, гораздо проще". Но действовать еще было рано, он продолжил ожидание, опять прошло несколько часов и снова пришло ощущение гиперпрыжка. "Пора", - решил он, когда корабль вывалился в обычное пространство.    Сергей начал разгонять свое тело, как можно быстрей, на грани допустимого возвращаясь к обычному состоянию и сразу переходя в ускоренный режим. "Наверно уже засекли", - думал он, проползая по узкому техническому лазу, после многочасовой неподвижности все тело задеревенело, но подстегиваемое симбионтом оно быстро приходило в норму. Остановившись у выхода в технический отсек корабля, он взял игольник наизготовку и принялся ждать, через некоторое время послышался звук открываемого люка, и он собрался, словно пружина.    - Эй, Джо, смотри, а то страшный инопланетянин утащит тебя к себе, для проведения сексуальных экспериментов, - заржал снаружи кто-то.    Люк приоткрылся, в узкую щель было видно голову десантника в тяжелом скафе, но без шлема, он обернулся к напарнику чтобы ответить:    - Пошел ты, Фредди, я...    И в этот момент Сергей выстрелил. Военный игольник сухо щелкнул, и тяжелая игла вошла противнику в правый висок и вышла из левой части затылка, а он сразу после выстрела навалился на люк, резко распахивая его и рыбкой прыгая в отсек, одновременно в падении разворачиваясь в сторону второго бойца и сделав несколько выстрелов ему в открытое лицо. Тот успел схватиться за автомат и даже навести его в сторону угрозы, все же он был профессионалом, но выстрелы Сергея достигли своей цели и десантник мешком осел на пол.    "Бегом, бегом", - подстегивал он себя, убирая игольник в кобуру и перехватывая автомат, наверняка данные о смерти подчиненных уже поступили к командиру. На корабле зазвучала сирена, перегородка между отсеками стала закрываться, он понесся по коридору и в подкате, боком, сумел проскользнуть под ней, затем вскочил, взял автомат наизготовку и побежал вперед.    Сергей заранее "почувствовал", что кто-то приближается из-за угла и вот-вот выбежит ему навстречу, и, не став дожидаться противника, быстро перевел вставленную в подствольник плазменную гранату на отскок, одним движением повернув ободок на ней в нужное положение, и выстрелил в стену на повороте. Граната отрикошетила за угол, и там раздался несильный взрыв, облако плазмы не имело сильного фугасного или осколочного эффекта, и за оборудование корабля он не боялся, а огонь должна потушить автоматическая система пожаротушения. Сразу после выстрела он юркнул в боковой проход, это оказалась кают-компания, и вовремя, кто-то за углом выжил и стал поливать коридор из импульсника, судя по характерному приглушенному звуку выстрелов.    Кают кампания соединялась с камбузом, получался проход параллельно коридору, и Сергей, рванув дверь на себя, побежал вперед. Он пробежал помещение насквозь, подлетев к противоположному выходу, который находился по коридору ближе к углу, и хотел было быстро выглянуть из него, чтобы оценить обстановку, но неожиданно прямо на него вылетел десантник с импульсной винтовкой наизготовку. Сергей сумел почувствовать того в последний момент и успел ухватиться за ствол его оружия своей левой рукой, резко уводя его вверх и в сторону, так что предназначенная ему очередь вся ушла в потолок, затем он бросил рукоять своего автомата, который просто повис на ремне, ведь поднять его и применить вплотную у него уже не было возможности, вместо этого он, приседая, рванул из крепления на груди монокристаллический клинок. Кулак десантника в тяжелой перчатке пролетел над его головой, и Сергей, присев, изо всей силы вонзил кинжал тому в пах, так что крик смертельно раненого бойца был слышен даже через забрало тяжелого скафа - тот, скрючившись, свалился на пол.    Все это произошло настолько быстро, что он действовал на одних рефлексах, наработанных при тренировке внезапных столкновений, убрав кинжал, он перехватил свой автомат и выпустил противнику в голову короткую очередь, прервав его мучения. Разобравшись с противником, Сергей двинулся дальше, уже шагом, ведь эффект неожиданности был потерян и следовало быть осторожным, быстро выглянув за угол, он увидел оплавленный скаф в центре почерневшего пятна, огонь, как и ожидалось, потушила пожарная система, и все было в белой пене. Проходя мимо тела, он, на всякий случай, выпустил в него очередь из автомата, вспомнив наставления инструктора - тот учил его всегда делать контрольный выстрел.    В десантниках Сергей узнал тех же самых бойцов, которые когда-то конвоировали и его самого, так что если их количество не изменилось с того времени, то должен быть как минимум еще один, прикинул он, вспомнив предыдущее свое "путешествие". Продвигаясь вперед и осматривая пройденные помещения, он уже подходил к кабине пилотов, когда на него сверху кто-то свалился, Сергей того совершенно не почувствовал, лишь в последний момент он услышал шорох наверху и сумел среагировать, подняв автомат, защищаясь. Размытая полупрозрачная фигура противника с ножом в руке, который тот, видимо, прятал за современным мимикрирующим скафом с функцией пси экранирования, сбила его с ног и навалилась сверху. Сергей подставил ему под руки цевье автомата, но модификант явно был сильнее, он медленно, но неуклонно продавливал его, и острие стандартного молекулярного клинка десантников приближалось к его забралу. Фигура противника пошла рябью и стала видимой, а Сергей узнал в нем того самого майора, который когда-то проверял на нем работу ошейника.    - Ты, - выдохнул тот, видимо так же узнав бывшего заключенного.    - Я,- прохрипел Сергей, и вылетевшие из специальных креплений четырехгранные иглы вошли майору в спину, пробив сочленения тяжелого скафа, тот кашлянул кровью на прозрачное забрало своего шлема и обмяк. Он сдвинул его тело в сторону и тяжело поднялся, противостояние с модификантом далось Сергею нелегко, затем достал игольник и выстрелил майору в голову.    Необходимо было спешить, пилот наверняка подал сигнал бедствия, и в этот район уже направляются патрульные корабли ПАК. Сергей подошел к перегородке, отделяющей его от кабины пилота, как и ожидалось, та оказалась закрыта. Он достал из рюкзачка колбасу пластичного вещества, которое при горении создавало огромную температуру, прожигая даже бронесплав, раскатал ее в тонкий шнур и прилепил по периметру прохода, затем вставил детонатор и отошел подальше, активировав его. Шнур загорелся, с шипением прожигая перегородку, ему даже пришлось отвернуться, настолько ярким было пламя, затем оно все же погасло, но дверь все еще как-то держалась. Тогда он подошел к ней и просто ударил ногой по центру, тяжелая перегородка упала в кабину пилота, едва не достав до его кресла, тот сидел в нем и в страхе смотрел на ствол автомата, который нацелил на него Сергей.    - Без глупостей и останешься жив, ты меня понял?    Пилот быстро закивал головой.    - Как тебя зовут?    - Ж-жак Б-бренар... сэр, - заикаясь от страха ответил тот, не отрывая взгляда от его автомата.    - Вот что, Жак, - сказал Сергей, опуская ствол, - где мы сейчас находимся?    - В промежуточной системе Карионозис-16, следующий прыжок в систему Монтана, - немного успокоился пилот.    - Разворачивай это корыто, парень, мы летим в Свободные Миры.    - Да, сэр, - не стал спорить сообразительный малый.    - И вот что Жак, я смертник, живым властям не дамся, но, в случае чего, первым умрешь именно ты, так что не вздумай завезти нас куда-нибудь в неприятности, летим самым коротким путем, понял?    - Понял, сэр, самым коротким путем в Свободные Миры.    Корабль продолжил разгон, только теперь место назначения изменилось, и, когда перед транспортником раскрылся туннель гиперпространственного перехода, Сергей, неожиданно даже для самого себя, закричал:    - Йее-хаа!             Полковник Бриггс стоял навытяжку по стойке смирно напротив бригадного генерала Коллинса и молча слушал устроенный ему разнос, слюна оравшего в бешенстве генерала попадала полковнику на лицо, но он не смел пошевелиться. После того, как они завершили раскопки на нижнем уровне и обнаружили, что тела того объекта, под номером 913/337, под завалами нет, последние шансы свалить все на вражеских диверсантов испарились. Да плюс ко всему еще оказалось, что уровень-то вовсе и не последний, а в самом низу находится какой-то старый секретный комплекс, который сейчас вскрывали специалисты, после всего этого максимум, на что он мог надеяться, это выход в отставку с сохранением пенсии. "В лучшем случае", - подумал он.    - ... вопиющая некомпетентность, повлекшая за собой угрозу секретности высшего уровня. Вы осознаете, что теперь мы должны эвакуировать весь бункер, свернуть все проекты до подготовки резервного места работы, вы хоть понимаете, во сколько это обойдется налогоплательщикам, и все из-за того, что вы поленились отдать приказ о раскопках завала!    - Но сэр, в его смерти не было никаких сомнений, а у нас бюджет...    - Сэкономив крохи вы, в итоге, принесли государству ущерб на сотни миллионов кредов, да еще теперь где-то разгуливает этот тридцать седьмой! Разумеется, его ищут по нашей линии, но беглецу удалось добраться до Свободных Миров, а вам не хуже меня известно, какая это клоака! А что если он кому-нибудь расскажет о бункере?    - Но сэр, возможно, ему просто никто не поверит, сколько сумасшедших твердят, что правительство ставило над ними секретные эксперименты?    - Поверят, не поверят - но проверить вполне могут, так что начинайте-ка вы процедуру эвакуации, но сначала проводите меня к этому комплексу, - немного успокоился генерал.    - Да сэр, это и вправду очень интересное зрелище, мои спецы его практически вскрыли, мы как раз успеем к тому моменту, всем интересно, что же там такое.    - Вот и не будем откладывать, полковник, пойдемте. А потом поговорим о вашем будущем.    Они вышли из кабинета и прошли по направлению к лифту, полковник Бриггс шел впереди, самолично открывая высокому гостю все двери. До взрыва реактора, в котором, кроме них, погибли еще триста сорок человек, оставалось ровно двадцать три минуты.         Глава 7    После года диеты на порошковых продуктах немудреные закуски уличного торговца едой казались ему верхом совершенства, Сергей подхватил палочками очередную жареную на гриле креветку, макнул ее в острый соус и закинул в рот. Вокруг него шумел сто сорок шестой уровень торговой станции "Шанхай", громко переговаривались соседи за стойкой, раздавались резкие звуки рекламы на множестве разных языков, большую часть из которых он даже не понимал, толпа вечно спешащих куда-то обитателей станции огибала прилавок торговца, который являлся своеобразным островком относительного спокойствия в бурном людском потоке. Он закончил с обедом и, сидя за стойкой, потягивал свежезаваренный зеленый чай, чувствуя, как напряжение последних дней потихоньку оставляет его с каждым новым глотком горячего напитка.    Тогда, после захвата судна, времени расслабиться у него попросту не было, необходимо было осмотреть корабль и убедиться, что других "пассажиров" на нем больше нет, да и о возможных трофеях в его положении забывать не стоило. Приковав пилота к креслу позаимствованными с тела майора силовыми наручниками, и сделав ему очередное внушение, подкрепленное ударом по печени, просто чтобы тот не забывал, в каком положении находится и не вздумал чудить, Сергей начал обход корабля. Вскрывая все той же химической "колбасой" запертые двери кают, он обошел все судно, но, кроме его самого и пилота, больше живых на борту не наблюдалось.    Вернувшись в кабину, он, с умным видом поглядывая на дисплей, выяснил у испуганного пленника, что до ближайшей системы, относящейся к Свободным Мирам, было семнадцать прыжков напрямую. Поразмыслив, Сергей решил, что бежать по прямой было бы глупо, его там вполне могли бы уже ждать, а если проложить маршрут в обход, да, к тому же, проходящий через не контролируемые Конфедерацией территории, то лететь предстояло и вовсе около двух суток. Выбрав небольшую систему Дикси, расположенную в стороне от их предполагаемого маршрута, он приказал пилоту сменить полетную карту, еще раз напомнил ему про возможные последствия неправильных действий с его стороны, вроде бы на фанатика парень похож не был, и Сергей решил, что тот достаточно проникся ситуацией и все понял правильно.    Свободные Миры представляли собой различные независимые или кажущиеся таковыми системы на окраине исследованного пространства. После Второй Космической, не вошедшие ни в один из новосозданных союзов, они различались как формами правления, включая даже такие экзотические, как теократия или абсолютный олигархат, так и размерами контролируемых территорий, от нескольких систем, до одной единственной орбитальной станции. Законы в каждом государстве были также свои, но их объединяло одно - при внешней агрессии они действовали сообща, и могли практически на равных противостоять таким противникам, как Панамериканская Конфедерация или Евразийская Республика. Последняя как раз потерпела тяжелое поражение и понесла значительные потери около семидесяти лет назад, решив прибрать к рукам одну из пограничных систем, богатую рудами тяжелых металлов.    Масштабных войн с того времени не случалось, но различные интриги и столкновения с участием ЧВК были в системах обычным делом, вечно бурлящее пространство идеально подходило для беглецов из центральных миров, и Сергей не без оснований надеялся там затеряться. Он понимал, что его будут искать, и как опасного свидетеля и, одновременно, как ходячее доказательство незаконных экспериментов, с его-то подживленным симбионтом. Хотя комплекс на Земле, или то, что от него осталось после взрыва реактора, наверняка и эвакуировали, подчистив все следы, но про живую улику они вряд ли забудут.    Когда Сергей планировал свои дальнейшие действия, первой его мыслью было обращение в организацию по контролю за вооружениями и технологиями, ОКВиТ, которая была довольно могущественным подразделением с большими полномочиями в структуре ООМ, но, поразмыслив, он от этой идеи отказался. Неизвестно, не сочтут ли там в этом случае его самого опасной или неизученной технологией, да и приговор ему никто не отменял, а все центральные миры, входящие в ООМ, обменивались информацией о преступниках и выдавали их по запросу других государств. От идеи просто послать сообщение в ОКВиТ он так же отказался, если ему и поверят, то у него только и всего, что станет на несколько преследователей больше, а затеряться будет значительно сложнее. В общем, прикинув все за и против, Сергей решил, что рассчитывать ему стоит исключительно на собственные силы, доверяться какой-либо организации или государству он не собирался, ну, по крайней мере, пока.    Все эти мысли в очередной раз мелькали у него, пока он методично занимался складированием всех трофеев у одной из спасательных капсул. На самом корабле он не мог просто так пристыковаться к станции, пиратство было одной из главных проблем в Свободных Мирах, и, прилети он на захваченном судне, на которое у него не было протоколов собственности от какого-нибудь общепризнанного государственного образования, то за этим неминуемо последовало бы его задержание и разбирательство, на предмет кто он такой и откуда у него этот корабль. Разумеется, существовал и черный рынок с поддельными свидетельствами собственности, или даже с настоящими протоколами, выданными официальными конторами в различных мелких мирах, не гнушающихся таким способом заработка, но Сергей не знал выходов на них, да и вообще, он не умел толком управлять кораблем, и тот для беглеца сейчас был скорее обузой, чем приобретением. Малый транспортник не был оборудован системой гиперсвязи, но пилот вполне мог оставлять в системах по пути следования маячки, а он со своими устаревшими и, к тому же, поверхностными знаниями в пилотировании, не мог этого никак проконтролировать, так что, в любом случае, по прибытии нужно будет резко "рвать когти", и корабль придется бросать.    Сергей положил снятый с майора скаф к трем другим, принадлежавшим его подчиненным, четвертый был сильно поврежден взрывом плазменной гранаты и не стоил внимания. Процесс разоблачения трупов не доставила Сергею никакого удовольствия, но оставлять трофеи он был не намерен, тренировки в комплексе и симбионт помогали ему сдерживать рвотный рефлекс, но, все равно, всю неприятную процедуру он старался проделать как можно быстрее.    Три скафа были стандартными моделями солдат космодесанта Конфедерации, именно такие показывали в голофильмах, а скаф офицера отличался, он выглядел явно дороже, по видимому это была одна из самых современных моделей с функцией пси-защиты, что и позволило майору напасть внезапно, ведь Сергей тогда его совершенно не чувствовал. Что это за модели он не знал, в его устаревших базах знаний таких не значилось, все бронескафы были повреждены, в придачу ко всему они оказались запаролены, и у него к ним не было доступа, но даже в таком потрепанном виде они стоили приличных денег.    От десантников ему так же достались три штурмовые винтовки "Мк. 19 Компакт", с полным боекомплектом к каждой, к тому же он собрал с них ножи, аптечки и прочие мелочи, а офицер порадовал его наградным "Кольтом модель Грей Игл", который стрелял закапсулированной в силовом поле плазмой, и, в режиме максимальной мощности заряда, мог запросто прожечь штурмовой скаф, хотя при таком его использовании батареи и хватало всего лишь на восемь выстрелов. Серо-стальной пистолет удобно лежал в руке, и Сергей решил, что обязательно оставит его себе, сбоку на нем была выгравирована надпись "Майору Майклу Ралли за безупречную службу". Что ж, тому он явно больше не понадобится.    Из кают десантников и пилота он собрал все более-менее ценные предметы, ему было немного не по себе рыться в чужих вещах, перекладывая семейные фотографии убитых им людей, но это нужно было сделать, необходимость использования любых возможностей для повышения шансов на выживание в него крепко накрепко вбили в учебном комплексе. В помещениях для рядового состава и у пилота ничего интересного обнаружить не удалось, кроме небольшой суммы денег на обезличенных карточках, а вот в каюте офицера он нашел встроенный сейф, вскрыв который, Сергей обнаружил набор для чистки пистолета с запасными батареями, карточки на десять тысяч кредов ПАК, три дюжины обручей для заключенных и сопроводительные документы, из которых значилось, что десантники были на постоянной основе прикомандированы к Службе Исполнения Наказаний и отвечали за доставку заключенных на "Объект Љ7". В общем, можно было сделать вывод, что, помимо той, на которой держали его самого, вполне возможно существует еще как минимум шесть подобных баз, хотя название может быть и просто средством маскировки.    Все найденные вещи из сейфа он так же отнес в спасательную капсулу, корабль по завершению пути Сергей собирался взорвать, а на ней добраться до нужной ему пересадочной станции "Форт Дикси". Капсула была рассчитана на трех человек, и свободно вместила все его трофеи, которые он упаковал в найденные им две большие сумки военного образца.    Следующие два дня он практически безвылазно провел в кабине транспортника. Пилот, молодой парень, сначала все косился на вооруженного незнакомца, потом немного попривык и стал делать попытки завести разговор, но Сергей не реагировал на них, парнишка принялся рассказывать о своей семье, а ближе к концу пути даже полез было за голографией своих близких, чтобы показать их ему, и он не стал его одергивать. Сергей "чувствовал", что напряжение у пилота возрастает, тот не был уверен, что останется в живых и пытался таким способом подействовать на похитителя, он сделал вид, что заинтересован его рассказом, даже взглянул на голографию и задал пару уточняющих вопросов, что бы тот расслабился и не натворил глупостей. Пилот и правда немного успокоился, хотя, реши Сергей от него избавиться, это бы ему не помогло, но необходимости в его устранении он не видел. Парень был на пару лет старше Сергея и должен был пройти пилотскую модификацию, но он не воспринимал парнишку в качестве угрозы, да и конфедераты все равно сумеют проследить путь корабля, а тот не сможет им сообщить ничего такого, что и так не будет им известно.    Перед последним прыжком они оба заметно нервничали, хотя и по разным причинам, и, когда корабль вынырнул в обычное пространство, Сергей тотчас же вырубил пилота ударом в затылок. Судя по тому, что показывал приборный дисплей, они выскочили на краю системы и сейчас на большой скорости двигались к ее центру, прямо к местной звезде, хотя до того момента, когда корабль упадет на нее, должно пройти еще несколько дней.    Он подхватил бесчувственное тело пилота под мышки и отнес в спасательную капсулу, в которой предварительно испортил двигатель, а затем активировал отложенную функцию старта. Сам же Сергей залез в другую капсулу, приготовленную им уже для себя, и послал сигнал на мину, захваченную еще со склада базы, ее он установил в главном энергоузле корабля, взрыв в этом месте должен был повлечь за собой перегрузку реактора и его детонацию. С хлопком отделилась соседняя спасательная капсула с пилотом, Сергей задраил свой люк и активировал старт, его отстрелило от корпуса корабля, он закувыркался, но вскоре сработали маневровые двигатели и остановили вращение.    Его познаний в пилотировании хватило для того, чтобы задать маршрут автопилота к ближайшей станции, да и спасательные капсулы специально были спроектированы таким способом, чтобы любой мог хотя бы минимально разобраться в управлении. Перед тем, как заработал двигатель, он увидел на обзорном дисплее яркую вспышку, что ж, значит мина сработала как надо - транспортник уничтожен, а через сутки он будет на станции и сообщит о капсуле с пилотом, ну а пока того найдут, у него будет время убраться подальше и избежать ненужных расспросов.    Спустя двадцать три часа, при подлете к станции, с ним на связь вышел диспетчер, Сергей изложил тому заготовленную историю, согласно которой на их торговом корабле при выходе из гипера пошел в разнос реактор, и он в последний момент перед взрывом успел запрыгнуть в капсулу, а затем указал координаты происшествия, с просьбой поискать других выживших. После стыковки Служба Безопасности станции прямо у капсулы провела короткий допрос, на котором Сергей повторил свою историю, сотрудники СБ ему вряд ли поверили, они с подозрением посматривали на него, но удовлетворились предоставленной версией.    В этом, в общем-то, и была прелесть Свободных Миров для различного рода беглецов, никому не было дела до истинных причин его прибытия, они проверили его генокод по своей базе данных преступников, не нашли совпадений, записали вымышленное имя, которое он им назвал, и пропустили на станцию. Сумки его опечатали, после того, как он отказался от досмотра, лишь проверили дистанционным сканером, что они не содержат признаков оружия массового поражения, и разрешили проход. Это тоже было в порядке вещей, законы в разных государственных образованиях порой отличались настолько, что за безобидный груз в одной системе, могли приговорить к смертной казни в другой, поэтому, чтобы не мешать торговле, в Свободных Мирах и был принят такой порядок провоза багажа. После опломбирования сумок, если бы он захотел что-нибудь из них достать, то мог их вскрыть на этой станции уже только в присутствии таможенников или СБ.    Пройдя такой своеобразный пограничный контроль, Сергей купил билет на ближайший рейсовый пассажирский корабль, отлетающий вглубь Свободных Миров. В течение следующих нескольких дней он сделал еще множество пересадок, путая следы и, наконец, почти через неделю, проведенную в пути, он оказался на "Шанхае", одной из крупнейших торговых станций сектора, крутящейся на геостационарной орбите вокруг небольшой густонаселенной планетки земного типа с одноименным названием.    - Извините, - отвлек его от воспоминаний пожилой мужчина интеллигентного вида, при взгляде на которого Сергей мгновенно подобрался, все его рефлексы потребовали немедленно убить противника, одетого в знакомый скаф диверсионных отрядов Бундесвера, - Не мог не заметить поразительную аутентичность вашего костюма. Позвольте представиться, Гюнтер Шрайер, - старик стал по стойке смирно и резко кивнул головой, - пенсионер и, по совместительству, реконструктор. Разрешите поинтересоваться, а из какого вы клуба?    - Э...э, ...клуб, хм... "Мечи Востока", - немного растерялся Сергей.    - Замечательно, просто замечательно, такая точность в подборке снаряжения, ваш бронескаф времен Второй Космической смотрится прямо как настоящий! Вы непременно должны показаться у нас в "Гордости Нации"... - разорялся старик, пока Сергей не пообещал непременно посетить их исторический клуб и не поспешил покинуть настырного пенсионера.   По прилету на эту станцию он зарегистрировался под вымышленным именем и прошел на пункт досмотра, никаких вопросов содержимое его сумок у таможенника не вызвало, проверяющий лишь хмыкнул при виде простреленных скафов десантников ПАК и предупредил, что на станции запрещено ношение автоматического оружия, а пистолет должен находиться на виду в открытой кобуре, а для скрытного ношения уже требовалось получить специальную лицензию. На прощание ему скинули гид-файл по станции и справку по основным законам, действующим в ее пределах, и пропустили внутрь. На выходе из таможенного терминала Сергей зашел в местную сеть и быстро нашел недорогую гостиницу, в которой сразу же зарезервировал номер, до нее он добрался общественным транспортом, который представлял собой что-то вроде вагонов метро, линии которого были проложены внутри перегородок огромной станции с населением под пять миллионов человек. А устроившись в номере, он решил осмотреться снаружи и набрел на уличного торговца едой, запахи которой не позволили ему пройти мимо и чуть не стоили жизни как беспечному реконструктору, так и ему самому, из мельком прочитанного списка законов этой системы пункт про смертную казнь за убийство, по понятным причинам, запомнился ему особенно хорошо.    "Да уж, - думал он, пробираясь через плотный людской поток в сторону своей гостиницы,- чуть не убил старика в форме уже давно не существующей армии. Надо бы ка-то расслабиться, иначе ведь могу и сорваться". Инструктор в таких случаях советовал травяные чаи и лечебный массаж, но, поразмыслив, Сергей решил пренебречь моральными нормами офицера НОАК и остановиться на виски и продажных женщинах. "Напьюсь, - решил он, - и в бордель, а лучше сначала в бордель, а потом напьюсь, но прежде все же необходимо переодеться".   С такими мыслями он дошел до гостиницы, в которой буквально час назад, сразу после прохождения таможенного контроля, и снял двухкомнатный сьют. Сергей надеялся, что смог достаточно запутать следы и оторваться от преследователей, неполные два года с момента его задержания прошли в постоянной стрессовой обстановке, камера смертников, лаборатория, учебный комплекс, и сейчас, оказавшись в роли беглеца на населенной станции, он боялся, что может просто перегореть. Ему срочно было необходимо немного расслабиться, хотя он и понимал, что этим сильно рискует, но сорваться на ком-нибудь и стать преступником уже по законам Свободных Миров было бы еще хуже.   Вернувшись в номер, Сергей первым делом принялся просматривать странички онлайн магазинов, торгующих одеждой, пока не остановился на одном из них, с хорошим выбором военной, полувоенной и спортивной формы и снаряжения. Он заказал несколько пар тактических брюк со встроенной системой первой помощи при ранениях, в корзину заказа пошли также трекинговые кроссовки, пяток футболок и рубашек поло, нижнее белье, подумав, Сергей добавил военный свитер, стрелковую кепку и очки с различными режимами видения, а также городской тактический рюкзак и открытую кобуру для своего "Кольта". Все вещи он выбрал довольно дорогой марки, специализирующейся на производстве тактического снаряжения и одежды, сделанной на основе военных технологий, такая экипировка могла менять цвет в широких пределах, свободно пропускала воздух, но задерживала вредные вещества и яды, а также имела первый класс бронирования, то есть могла выдержать удар простого ножа. Все это обошлось ему почти в шесть тысяч кредов ПАК, от суммы, найденной на транспортнике, после всех перелетов и трат у него оставалось меньше трети, но на небольшой оздоровительный загул ее вполне должно было хватить, ну а затем придется озаботиться продажей трофеев и прихваченных со склада клинков.    Сделав заказ, который обещали доставить в течение часа, Сергей залез на официальный сайт местного квартала красных фонарей. Проституция на станции была вполне легальна, "Шанхай" жил торговлей, здесь вообще было мало запрещенных к продаже вещей, по крайней мере, рекламу с предложениями тяжелых наркотиков и средних торпед класса космос-поверхность, он уже успел увидеть по дороге к гостинице.    Через полчаса местная система сообщила ему, что прибыл его заказ, Сергей проверил его комплектность и расплатился с посыльным, дав тому хорошие чаевые, потом он по-быстрому принял ионный душ и переоделся. Из зеркала на него смотрел высокий мускулистый парень с короткой стрижкой, одетый с явным милитаристским уклоном, но на станции располагалось множество контор различных вербовщиков и ЧВК, и такой тип прохожих был здесь обычным явлением. Напоследок он пристегнул к правому бедру кобуру с трофейным "Кольтом" и двумя запасными батареями, ножны с кинжалом уже разместились в специальном креплении сзади на поясе брюк, скрытые рубашкой, они были практически незаметны. Проверив все еще раз, он поймал себя на том, что намеревается попрыгать перед выходом, будто бы готовится к боевой операции, хмыкнул, подмигнул своему отражению в зеркале и направился в бар.      Пробуждение было на удивление приятным, симбионт подстегнул возможности организма по выведению токсичных веществ, усилив работу печени и почек, и вчерашний загул выражался лишь в легкой жажде и желании посетить уборную. Благодаря импланту на память, вопросов, где он находится и с кем, у него не возникло, все вспоминалось очень ярко и образно, а некоторые подробности способны были вогнать в краску даже закоренелого ловеласа. Сергей покосился на лежавшую рядом девушку, каштановые волосы которой рассыпались по подушке, открывая взгляду изящную шею и плавные линии спины, заканчивающиеся соблазнительными изгибами, полуприкрытыми простыней.    "Ее зовут Жаннет, познакомились мы в баре, и находимся у нее дома, - вспоминал он, поднимаясь с постели и направляясь в уборную, - Вот на полу наша одежда, так, кобура и ножны под кроватью, майку я зашвырнул за диван, штаны под столом, а на самом столе мы... м-да уж...". В ванной он привел себя в порядок, прошел на кухню и достал бутылку с соком, остановившись на пороге спальни и отпивая прохладный напиток, отлично утоляющий жажду, Сергей посматривал на спящую девушку, решая про себя сложную задачу, уйти по-тихому или остаться. "Нет, все же уйти не попрощавшись, было бы крайне невежливо с моей стороны", - усмехнулся он, бросив еще один взгляд на запомнившийся ему особенно стол, отставил бутылку с соком и направился к кровати.   До своей гостиницы он добрался на автоматическом такси, небольшие двух и четырех местные кабинки в форме сплюснутого шара сновали по верху яруса, и, получив от него заказ, Искин базы тут же направил одно из них к клиенту, которое домчало его до нужного места за каких-то пять минут. Поднявшись в номер, приняв душ и переодевшись, он сделал заказ в соседнем тайском ресторанчике.   Вчера Сергей настолько расслабился, что даже не проснулся в положенное время подъема по часам базы. Во время перелета это было для него определенной проблемой, ведь распорядок в учебном комплексе не совпадал со стандартным временем, по которому жило абсолютное большинство миров, и станция "Шанхай" в том числе. Так что на кораблях, на которых он сюда добирался, ему приходилось вставать среди ночи и делать разминку, без которой Сергей уже не представлял себе нормальное утро. Ну а сейчас, похоже, его внутренние часы наконец-то синхронизировались с общим временем, переживания и тревоги тоже отступили на задний план, ведь вечно находится в напряжении невозможно, хотя и окончательно расслабляться, лежа и поплевывая в потолок, он вовсе не собирался.    Пока ему не принесли заказ, он успел провести легкую зарядку, выполнив специальный, разработанный в "Мечах" двадцатиминутный комплекс упражнений, который еще и дополнил точным контролем своего организма через симбионт, поочередно напрягая и прорабатывая различные группы мышц, и закончил растяжкой уже перед самым приходом курьера.   На базе у него практически не было свободного времени на раздумья, кроме как промежутка перед отбоем, который он предпочитал тратить на сон, и скоротечных приемов пищи, вот и сейчас, по привычке во время еды, Сергей принялся выстраивать дальнейшие планы. Очень хотелось выйти в голонет и узнать, что происходит на Тексасе, но у него не было сомнений, что все его прежние контакты отслеживаются, и любую попытку связи с ними непременно засекут, так что он со вздохом отказался от этой мысли. Прошлая жизнь казалась такой далекой, Лиз, парни, Пыр, предательство... Нет, он не забыл об этом, и при случае постарается вернуть все долги, но и жить прошлым он не собирался, а конкретно сейчас у него были совсем другие заботы.   Сергей прекрасно понимал, что если задержится на одном месте, то его в скором времени настигнут преследователи, хотя государственное образование Шанхай и было формально независимым, входящим в содружество Свободных Миров, и не сотрудничало в поимке беглецов с центральными странами, но на станции, где основой политики была свободная торговля, вопрос получения доступа к базе данных прибывающих был для спецслужб ПАК всего лишь вопросом денег и времени. Можно было постоянно менять места обитания, скакать от станции к станции, от планеты к планете, можно изменить внешность, но, рано или поздно, его все равно найдут, единственным действенным выходом была бы операция по коррекции своего генокода.   Эта процедура, запрещенная во всех государствах, входящих в ООМ, здесь была вполне легальна, но стоила до неприличия дорого. Медцентры на станции предлагали такие услуги по цене от двух с половиной миллионов в пересчете на креды ПАК, а сама процедура занимала до двух месяцев, в течение которых пациенту необходимо было практически безвылазно находиться в медкапсуле. Но, даже если бы у него и были деньги на такой способ изменения личности, ему не было известно, как поведет себя симбионт в этом случае, да и просто светить своими особенностями не хотелось, а то ведь после процедуры можно проснуться и не в медицинском центре, а в очередном секретном научном комплексе. Он, конечно, настроил в меню "Маскировка" отображение ложных данных, на все запросы теперь откликалась нейросеть шестого поколения от "Нейроком Сервис", биоверсии имплантов тоже давали стандартный отклик, но при глубоком обследовании это непременно бы вскрылось.   В который раз прикинув все за и против, Сергей опять остановился на мысли о присоединения к какой-либо частной военной компании, хотя, в общем-то, идея всю жизнь оставаться вечным наемником, с перспективой сгинуть в каком-нибудь забытом богом месте, сражаясь за чужие интересы, его нисколько и не прельщала, а службу в ЧВК он рассматривал лишь как первый, необходимый ему сейчас этап своей новой жизни. Пока он просто бесправный беглец, но в будущем Сергей надеялся достичь гораздо большего, испытав разочарование жизнью в камере смертников, побывав подопытной игрушкой в руках сильных мира сего, он изменился, и сейчас ставил перед собой совсем другие цели, нежели два года назад. Теперь он и сам намеревался стать "игроком", тем, с кем считаются целые страны, может такие мысли в его положении и выглядели слишком самонадеянными и даже смешными, но примеры для подражания у него были: главы независимых корпораций, авантюристы, которым удалось создать свое государство с нуля, все те, кто на равных общался с сильными мира сего, и сейчас он был куда ближе к этой цели, чем до своего смертного приговора. Его возможности возросли, но, самое главное, у него появилось то, что может помочь ему в этих планах, даст конкурентное преимущество перед другими - а именно набор многозагрузочных баз с полной программой тренировки элитного подразделения "Мечи Востока".   Старые китайские кристаллы были многоразового использования, в отличие от современных ему образцов, и официально считалось, что технология создания кристаллических накопителей огромного объема, способных к нескольким циклам перезаписи, была утеряна еще во время войны, хотя ходили упорные слухи, что центральные страны, которые были монополистами на этом рынке, таким образом просто получали сверхприбыли, и это была одна из основ их благополучия, наряду с производством тех же нейросетей. По-умному воспользовавшись доставшимися ему базами знаний, можно будет, например, создать свою военную компанию с пси бойцами, натренированными по уникальным методикам, а там уже претендовать и на что-то большее.   Еще ребенком попав в соцприют из любящей и благополучной семьи, он потрясенно осознал, насколько разной может быть человеческая судьба, казалось, еще вчера родители выполняли все его капризы, а сегодня ему приходится в драке отстаивать свое немногочисленное имущество. Тогда же к нему пришло понимание и того, что он остался один в этой жизни, и, кроме как его самого, о нем больше никто не позаботится, осознав это, он стал оглядываться вокруг в поисках выхода, и его взгляд зацепился за группу "плохих" парней, они лучше питались, лучше одевались и Сергей последовал их примеру. Он усмехнулся, вспомнив, что одно время его кумиром был Турок, местный авторитет казался подростку образцом успешного человека, но в бандитской жизни он довольно быстро разочаровался, тогда то его мечты и переключились на получение профессии пилота. По голо в то время крутили популярный сериал про флот, отважные пилоты смело шли навстречу опасностям, и командир корабля в белой униформе летящий среди звезд, сильно впечатлил подростка, зародив в нем мечту о полетах, а после встречи с Лиз, с которой он как-то незаметно для себя сблизился, они уже вместе мечтали о будущем, и, в конце концов, уже и о своем совместном будущем.   При воспоминании о девушке в груди у него неприятно кольнуло, опять захотелось с ней связаться, но он понимал, что это опасно, да и у той наверняка уже своя жизнь, может быть она давно вышла замуж и счастлива, а он, внезапно воскреснув через два года и тут же сообщив, что не может прилететь, поступил бы просто подло. Еще хуже, если бы она решила прилететь к нему, бегать от спецслужб и скрываться вдвоем, подвергая ее опасности, он не хотел, так что в очередной раз мысленно пожелав Лиз, чтобы все ее мечты, которыми она делилась с ним в минуты их близости, непременно исполнились, он со вздохом отказался от идеи звонка.   Решив на первом этапе прибиться к какой-либо ЧВК, действующей в Свободных Мирах, и выбрав ту, чья политика шла в разрез с интересами ПАК, он мог, таким образом, одновременно и осуществить свою давнюю мечту о полетах, и укрыться там от преследователей. Для этого ему было нужно присоединиться к одной из компаний, зарегистрированной и работающей в интересах крупных государств, таких как Восточный Союз, Султанат Хиджаз, Раджастан или Российская Империя, последняя в этом плане была наиболее привлекательна, имея давнюю историю конфронтации с Конфедерацией, да и о своих корнях не стоило забывать. Спецслужбы ПАК в такие структуры должны были иметь минимальный доступ, а штаб квартиры некоторых компаний представляли собой настоящие укрепленные форты, в пределах территории которых он сможет чувствовать себя в безопасности. Даже если преследователи на него и выйдут, или, скорее, когда они на него выйдут, проводить полномасштабную военную операцию с неизбежными политическими осложнениями те вряд ли осмелятся. "Устроится в относительной безопасности, поднакопить денег, а там уже можно будет планировать и дальнейшие свои действия", - решил он.   Все бы хорошо, но на данный момент у него фактически не было никакой профессии, все его знания были устаревшими и не подкрепленными сертификатами соответствия, без которых его не приняли бы даже на должность уборщика, что там говорить о пилотировании, мечты о котором он, несмотря ни на что, не оставил. Впрочем, эту проблему Сергей вполне мог решить, необходимы были только деньги на соответствующий комплект баз и время на их изучение, с первым ему должны были помочь трофеи с транспортника и прихваченные им из комплекса клинки, ну а на время обучения придется немного помотаться по системам. Была еще проблема модификации, без которой он не сможет получить боевую специальность, но мысли, как это все провернуть, не обращаясь в медицинские учреждения, у него уже были.   Надумав не откладывать продажу вещей и действовать немедленно, Сергей отодвинул пластиковый лоток с остатками пряной курицы под апельсиновым соусом, откинулся на диван и вышел в местную сеть, и приблизительно через час поисков по торговым сайтам примерный план по продаже всего лишнего имущества у него уже сложился. Все вещи, кроме клинков, можно было выгодно пристроить в магазины, торгующие в том числе и бывшем в употреблении снаряжением, один из которых, с хорошими отзывами, он и выбрал. А вот раритеты хоть и стоили дороже, но и хорошую цену за них мог дать только торговец антиквариатом, специализирующийся на Второй Космической, и он такого нашел, и даже предварительно связался и договорился о встречи. Конечно, продавать все клинки в одном месте было опасно, кому, как не бывшему члену банды было знать об этом, продавцы частенько сдавали денежных клиентов криминалу, но приходилось рисковать, если он хотел продать все и сразу.   Себе Сергей намеревался оставить, помимо "Кольта" майора и своего кинжала, лишь одну из аптечек, которая крепилась к телу и в случае повреждений автоматически вводила необходимый набор инъекций, еще ему приглянулась офицерская модульная разгрузка с различными типами подсумков, а так же один из автоматов с боекомплектом к нему, компактное оружие десанта ПАК было одним из лучших в своем классе и вполне могло бы ему пригодиться в случае встречи с преследователями. Собравшись, он прихватил сумки с вещами и направился к заранее вызванному такси, которое оплатил уже практически последними наличными деньгами.   Магазин под говорящим названием "Добыча Джо" принадлежал по одним слухам отставному военному, по другим бывшему пирату, но отзывы в сети были по большей части положительные, а на популярном военном форуме писали, что здесь давали хорошую цену за трофеи и не "кидали", предпочитая налаживать деловые контакты с клиентами. В большом помещении бросались в глаза манекены в самом разном обмундировании, стеллажи с различным оборудованием и стены, увешанные всевозможным оружием, хотя Сергей знал, что внутри выставлена лишь часть товара, а по каталогу в магазине можно было купить практически все, что угодно. В продаже, например, были новейшие БМП "Тайфун" имперской разработки, которые можно было приобрести без ограничений, если у вас, конечно, есть лишних миллион двести тысяч кредов за штуку.   - Добро пожаловать, - поприветствовал его молодой продавец, - желаете совершить покупку, - он покосился на объемные сумки, которые нес Сергей, - или, возможно, хотите что-то продать?   - Второе, - коротко ответил он.   - Отлично, пройдемте в оценочный офис, Джейн, подмени меня, я с клиентом, - бросил парень продавщице и повел его в соседнее помещение, там он поочередно проверил все вещи, которые доставал Сергей, если надо тестирую их различными приборами. Все мелочи, включая подсумки, разгрузки, аптечки, и тому подобное, после торгов они оценили в две с половиной штуки кредов, штурмовые винтовки ушли за полторы тысячи каждая, три скафа рядовых десантников разной степени поврежденности потянули на тридцать тысяч, а ошейники для заключенных с функцией подавления пси добавили к сумме еще сорок тысяч. Напоследок пришла очередь майорского бронескафа, когда Сергей его достал, он увидел тень заинтересованности на бывшем до этого довольно бесстрастном лице продавца и "почувствовал", что этот предмет его действительно зацепил.   - Отличный офицерский скаф десанта Конфедерации, новая модель, жаль, конечно, что он сильно поврежден, - попытался сбить цену тот, но Сергей не сдавался, в результате чего они остановились на сумме в тридцать с половиной тысяч. На руки он получил сто шесть тысяч кредов ПАК в обезличенных карточках, которые были довольно распространены в Свободных Мирах, ведь при открытии счета в банке требовалось регистрировать генокод, да и по безналичным платежам легко отслеживалось твое местоположение, что Сергея, как и многих здешних жителей, по понятным причинам, совершенно не устраивало.   После сделки продавец презентовал ему дисконтную карту с накопительной системой скидок, и Сергей не отказал себе в удовольствии походить по залу и даже сделал несколько покупок, приобретя бронежилет скрытого ношения, по совету все того же продавца он выбрал марку "Хагор", производства корпорации "Синай", обеспечивающий защиту по третьему классу. Так же к оставленному себе автомату он прикупил стандартный подствольный гранатомет "М 300" и два десятка осколочно-фугасных и плазменных гранат. Все покупки обошлись ему почти в пять тысяч кредов, и, сложив их в одну из оставшихся сумок, Сергей, наконец, все же покинул магазин.   Деньги приятно грели карман, вырученная сумма была крупной не только по меркам провинциального Тексаса, но даже и для центральных систем, и, хотя в космическом пространстве жизнь всегда была дороже, чем на планетах, но даже здесь на эти деньги можно было неплохо жить в течение года. Именно на такой результат он и надеялся, когда разоблачал трупы на угнанном корабле, высокотехнологичные военные скафы всегда дорого стоили, да и за рабские ошейники удалось выручить неплохую сумму - в Свободных мирах это был весьма востребованный товар.   Следующим пунктом в его списке стоял торговец антиквариатом, до его лавки он добирался около часа, магазинчик антиквара находился аж на противоположной стороне станции, но Сергей все же надеялся, что проделанный путь не будет напрасным. Наконец он зашел в небольшое помещение, уставленное стеллажами, на которых были выставлены самые разнообразные предметы, от плазменного резака штурмовых батальонов Российской армии, до полного комплекта вооружения турецких артиллеристов времен Второй Космической. Пожилой торговец в старомодных очках с оптическими линзами оживился при виде посетителя, оптика для коррекции зрения уже давно отошла в прошлое, но тут, по-видимому, надо было отдать должное его профессии.   - Здравствуйте, здравствуйте, молодой человек, опаздываете, я вас уже давно жду.   - Извините, немного задержался, но думаю то, что я вам принес, стоит небольшого ожидания, - ответил он.   - Ну что ж, посмотрим, о каких таких раритетах вы говорили, когда связывались со мной, - поправил очки торговец, и призывно взглянул на его сумку.   Сергей не стал медлить, и начал выкладывать предметы на прилавок. Первым он достал старый китайский игольник и автомат "Тип 101", те не вызвали особого интереса у старика.   - Неплохие образцы вооружения спецназа НОАК двухсотлетней давности, - торговец сноровисто провел неполную разборку оружия, - в отличном состоянии, - позвольте узнать, откуда они у вас?   - На чердаке у дедушки случайно нашел, - не слишком вежливо ответил он, но антиквар еще при связи пытался задавать наводящие вопросы, и сейчас, при встречи, Сергей "почувствовал" в нем какую-то гнильцу, однако продавать вещи через аукцион у него попросту не было времени, да и оплата там проводилась на электронный счет, который он не собирался открывать. Другого специалиста по той войне, способного купить все и сразу, он на станции не нашел, поэтому придется иметь дело с этим типом, держась при этом настороже.   - Ну что ж, посмотрим, что еще завалялось у вашего дедушки, - усмехнулся торговец.   Сергей вытащил и разложил на соседнем столике бронескаф.   - Хм, уже лучше, легкий бронескаф "Хамелеон", того же периода, - приговаривал антиквар, подключая тестер к костюму. И тоже, что интересно, как новенький, - проворчал он, задумавшись над показаниями прибора.   - Но все же хотелось бы увидеть главное, те кинжалы, о которых вы говорили, - сказал старик, наконец-то отвлекаясь от скафа.   Сергей молча вытащил небольшой сверток с десятком кинжалов, развернул его и сразу "почувствовал" жадный интерес торговца, да и по его движениям это было видно, тот суетливо снял и протер очки, потом начал поочередно осторожно доставать клинки из ножен и внимательно их осматривать.   - Интересно, очень интересно, настоящие монокристаллические кинжалы, легендарного, без преувеличения, подразделения "Мечи Востока", по-видимому, ваш дедушка был у них завскладом, хе-хе... А вы вообще в курсе, что их осталось не больше сорока штук, согласно каталогам?   - Ну, значит, тем дороже они стоят, - Сергей хотел поскорее разделаться с продажей, антиквар вызывал у него стойкую неприязнь.   Они начали обоюдный торг, на удивление старик не слишком-то и упирался, в результате чего за игольник и автомат он получил семь тысяч кредов, скаф ушел за двадцать три тысячи, а за кинжалы Сергей выторговал по сорок тысяч кредов за каждый. С учетом того, что на аукционах они уходили всего лишь на треть дороже, сделка и впрямь была выгодной, за все проданные сегодня вещи он выручил больше полумиллиона кредов, настоящее богатство для сироты из соцприюта, и этих денег вполне должно было хватить для его планов по приобретению профессии.   Отсчитывая нужную сумму, антиквар все пытался наводящими вопросами выяснить происхождение предметов и даже, как бы в шутку, намекал, что может помочь с обследованием дедушкиного чердака, но Сергей сделал вид, что не понимает намеков и поспешил покинуть неприятного торговца. Всю обратную дорогу его не покидало ощущение чьего-то взгляда, да и "чуйка" явственно сигнализировала о грядущих неприятностях, мелькнула мысль, что на него вышли преследователи, но он тотчас же ее отбросил, уж те-то наверняка знали о его пси способностях, и додумались бы до их экранирования. Видимо, это кто-то из местных, скорее всего старик не смог удержаться от соблазна и сдал его, потому и не слишком торговался.   Такси высадило его на небольшой стоянке у гостиницы, перед входом Сергей сделал движение, как будто бы его сумка сползла с плеча, и он чуть было ее не уронил, что позволило ему мельком увидеть двух крепких парней, выходящих из кабинки, приземлившейся следом. Войдя в номер, он сделал пару приготовлений, разогнал организм в максимум и стал ждать визитеров, которые не замедлили явиться.   - Откройте, Служба Безопасности, - на экране видеофона те двое, которых он заметил на улице, протягивали к камере удостоверения СБ, звонком они не ограничились и колотили в дверь.   - А что случилось, офицеры?   - Получена информация, что здесь скрывается опасный преступник, немедленно откройте или штурмовая группа выломает дверь.   "Недоумки пересмотревшие голо, - сделал заключение Сергей, - информация об их значках проверяется за пару секунд на сайте СБ".   - Проходите, здесь кроме меня никого нет, можете осмотреть... - говорил он, открывая дверь и поворачиваясь к ним спиной, как бы ведя их за собой в номер. Таким соблазнительным моментом для нападения не преминул воспользоваться первый из вошедших, достав короткую дубинку из кармана, тот замахнулся ею, метясь жертве в затылок. В повернутой под нужным углом зеркальной дверце шкафа Сергею все это было прекрасно видно, старый трюк не подвел и на этот раз. Сделав резкий оборот, он импульсом пси подправил траекторию движения руки нападающего, так, чтобы тот промахнулся и провалился вперед, схватил его за плечи и, рванув на себя, одновременно ударил коленом правой ноги в солнечное сплетение. Оттолкнув падающее тело противника под ноги его напарнику, который неожиданно быстро сориентировался и уже тянул из-за пояса пистолет, он без затей пробил отшатнувшемуся в сторону парню прямой ногой в колено, сломав его, и добавил падающему и зашедшемуся в крике противнику короткий удар с левой в висок, вырубив того.   Оба лже-офицера были без сознания, Сергей быстро выглянул в коридор и убедился, что свидетелей драки не было, затем закрыл дверь и обыскал тела, связав их приготовленными ремнями. При себе у них была небольшая сумма денег, поддельные удостоверения СБ, удостоверения служащих какой-то охранной фирмы, на этот раз скорее всего подлинные, резиновая дубинка, пара паршивого качества ножей и станнер, именно его и пытался выхватить второй из нападавших, нелетальный "Штайер" был производства Евразийской республики, и Сергей решил, что тот и ему вполне может пригодиться. Обыскав, он отволок их в ванную, где провел блиц допрос одного из нападавших, которого по-быстрому привел в чувство, у того пузырилась на губах кровавая пена, видимо были повреждены легкие, но это не слишком-то мешало ему говорить. Когда станнер, выставленный на минимальную мощность, приставлен к твоему паху, на такие мелочи как сломанные ребра, проткнувшие легкие, как-то уже не обращаешь внимания. Выяснилось, что их агентство, помимо охранных услуг, занималось разными противозаконными делишками, и уже не первый раз работало с этим антикваром, который сливал им информацию о случайных денежных клиентах, а в качестве ответной услуги, они должны были узнать у него, откуда тот взял все те вещи, которые сегодня и продал торговцу. Выяснив все, что хотел, он вырубил разговорившегося бандита из новоприобретенного станнера, на всякий случай добавив и второму, который все еще был без сознания.   После допроса Сергей по-быстрому собрал все свои вещи, уместившиеся в одну сумку, и покинул номер, возвращаться он уже не планировал. По дороге связавшись с тем охранным агентством, к которому принадлежали нападавшие, он посоветовал им забрать своих парней из его ванной, а на вопросы и прозвучавшие угрозы в свой адрес просто не стал отвечать, отключившись. Особым человеколюбием он никогда не страдал, по крайней мере, по отношению к своим противникам, но ему не хотелось, чтобы власти нашли покалеченных бандитов в зарегистрированном за ним номере, и здесь его интересы совпадали с интересами тех людей, кто их туда посылал.   Сергею было необходимо поскорее улетать со станции, он и так здесь уже задержался и наследил, но прежде в его планах было потратить почти все заработанные сегодня на продаже вещей деньги. Он знал, что профессии обычно продавались пакетно, к учебным базам прилагалась установка необходимых имплантов и курс модификаций, если такой был необходим, и все эти процедуры проводились в медкапсуле и под контролем врачей. Для нужной ему специальности боевого пилота одних выученных баз было бы не достаточно, а довериться клиникам Сергей не мог, но, после долгих поисков в сети, он, вроде бы, нашел вариант, который ему вполне подходил.    Во все времена государства готовились к масштабным войнам, делая необходимые запасы и строя мобилизационные планы, а в случае начала боевых действий им необходимо было быстро получить из простого мяса обученных бойцов, так что клиник на всех могло и не хватить, тем более те могут быть забиты поступающими ранеными. Так что уже давно были разработаны специальные мобилизационные пакеты, предусматривающие самостоятельное проведение модификаций в условиях отсутствия доступа к медкапсуле. Процент прироста возможностей при такой процедуре был ниже, чем в условиях клиник, но с этим приходилось мириться, других вариантов для него просто не было, и именно такой пакет Сергей и хотел приобрести. На сайте "Добычи" значились несколько подобных, в том числе и "Пилот штурмовой авиации третьего класса", тридцатилетней давности пакет со складов Российской Империи, туда-то он и направился.   По приходу в магазин он наткнулся все на того же продавца, который обслуживал его ранее, тот, видимо, его тоже узнал и с улыбкой подошел к перспективному клиенту.   - Еще раз здравствуйте, какие-то проблемы с покупками, или решили продать что-то еще?   Сергей озвучил цель своего прихода, и парень сразу оживился, все-таки сумма выходила очень не маленькая.    - Что ж, с учетом скидки, оплаты за ваш заказ составит 517.900 кредов ПАК, - после уточнения сказал ему продавец, но почему-то не спешил отправлять клиента на кассу. Вместо этого, он, оглянувшись, понизил голос и предложил, волнуясь.   - Но если вас интересуют российские мобнаборы, можно достать и кое-что получше. У нас, после недавней инвентаризации, остался один неучтенный вариантик, который я могу предложить вам, в кассу вы оплатите названную стоимость, а сверху мне еще пять штук на руки, и получите набор "Пилот-универсал малых кораблей третьего класса", их только четыре года, как стали закладывать на хранение, и не спрашивайте меня, откуда они у нас.   Сергей быстро ознакомился с описанием, который ему скинул ушлый продавец и согласился на предложение, военные всегда в первую очередь думали об эффективности, и мобнаборы содержали большое количество баз за пределами стандартного сертификата соответствия профессии, обычно это были базы по обслуживанию и ремонту техники, но этот пакет не зря назывался универсальным, если бы он покупал все входящие в него базы по отдельности, то потратил бы только на них столько же денег, как и за полный курс с модификацией в клинике. Относительно низкая цена мобнаборов объяснялась непопулярностью такого способа модификаций, но у него все равно не было другого выхода, да и продавец запрашивал не слишком дорого, так что сделка была очень выгодной.   Парень отлучился куда-то ненадолго и принес пластиковый кейс защитного цвета, на котором по-русски было написано большими буквами "МО РИ", а ниже шли надписи "Госрезерв", "ВУС Љ 117817" и "Ответственный за хранение ...", кто ответственен за то, что этот набор достанется ему, Сергей так и не узнал, буквы в конце предложения были явно выведены каким-то составом. Он "чувствовал", что продавец с ним искренен, но все равно проверил комплектность, все оказалось в порядке, и, оплатив на кассе названную сумму, еще пять тысяч он незаметно передал продавцу, у того сегодня явно был удачный день, мало того, что он получит хорошие комиссионные с дорогой продажи, так еще и "премию" в половину месячной зарплаты отхватил, хотя все же ему наверняка придется еще и с кем-то делиться.   Выйдя из магазина, Сергей вызвал такси и направился к ближайшему пассажирскому терминалу, где взял дешевый билет на первый же рейс до нужного ему места. Спустя полчаса он уже покинул торговую станцию "Шанхай" и направлялся на планету Найроби-4, полет до которой должен был продлиться двенадцать часов, за которые он планировал отоспаться.      Глава 8   На орбите планеты он пересел на челнок до столицы Найроби-4, почему планета под номером четыре, и где находились другие три, Сергея совершенно не волновало, все его мысли были заняты планированием собственной модификации. Он решил подойти к этому вопросу как к военной операции, ведь во время процедуры его тело будет особенно уязвимо, находясь без сознания. Требовалось обеспечить подходящее безопасное место, продумать пути отхода, в количестве не меньше трех и другие подобные вещи, он перелопатил кучу информации в сети, пока не нашел подходящий вариант.   Улей Эмбу, столицу Найроби-4, он выбрал из-за того, что тот не контролировался Искином, получив доступ к которому преследователи мгновенно бы вычислили его местоположение, как это могло произойти в более развитых мирах, но власти этой довольно бедной планеты не могли позволить себе иметь единую систему регулирования под управлением разумного компьютера. На девяносто шесть процентов ее поверхность была покрыта водой, и редкие островки суши застраивались многоярусными городами, которые за их запутанную структуру и прозвали "ульями", со временем они даже в официальных документах получили подобное наименование, ну а в самом большом и запутанном улье на планете он и планировал затеряться. Правда, возможность спрятаться от преследователей компенсировалась высоким уровнем преступности в Эмбу, но и там хватало безопасных охраняемых мест, в конце концов, в случае чего "чуйка" предупредит его об угрозе от местных криминальных элементов.   Челнок приземлился на крыше громадного трехкилометрового здания, одного из так называемых "столпов", на которых держались все уровни, и Сергей направился к ближайшей стоянке аэротакси. Таможенный контроль он прошел еще на орбите, все свои стволы и боеприпасы пришлось сложить в отдельную сумку, которую ему опечатали, на планете гражданским разрешалось владение только нелетальными видами оружия, так что "Кольт" пришлось заменить "Штайером", который он сразу же поместил в универсальную кобуру.   На стоянке водители такси наперебой предлагали свои услуги прилетевшим. Он выбрал машину с белым водителем средних лет, но две трети населения планеты были представителями негроидной расы, из которых, по странному стечению обстоятельств, в основном и состояли обитателей нижних уровней, где люди порой годами не видели света местной звезды.   Флаер плавно взмыл вверх, Сергей назвал таксисту адрес в центре и тот смело ринулся вглубь города, сквозь переплетение переходов и арок. Пролетая мимо большой площадки у официального вида здания, он заметил толпу, которая размахивала плакатами и что-то скандировала, вокруг кружились полицейские и пожарные, по-видимому, готовясь разогнать манифестантов. Его пси интуиция немного разыгралась, подсказывая, что оттуда можно ожидать неприятностей и лучше держаться от них подальше.   - Чего это они, - спросил он у водителя.   - А.., - махнул тот рукой так энергично, что машина вильнула, - опять эти "нижники" бузят, соцгарантии им подавай, пособия им, видите ли, урезали, а работать то ведь не хотят...   По-видимому у таксиста это была больная тема, и за короткое время полета он вывалил на пассажира целый ворох информации по социально-политической обстановке на планете и в городе, из которой выходило, что все беды от негров, которые не хотят работать как нормальные люди и вообще сплошь жулье и бандиты. Его пассажиру, в общем-то, было глубоко плевать на расовые проблемы этой заштатной планетки, он просто мысленно внес данный факт в свою копилку знаний об этом месте, а забредать на нижние уровни он и так не планировал.   После того, как водитель его высадил, Сергей сделал еще несколько петель по городу, передвигаясь на случайных такси, скоростных лифтах и монорельсовой дороге, пока не оказался в нужном ему месте. Охраняемые апартаменты "Тихий Вилланж", в которых он планировал снять квартирку, располагались на центральном уровне, не слишком дорогие, но и далеко не дешевые, они сдавали квартиры посуточно   и были подходящим местом для задуманного. "Идеальное место для отдыха, изолированное от городской суеты", - гласила реклама. Оплатив недельное проживание, Сергей с грустью пересчитал оставшиеся деньги, от недавней внушительной суммы у него оставалось всего лишь пять с небольшим тысяч кредов, но радовало то, что вскоре должен будет осуществиться первый пункт его плана и заодно его давняя мечта. Он, наконец-то, станет пилотом.   Бросив сумку в квартире и обойдя здание и окрестности, сверяясь со схемой помещений, выуженной им из местной сети, он сделал и забрал заказ продуктов на неделю, предупредил консьержа, чтобы его ни в коем случае не беспокоили и, перестраховавшись от визита излишне ретивой уборщицы, дополнительно подпер дверь стулом. Достав кейс, Сергей положил мобнабор на журнальный столик, открыл его и взял лежащий сверху небольшой пластиковый листок с инструкцией, по-военному краткой и содержащий в себе весь перечень содержимого и порядок дальнейших действий.   Еще в полете на эту планету он загрузил учебные базы с одноразовых кристаллов на свой накопитель и сразу же запустил их усвоение, заодно скинув туда же и копию тренировочного курса, прихваченного им из учебного комплекса. Всего в пилотском комплекте находилось семнадцать однозагрузочных баз, одна шестого уровня, "Общее пилотирование", четыре пятого, "Навигация", "Корабельные системы малого класса", "Вооружение", "Тактика малых авиагрупп", девять четвертого, вроде "Эксплуатация и устройство силовой установки", и двенадцать баз второго-третьего уровней, таких как "Основы боевой психологии" и "Правила полетов малоразмерных судов в космическом и воздушном пространстве". Вся очередь изучения составила более года, но Сергею не нужно было все и сразу, для начала, ему достаточно было получить сертификат "Пилота малых кораблей шестого класса". С таким уровнем подготовки его, конечно же, не приняли бы ни в одну нормальную компанию, может, во времена масштабных войн и использовали плохо обученных пилотов, когда деваться было некуда, но не один уважающий себя профессиональный наемник не стал бы летать с "шестеркой" в группе. Зато этот сертификат позволял ему устроиться в должности того же оператора стрелкового комплекса, например, на эсминец или другой корабль подобного класса, на такие места компании охотно брали пси-активов, а время на изучение нужных баз, с учетом его КИ, составило бы всего около трех недель в обычном режиме. Ну а затем, постепенно, он бы освоил и остальное.   С учебными базами он уже разобрался, сейчас же его интересовал второй пункт инструкции. Перечитав список комплектации, Сергей в очередной раз про себя порадовался, что Империя не экономила на своих военных, и ему достался мобнабор из последних закладок. Операция по модернизации новейшей серии "Пилот 6М" должна была укрепить его позвоночник, кости и связки, чтобы те могли выдерживать значительные перегрузки, создать дополнительные нейронные связи в мозжечке, для улучшения навыков пространственного ориентирования, повысить общую живучесть организма и еще много чего по мелочи. В мобнабор так же входили два импланта на интеллект, "Умник 6/31-19", какая-то военная разработка, но, судя по приросту в пятьдесят пять-шестьдесят процентов, который они давали, те были где-то на уровне шестого поколения гражданских аналогов от лучших производителей. Уровень интеллекта для пилота был не менее важен, чем скорость реакции, ведь в рефлексы все полетные ситуации не забьешь, приходилось в реальном времени обрабатывать колоссальные потоки информации и быстро принимать решения, от которых может зависеть твоя, и не только твоя, жизнь. В комплекте были так же два импланта на скорость реакции, аналогичного класса, но Сергей просто отложил их в сторону, благодаря покойному профессору, который сумел-таки выбить новейший образец у таких же покойных, как он надеялся, интендантов базы, у него стояли модели классом повыше, ну а эти можно будет потом кому-нибудь просто продать.   Четверо суток ему предстояло через каждые три часа делать себе целую серию уколов и пить какую-то гадость, Сергей с тоской посмотрел на зеленый пузырек в своей руке, и это был только подготовительный этап, дальше было введение в тело нанороботов и долгие часы беспамятства под капельницей, которая прилагалась. Настроение его еще больше упало, когда он прочитал длинный список возможных побочных эффектов на обратной стороне листа с инструкцией, но делать было нечего, он зарядил инъектор, прикинул, не забыл ли чего, и со вздохом сделал себе первый укол.            - Значит, те двое должны были выяснить у парня, продавшего вам эти клинки, откуда он их достал, так? - спросил мужчина средних лет, ничем не примечательный на вид, он и сам был какой-то... усредненный.   - Да, при нем должна была быть большая сумма денег, которые я ему заплатил, они бы пошли в оплату их услуг, а мне нужна была только информация, - избитый антиквар был прикован к стулу. По бокам от него находились двое крепкий парней, ну а человек, ведущий этот допрос, стоял напротив него и задавал свои вопросы.    За свою долгую и не слишком честную жизнь торговец уже не первый раз попадал в подобное положение, но сегодняшние посетители пугали его особенно, они отличались каким-то равнодушием к информации, которую он им выдавал, даже пытали его хоть и весьма изобретательно, но как-то без огонька, как будто просто выполняли обыденную работу. "А после смены они пропустят по пивку в ближайшем баре", - пытался храбриться торговец, хотя отсутствие масок на лицах дознавателей и не сулило ему ничего хорошего. Лишь стоявший чуть поодаль молодой парень с явной армейской выправкой демонстрировал хоть какие-то эмоции, происходящее тому явно не слишком-то нравилось.   - И что же они выяснили?   - Ничего, совершенно ничего, - старый пройдоха каким-то шестым чувством понял, что от ответа на этот вопрос может зависеть его жизнь, - он их вырубил и сбежал, парням предстоит еще долго восстанавливаться в медклинике.   - В какой именно?   Он назвал адрес.   - И больше вы его не видели?   - Нет, клянусь богом!   - Что ж, верю, - Джон Фостер, старший оперативник одного из спецподразделений Конгресса, кивнул молодому парню, тот немного помедлил, будто бы колеблясь, но все же выхватил нож и с подшагом полоснул им антиквара по горлу, затем он нанес несколько ударов в туловище, имитируя неуклюжие тычки необученного человека. Знал торговец или нет о происхождении приобретенных им предметов, конец для него все равно был бы один, все контакты объекта необходимо было подчистить, вот здесь, например, они планировали создать видимость ограбления, разбив несколько витрин и прихватить самое ценное, в том числе и все вещи, которые беглец тут сбыл.    Молодому лейтенанту Зеленых беретов было явно немного не по себе, хотя он и старался не показывать виду, но это было заметно по тому, как он суетливо оттирал руки от крови убитого им человека. "Ничего, и этот привыкнет, все привыкают", - философски подумал Джон, - Из него может выйти хороший оперативник, если завяжет с этой своей местью и возьмется за ум". Самого ветерана спецслужб с тридцатилетним стажем подобное давно уже не волновало.   Зеленого берета им навязали сверху, у того были какие-то влиятельные родственники, которые и протолкнули его в спецкоманду, лейтенант не слишком хорошо воспринял "сердечный приступ" у старика реконструктора, и даже пытался возмущаться, когда они организовали передоз той девчонке, которую объект подцепил в баре. Тогда-то Джон и поставил ему условие, либо он собственноручно убирает следующую цель, либо никакие покровители не спасут его от исключения из оперативной группы, как видно, возможность осуществить личную месть объекту оказалась для лейтенанта важнее дурацкого чистоплюйства.   Закончив с инсценировкой ограбления, они направилась в клинику, адрес которой назвал покойный, прежде чем группа отправится со станции дальше по следам беглеца, им здесь еще предстояла работенка. По пути Джон в очередной раз задумался о том, что бывшая поначалу захватывающей служба, за столько лет как-то незаметно превратилась для него в простую рутину. "Уйти что ли на пенсию, дети уже отучились в колледже, да и Марта давно намекает на то, что хочет переехать с их Монтаны... Может, и правда, рванем на Калифорнию, как в медовый месяц... Вот только закончу это дело, и обрадую ее", - решил оперативник.         Сергей мучительно пытался выплыть из мутного потока серой реки, который постоянно ударял его о пороги, плющил, скручивал и растягивал. Казалось, это продолжалось целую вечность, однако сила течения постепенно начала стихать, а какой-то голос все назойливей пищал и пищал над ухом, но, вроде бы, помогал ему бороться с этим потоком.   - ... завершена процедура поглощения и замены пакета модернизации "Пилот 6М", оптимизация биоверсии проведена успешно...   - ... завершена процедура поглощения и замены имплантов "Умник 6/31-19", создание и установка биокопий продукта прошла успешно, оптимизация биоимплантов прошла успешно...   Очнувшись, Сергей не сразу вспомнил, где он находится, в комнате стоял полумрак, лишь тонкие полоски света пробивались сквозь закрытые створки жалюзи, на несколько секунд его взгляд задержался на лучах света, в которых медленно кружились пылинки, пока он окончательно не пришел в себя.    На второй день приема препаратов у него развилась светочувствительность, тогда же он и закрыл створки и приглушил свет до минимума, хотя тот почему-то сейчас вообще не горел. По сообщениям системы, прошло около двух суток с того момента, как он ввел себе колонию нанороботов, и это оказалось почти вдвое дольше того времени, что обычно занимала стандартная операция по модификации. Но тогда, перед самым отключением, нейросеть выдала сообщение с предложением по замещению и улучшению программы изменений и имплантов, и уже гаснущим сознанием он дал на это свое разрешение. Вообще-то Сергей собирался провести эту процедуру позже, и, судя по всему, так и надо было сделать, но затуманенный лекарствами разум в последний момент решил по-своему.   Вытащив из вены иглу от пустой капельницы, он попытался сесть на пропитанной потом постели. Не сразу, но это у него получилось, рядом с кроватью на столике стояла бутылка с минеральной водой, заранее им приготовленная, и, присосавшись к ее горлышку, Сергей попытался выйти в местную систему, но не смог. Кроме отсутствия света и проблем со связью, его беспокоило ощущение какой-то неправильности, ему, вроде бы, как будто чего-то не хватало, так и не определившись с ощущениями, он наконец встал с постели и, пошатываясь в полумраке, направился в ванную, чтобы смыть с себя слой противной слизи, которым было покрыто все его тело. Вода из крана текла тонкой струйкой, но вымыться было вполне возможно, и лежа в медленно набирающейся ванной, он просматривал отчет об операции, выданный ему нейросетью.   Все оказалось лучше, чем можно было ожидать. Во время модификации симбионт заместил нанороботы био аналогами, что позволило получить прекрасный результат, параметры прироста показателей были даже выше, чем после модернизации в клинике, а четыре биоимпланта на интеллект теоритически должны были вывести его значение коэффициента интеллекта к пятистам-пятистам пятидесяти пунктам, пределу человеческих возможностей. У него наблюдалось лишь легкое обезвоживание организма, в остальном же все было в порядке, хотя он все равно чувствовал какой-то дискомфорт, вроде бы единственной проблемой была невозможность выйти в местную сеть, но, судя по тестам, симбионт работал нормально, это местный сервер почему-то просто не отвечал. "Авария в энергетических сетях у них там что ли, так почему не задействованы автоматические генераторы, или и с ними тоже что-то случилось?"   Ситуация стала его напрягать, и он решил побыстрее все прояснить. Отмывшись в ванной, Сергей вышел в комнату, все еще чувствуя легкую слабость и какую-то ... неполноценность что ли, но организм вроде бы приходил в норму. Когда он раздвинул жалюзи, яркий свет тут же резанул его по глазам, хотя это и не помешало ему увидеть пустую улицу со следами разрухи, перегороженную баррикадой, следы пуль на противоположной стене, тротуар перед которой был обильно залит чем-то красным, и остов такси в закопченном круге, оно полностью сгорело, но все еще продолжало дымиться. Из-за угла выбежали несколько человек и помчались, что было сил, вдоль по улице, следом за ними вылетел флаер полиции, сбоку которого большими буквами шла корявая надпись "Черный фронт", явно сделанная от руки темной краской, он как-то автоматически отметил, что все бегущие были белыми. Флаер развернулся и завис на углу, из его днища выдвинулась шестиствольная импульсная турель, ее стволы крутанулись и ближайшего беглеца буквально расплескало - все это происходило в полной тишине, стеклопакет и правда обеспечивал полную звукоизоляцию.   От увиденной картины Сергей на миг опешил, но тут же присел и сместился в сторону от окна, открывшееся ему зрелище окончательно выбило из него все остатки послеоперационной заторможенности, в кровь выбросило огромное количество гормонов, своеобразный боевой коктейль, тут же включился натренированный рефлекс, и он поспешил уйти с линии возможной стрельбы. Резко пробудившаяся "чуйка", сигнализируя об угрозе, явно запоздала, по-видимому, во время операции по модернизации все его пси способности отключились, и, только теперь, скачком, они вдруг пришли в норму. Наконец-то он понял, чего ему так не хватало после пробуждения, привыкнув к постоянному подспорью в виде интуиции, которая предупреждала его об опасностях, Сергей слишком сильно на нее полагался, и теперь это могло выйти ему боком.    "Манифестанты, беспорядки, бунт, белые беглецы, "Черный фронт", захваченный флаер, предупреждения от системы если и были, то я их пропустил во время перестройки организма, а восприятие пси, по-видимому, дало сбой", - увиденное мгновенно сложилось для него в целостную картину. Сергею было плевать и на местных белых, и на черных, и на всю эту планету целиком, ему просто нужно было выбраться из охваченного беспорядками города, хотя, если уже появился какой-то "Черный фронт", рассекающий на взломанных полицейских флаерах, то сделать это будет явно непросто. Он понятия не имел о масштабах происходящего, но, судя по наглым и безнаказанным действиям того пилота, все было очень плохо.   Первым делом Сергей достал опечатанную сумку с оружием и сорвал с нее пломбы, после увиденного в окне прорываться с одним станнером он был не готов, достав "Кольт" и зарядив его, он положил его на журнальный столик рядом и принялся собираться. "Администрация и охрана апартаментов если и пытались до меня достучаться и открыть дверь, то быстро не смогли, а потом им, скорее всего, стало просто не до этого", - решил он, по-видимому, с момента начала беспорядков прошло уже довольно много времени, так что внутри комплекса сейчас мог хозяйничать кто угодно. Рядом находились и более лакомые для погромщиков цели, чем сдающиеся квартиры, например те же ряды магазинов напротив, но, рано или поздно, они и сюда должны были добраться. "Идеальное место для идеального отдыха, изолированное от городской суеты" и правда отличалось идеальной звукоизоляцией, и понять, что происходит за дверью, было крайне сложно, поэтому он собирался по-боевому. Армейская аптечка в виде тонкой плоской наклейки разместилась на груди, в случае ранения она вводила в организм противошоковое, коагулянты для улучшения свертываемости крови и другие необходимые медикаменты. Тактическое снаряжение, которое Сергей приобрел на "Шанхае", дополнил бронежилет под рубашкой, а сверху разместилась разгрузка с боекомплектом к его короткоствольному десантному автомату "Мк. 19 Компакт", к которому он, немного подумав, присоединил и модуль с подствольным гранатометом. Кобура с пистолетом заняла свое привычное место на его правом бедре, а ножны с кинжалом и четыре метательные иглы из бронебойного сплава он подвесил в специальные крепления на разгрузке. Последними он надел стрелковые очки, те собирали изображение, комбинируя различные режимы видения и выдавали отличную картинку даже в полной темноте, синхронизировав их с нейросетью и автоматом, он активировал электронный прицел, теперь у него по желанию перед глазами отображалась траектория его возможной стрельбы. Все остальные его вещи поместились в небольшой тактический рюкзак, который Сергей повесил себе за спину.   Перед выходом он немного поэкспериментировал со своими способностями, выяснив, что его пси полностью восстановилось, а импланты на скорость теперь можно выводить и в максимум, не боясь травмировать организм, но пока, не привыкнув еще к новым возможностям, он решил все оставить как прежде. Отодвинув от двери тяжелое кресло, Сергей снял с предохранителя автомат и взял его наизготовку, левой рукой резко открыл дверь, правой держа ее на прицеле, и выглянул в коридор. Там никого не наблюдалось, тогда он осторожно вышел из квартиры и направился к лестнице, по дороге ему попадались открытые настежь двери апартаментов и различные брошенные вещи, но это скорее напоминало следы поспешной эвакуации, нежели последствия грабежей.   Спускаясь по лестнице, Сергей услышал внизу шум, как будто кто-то со скрежетом двигал нечто тяжелое, а затем с грохотом это ронял. По мере того, как он продвигался, шум становился все явственнее, стали уже различимы и чьи-то голоса, он остановился у поворота в хол, опустился к полу и быстро выглянул из-за угла. Охранники, персонал и, по-видимому, немногочисленные оставшиеся жильцы передвигали торговые автоматы ко входу и опрокидывали их, создавая завалы, стекла в холле были выбиты, стены пятнали отверстия от пуль, а к стойке администрации от дверей тянулся кровавый след, как будто туда протащили чье-то тело.   Решившись, Сергей крикнул, не высовываясь из-за угла.   - Эй, охрана, я из сто пятой! Я вооружен, не стрельните сдуру.   На миг возня там замерла и чей-то голос крикнул.   - Выходи, только без фокусов, и руки держи на виду!   Сергей отпустил автомат, оставив его висеть на ремне параллельно телу, снял очки, чтобы его могли разглядеть, и, подняв раскрытые ладони к плечам, вышел в холл. Нацеленные на него дула автоматических дробовиков опустились, когда обороняющиеся смогли его разглядеть, окончательно обстановка разрядилась после того, как консьерж во всеуслышание объявил, что узнал его, тогда Сергей надел очки и опустил руки. Пятеро служащих администрации, полтора десятка жильцов обоего пола и три молодых охранника продолжили создание баррикады, а начальник охраны, пожилой усатый дядька в легких бронедоспехах, подошел к нему.   - Штаб-сержант мобильной пехоты Эплбау, "первый первого(15)", в отставке, - представился он.   - Серж, хм... турист, - пожал Сергей протянутую ему руку.   - Неплохая экипировка, турист,- кивнул сержант в его сторону, - Наемничаешь?   - Что то вроде... Не расскажешь, что тут происходит, а то я, кажется, самое интересное проспал.   - Хе-хе, ну, самое интересное, положим, еще впереди, но спишь ты действительно крепко, - усмехнулся он. - А происходит у нас тут то ли просто бунт, то ли уже революция - кто его знает, но лет двадцать подобного не случалось.   - А что полиция, с демонстрантами справиться не может?   - С простыми погромщиками она справлялась, пока в дело не вступил "Черный фронт", это местная террористическая организация - "черный мир", "долой белых поработителей" и все такое, но засранцы оказались неожиданно хорошо вооружены и организованы, так что остатки полиции засели наверху и держат оборону вокруг правительственных кварталов, ну а мы с парнями и те из жильцов, кто не успел сбежать, тут вроде как сами по себе, пытаемся продержаться до прихода армии.   - Думаешь, она появится?   - До того, как грохнулась энергосеть часов семь назад, сообщали, что скоро уже должны ввести войска в город, так что думаю недолго осталось, может уже и высаживаются. Ты как, с нами или попробуешь прорываться?   Идея прорыва на верхние ярусы через охваченный черным бунтом город, в котором вот-вот может начаться армейская операция, его как-то не очень прельщала.   - Пожалуй, останусь, дождусь "кавалерию".   Его слова явно обрадовали охранника, автомат Сергея мог пригодиться при обороне, сами они были вооружены лишь автоматическими дробовиками, да еще у пары жильцов были пистолеты.   - Отлично, тогда впрягайся, надо создать баррикаду, запасной выход завален и там дежурит мой боец. Здесь какая-то банда из "нижников" уже пыталась ворваться, но мы с ребятами ее отогнали, правда, они застрелили Эмилио, но и мы им ответили хорошо, хоть и из гладкоствола, вон на улице труп валяется.   За следующие полчаса они свалили перед входом все торговые автоматы, все кресла и столики из холла, немногочисленные оставшиеся жильцы подносили мебель из квартир и снятые с петель двери. Среди добровольных помощников была и черная пара, видимо, не все чернокожие разделяли идеи бунтовщиков, по крайней мере не те из них, кому было чего терять, с улицы все это время доносились звуки стрельбы и отдаленные крики, и это придавало всем им энтузиазма в работе. После того, как завал достиг внушительных размеров, начальник охраны прогнал всех невооруженных жильцов наверх, с задачей завалить и контролировать выход на крышу, а сам, с тремя своими подчиненными и мужчиной с пистолетом, занял позицию за баррикадой. Второго вооруженного жильца отправили на подмогу к охраннику, контролирующему запасной выход, Сергей и сам сходил туда, убедиться, что там все нормально и познакомиться с парнем.   Затем он предупредил охрану о своих планах и поднялся на второй этаж, где выбрал одну из не запертых квартир над холлом, из которой прекрасно просматривалась большая стоянка флаеров и аэрокаров перед жилым комплексом, сейчас бывшая абсолютно пустой, лишь тело одного из нападавших лежало в луже крови у самого входа. Сергей сдвинул массивный стол на середину комнаты и лег на него, используя рюкзак как опору для автомата, отсюда ему было прекрасно видно практически всю площадь перед зданием и магазинчики на противоположной ее стороне. Расположенные метрах в ста пятидесяти, те носили явные следы погрома, а в одном, судя по всему, недавно даже был пожар, который, видимо, потушила автоматическая система пожаротушения. Примерившись к позиции, он слез со стола и передвинул диван из соседней комнаты к подоконнику, а затем приволок и с трудом завалил на него тяжелый холодильник, какая-никакая, а дополнительная защита, вполне может задержать пулю, потерявшую энергию после пробития стены. Затем он разбил стекло в окне, что оказалось не так-то просто, тройной стеклопакет не желал поддаваться прикладу автомата, и сдался только под натиском бронебойной иглы, осыпавшись мелкими неопасными осколками. Потом он поднялся на третий этаж и повторил все приготовления еще в одной квартире - запасная позиция никогда не помешает, ну и напоследок пробежался, где было можно, по второму и третьему этажам, разбивая или просто открывая окна, так его будет труднее вычислить. Вернувшись в номер, Сергей устроился на столе и приготовился ждать. Последний бой он здесь принимать не собирался, в случае чего просто уйдет через окно на противоположной стороне здания, но пока идея дождаться тут армии, которая должна будет навести порядок, выглядела для него предпочтительнее, чем прорываться через неизвестного противника на верхние уровни. Захват какого-нибудь такси, которое еще нужно будет найти, в условиях наличия у противника вооруженных флаеров, он также отверг, и если все-таки придется уходить, то лучше будет делать это на своих двоих.   После всех шумных приготовлений установилась тревожная тишина, Сергей, используя функцию приближения в очках, наблюдал за зданиями напротив. Минут через пятнадцать туда стали подтягиваться члены банды, они приезжали на дорогих аэрокарах, явно бывших не по карману жителям нижних уровней, из машин доносились громкие ритмичные звуки музыки, красуясь, они показывали какие-то знаки руками в сторону входа в апартаменты, перед которыми лежало тело их убитого товарища, и выкрикивали различные угрозы. На Сергея вдруг накатило короткое ощущения дежавю, на миг ему показалось, что перед ним находятся "Девятки", а он, кандидатом в состав "Святых", приехал на какие-то разборки, но воспоминания так же быстро схлынули, и он принялся распределять цели, расставляя их по приоритетам открытия огня.   Вооружены бандиты оказались в основном пистолетами и дробовиками, но у некоторых имелись и старые импульсные винтовки местного производства - дрянь та еще, и все же их он решил отстреливать в первую очередь. Всего в переулках между магазинами скопилось около сорока человек на нескольких машинах, и когда толпа достаточно завела себя, они решились на штурм здания под прикрытием двух массивных аэрокаров представительского класса. Не дожидаясь начала атаки, Сергей стал действовать на опережение и открыл огонь одиночными по разведанным целям.   Выстрелы, больше похожие на резкие щелчки кнута, эхом отражались от площади. Первым он застрелил явного главаря, который жестами призывал всех на штурм, следом еще троих обладателей старых винтовок, легкие пули калибра шесть с половиной миллиметров, выпущенные из военного импульсника, летели с большой скоростью и были рассчитаны на вражескую броню, прошивая незащищенные тела бандитов навылет, они так же зачастую поражали и находящихся за ними. Всадив в каждого по паре выстрелов, для верности, он принялся обстреливать капоты автомобилей и выцеливать тех, кто пытался стрелять в сторону здания из пистолетов и гладкоствола, хотя на таком расстоянии это и было практически неопасно. Не видя, откуда по ним ведется огонь, и понеся серьезные потери, неорганизованная толпа ломанулась назад по переулку, бросая своих убитых и раненых. Между магазинчиками остались стоять поврежденные аэрокары, осевшие после обстрела, а рядом с ними валялось с дюжину трупов и несколько еще шевелящихся бандитов, которых Сергей без сожаления добил прицельными выстрелами, просто для того, чтобы у бежавших не нашлось повода вернуться и организовывать что-то вроде спасательной миссии. Ну а если они опять надумают мстить, то придут в любом случае, решил он.   После короткой стычки, поменяв пятидесятизарядный магазин, он решил сменить помещение, вряд ли кто-нибудь из банды его засек, но правильнее будет все же перестраховаться. Спустившись вниз, Сергей удостоился восторженных возгласов от обороняющихся и похлопываний по спине, предупредил их о "переезде", затем проверил запасной выход, где все было в порядке, и, поднявшись на третий этаж, занял новую позицию. Хотя первые попытки нападения и были успешно отбиты, но интуиция подсказывала ему, что это еще не конец.   Так и случилось, через некоторое время в зданиях напротив стали мелькать силуэты противника, среди которых он разглядел и фигуры в бронедоспехах, к тому же облаченные в трофейное снаряжении полиции - по-видимому, бандиты позвали своих "старших братьев" из "Черного фронта". Противник рассредоточивался по этажам, и Сергей уже начал прикидывать цели, как вдруг из переулков с разных сторон стоянки неожиданно вылетели два аэрокара и, набирая скорость, попытались проскочить площадь, при поддержки засевших в здании стрелков со штурмовыми винтовками. Но он короткими очередями прошелся сначала по лобовому стеклу одной из них, которая вильнула в сторону, а затем по крыше подъехавшей уже слишком близко второй машины, которая все же вышла из зоны его обстрела и, судя по звукам, врезалась в баррикаду около входа. Снова перенеся огонь на первый аэрокар, который пытались покинуть трое боевиков, он не дал им этого сделать, перечеркнув машину вместе с ними короткими очередями, та, замершая на середине пустой стоянки, была отличной мишенью, снизу же слышались глухие звуки выстрелов из дробовиков - охрана должна была справиться с уцелевшими во втором аэрокаре бойцами.    Расстреляв неподвижную цель, Сергей принялся обстреливать противоположные здания из подствольника, заряжая осколочно-фугасные выстрелы и ставя их на мгновенный разрыв, он тщательно выцеливал огневые точки и накрывал их гранатами, после семи штук огонь оттуда стал стихать, но не прекратился совсем, боевики оказались довольно стойким противником, особенно по сравнению с предыдущей бандой. Решив поберечь гранаты, он стал выбивать уцелевших бойцов одиночными, те так и не поняли, откуда ведется огонь, стреляя в основном в сторону входа, а самых сообразительных, метящих по окнам, он выцеливал первыми. Происходящее стало напоминать ему стрельбу в тире, поймал в прицел чью-то голову в шлеме с плохо закрашенной надписью "Полиция" - выстрел, и пуля выбивает из нее кровавое облачко, определил следующую цель - выстрел, и противник заваливается внутрь помещения, кто-то пытается перебежать из одного здания в другое, прикрываясь штурмовым щитом - выстрел, и бронебойная пуля прошивает щит вместе с бегущим.    Сергей уже собирался сменить позицию, когда резкое чувство опасности заставило его скатиться со стола и упасть на пол, откуда-то сверху внезапно спикировал полицейский флаер, скорее всего даже тот самый, который он видел прежде. Неожиданно мышцы у него свело судорогой, а в мозгах словно взорвалась бомба, пока он, скорчившись и схватившись за голову, катался по полу, зависнувший над площадью пилот с резким визгом раскрутил стволы шестиствольной турели и начал поливать окна крупнокалиберными пулями. Они с грохотом прошивали стены, выбивая облачка известковой пыли, вдребезги разбивая обстановку в квартире и в клочья разнося электроприборы. "Обнаружено воздействие на инфразвуковых частотах, включен режим белого шума", - пришло сообщение от нейросети. Сергея тут же отпустило, он ужом прополз до дверного проема, проходящего перпендикулярно фасаду и присел в нем, прикрыв руками голову и прислонившись спиной к плите, которая должна была защитить его от пуль. Через несколько секунд, показавшихся Сергею вечностью, обстрел наконец-то прекратился, а навалившаяся тишина после ужасного грохота была даже какой-то неестественной. Он достал из подсумка и зарядил в подствольник плазменную гранату, поставив ее на пробитие, снаружи снова заработала турель флаера, но, по-видимому, сочтя эту огневую точку подавленной, пилот переключился на нижний этаж.   Сергей ползком добрался до окна, сел под ним и сделал три быстрых глубоких вздоха, собираясь с духом, затем он перевел импланты на скорость в максимальный режим, еще не освоенный им, звуки выстрелов турели стали звучать реже, а летавший по комнате мусор и пыль явно замедлились. Резко приподнявшись над подоконником, он, мгновенно прицелившись, выстрелил гранатой в кабину пилота, тот в последний момент смог заметить опасность, но уже не успевал что-либо предпринять. Плазменная граната пробила бронестекло и взорвалась в кабине, объятую пламенем машину повело в сторону и вниз, но Сергей этого уже не видел, сразу после выстрела он упал на пол и откатился в сторону, а услышав грохот рухнувшего флаера, вскочил и выбежал из разгромленной комнаты.   Он спустился вниз, по пути отряхиваясь от пыли и кашляя, там его ждала нерадостная картина, один из охранников и вооруженный жилец были мертвы, крупнокалиберные пули не щадили, убивая наповал. Баррикада была практически перемолота, а врезавшаяся в нее машина представляла собой решето с очень неприятным на вид месивом внутри, если даже после его выстрелов и действий охраны там кто-то и выжил, то пилот не оставил им шанса. Все это начинало разгораться и дым смешивался с известковой пылью, было трудно дышать, и видимость тоже была затруднена, но сквозь эту пелену он сумел разглядеть яркий костер на стоянке, возникший на месте упавшего флаера.   Подбежавший начальник охраны громко крикнул, по-видимому, немного оглушенный выстрелами:   - Отлично сработал, турист, но надо уходить! Еще один штурм мы не переживем, проверь путь, а я приведу остальных!   У него и самого в ушах звенело, и слова доносились до Сергея будто бы сквозь слой ваты, он просто кивнул в ответ и побежал к запасному выходу, по пути раздумывая о том, стоит ли ему уходить в одиночку или все же прорываться с группой. Этим парням он ничего не был должен, а гражданские будут явной обузой, но, с другой стороны, вооруженные охранники могли бы быть все же полезны.   Прокручивая в голове различные варианты, он все равно держался начеку и на вбитых рефлексах проверял путь, это его и спасло, двигавшуюся навстречу двойку спецназа он совершенно не почувствовал и не услышал, одетые в крутую броню, экранирующую их в пси поле, они бесшумно передвигались по коридору, прикрывая друг друга. Когда Сергей, по привычке, резко выглянул из-за угла, то только чудом успел убрать голову обратно, бегущий впереди боец мгновенно выпустил короткую очередь, которая пришлась в стену, выбив крошку ему в лицо. Он сразу понял, что это не нервные армейцы палят почем зря, что эти ребята специально явились по его душу, ведь во впереди бегущем он узнал того лейтенанта с базы, который отправлял их на охоту в качестве дичи.   Приседая, он выставил ствол автомата за угол и дал длинную очередь, одновременно выхватывая левой рукой осколочно-фугасную гранату для подствольника, тут же с силой ударил ее о пол, чтобы взвести, и кинул туда же. После взрыва он, не дожидаясь ответного гостинца, бросился к ближайшей двери и вкатился внутрь, за спиной грохнуло, но он уже был вне зоны поражения, хотя противник все же преподнес ему сюрприз, внезапно Сергея накрыли те же ощущения, что и при пробуждении после операции, словно его отрезали от пси поля. "Включили глушилку, теперь то им опасаться обнаружения уже нечего, но коридор довольно узкий, хоть одного-то я должен был зацепить", - пронеслись у него мысли со скоростью молнии. Окинув взглядом помещение, он понял, что находится в местной прачечной и юркнул за ряд со стиральными машинами, пробираясь к противоположному выходу. Неожиданно направленный взрыв пробил стену со стороны нападавших, преграда из стиралок спасла его от серьезных повреждений, но Сергей упал на колени, он был оглушен и дезориентирован, а влетевшая следом в пролом фигура перепрыгнула ряд машинок и выбила у него из рук автомат. "Живым взять хотят", - мелькнула у него мысль, откатываясь в перекате назад и поднимаясь, он попытался достать пистолет, но противник не дал ему этого сделать, прострелив ему руку, мгновенную вспышку боли приглушил симбионт, но правая рука повисла плетью, левой он выхватил кинжал, хотя и понимал, что это конец.   Лейтенант, а это был именно он, перевесил свой автомат за спину, достал нож и приглашающе поманил Сергея. "Придурок, - подумал он, - триста кругов вокруг зала за нерациональное поведение в бою". Мысли его немного путались, а перед глазами плыло, но, взяв кинжал наизготовку, он сделал первый пробный выпад, от которого противник с легкостью увернулся, в свою очередь, чуть не достав его. Сергей быстро приходил в себя под влиянием убойного коктейля, который ему впрыскивал симбионт совместно с аптечкой, позже это сильно скажется на его самочувствии, но, для начала, надо было бы просто выжить. Его охватила сильная злость на этого лейтенанта, наверняка ведь сам напросился на задание, хотел отомстить за своих курсантов, которых ведь тоже никто не заставлял устраивать охоту на людей.    Долго обмен ударами продолжаться не мог, он обзавелся парой порезов и с каждой секундой слабел от потери крови, раненая рука не слушалась, и лейтенант уже пару раз вполне мог его прикончить, но не делал этого, видимо просто играя с ним, следовало что-то немедленно предпринять, и Сергей решился. Перед очередным выпадом он разогнал импланты в максимум, все поставив на один удар, вначале нанося его с той же скоростью, что и раньше, он будто бы пошатнулся от потери крови и провалился в выпаде, чем лейтенант не преминул воспользоваться, и, как ему показалось, даже с какой-то разочарованной миной на лице, сблизился и ударил его в шею. В последний момент ускоряясь, Сергей поднырнул под его руку с ножом и изо всех сил вонзил монокристаллический клинок тому в печень, пробив бронекостюм в месте стыка, отшатнувшийся противник выронил нож и осел на пол, привалившись спиной к стене. Лейтенант с посеревшим лицом схватился руками за кинжал, пытаясь его вытащить, но сил у умирающего не хватило, под ним уже расплывалась большая лужа крови.   - Лам...берт... - прохрипел он и умер.   Сергей здоровой рукой достал "Кольт" и выстрелил ему два раза в грудь, прожигая броню. Потянув из кармана жгут, он кое-как, с помощью левой руки и зубов перетянул свою правую руку выше места ранения, залив рану специальной пеной из баллончика, затем подошел и, раскачав, вытащил клинок из лейтенанта, изрядно измазавшись в его крови. Подобрав свой автомат, он повесил его за спину, и, держа пистолет левой рукой и прихрамывая, направился в сторону выхода, следовало поспешить, вряд ли противник послал за ним всего одну двойку. Заглянув в тот коридор, в котором ранее заметил спецназовцев, Сергей увидел тело второго бойца, которого, по-видимому, задело его очередью и последующим взрывом гранаты оторвало ноги, тот уже был мертв, но он, проходя мимо, на всякий случай сделал контроль.   А у лестницы, ведущей на верхние этажи, его все-таки достали - вторая двойка, видимо двигавшаяся с крыши, налетела на него у самого запасного выхода. Сергей, наклонившийся проверить пульс у молодого охранника, имя которого он так и не узнал, в последний момент сумел прыгнуть в сторону и словил заряд из военного станнера лишь краем, бурлившая в крови смесь веществ не дала ему сразу вырубиться и, падая, он сумел подстрелить одного из нападавших, всадив заряд плазмы тому куда-то в низ живота, но больше сделать ничего не успел, тело просто отказалось ему подчиняться.   Уплывающим сознанием он увидел склонившегося над ним бойца, тот был явно старше предыдущих, встреченных им, его ничем не примечательное лицо приняло озабоченное выражение, Сергею показалось, что тот произнес что-то вроде "живым" и "пенсия", но, скорее всего, это ему просто почудилось. Противник принялся осматривать Сергея, видимо проверяя того на ранения, деловито и обыденно, словно осматривая какой-то товар, внезапно он насторожился и попытался развернуться, но не успел, и его голова вдруг взорвалась, а сам он исчез из поля зрения, зато там появился отставной сержант с дробовиком наперевес.   - Ты как тут турист, живой?   Перед глазами у Сергея все плыло, он не мог ничего ответить, тогда Эплбау почему-то превратился в Инструктора, который стал орать на него:   -Куда ранен, боец, отвечай?! Не смей мне тут помирать!   Наконец сознание окончательно покинуло измученный организм, и он провалился в спасительное беспамятство.      Глава 9   - Добро пожаловать на "Дайтон-2", Серж Свордсмен, - пришло ему сообщение от местного Искина, как только новоприбывший пассажир переступил порог станции, покинув таможенный пост. С некоторых пор все названия с порядковым номером вызывали у него неприятные ассоциации, но приходилось с этим мириться. Тщательно настроенный фаервол атаковали сотни рекламных объявлений, тот не справлялся, и некоторые сообщения все же как-то прорывались через него, Сергей сделал пометку в уме, что надо будет его обновить.   "Тритиевый рудник в системе Бейрут-13 будет рад нанять вас, мистер Свордсмен, в качестве шахтера, не упустите свой шанс!"   "Вольным отрядам Крылатого Легиона Смерти нужны настоящие мужчины, записывайся в наши ряды, Серж!".   "Корпорации Неоген Ресечинг требуются персонал на временную работу по испытанию новых лекарств, оплата высокая".   "Наша фирма поможет найти идеально подходящую вам вакансию, мы сотрудничаем с тысячами работодателей по всем Свободным Мирам и не только! Мы обязательно подберем вам подходящий вариант! Приходите по адресу: Уровень А14, Блок 19, офисное помещение "Хед Хантерс Про Групп".   Все предложения по работе на крупнейшей в Мирах базе найма шли для него с тегом "беженец", "низкооплачиваемая" или "высокий риск". Что, в общем-то, было неудивительно, учитывая то, откуда он прилетел, поток беженцев с охваченной волнениями планеты не прекращался, и многие из них, опасаясь новой волны беспорядков, улетали прочь в поисках хоть какой-то работы.   После того, как в городе высадились войска, всех найденных ими раненых и потерявших жилье свезли в наспех организованные армейцами временные лагеря. Тогда-то, очнувшись в полевом госпитале, он и обнаружил, что находится в огромном шатре на простой койке, стоящей в длинном ряду подобных ей, по-видимому, его подлатали в медкапсуле и затем уже перенесли сюда, ранения Сергея не были из числа тяжелых и занимать дефицитную капсулу им не стали. Чувствовал он себя неплохо, рука вроде бы нормально работала, вот только все время хотелось есть, а положенного по нормативам пайка ему явно не хватало, включившейся на полную регенерации требовались калории и строительный материал. Никаких личных вещей при нем не оказалось, по пробуждению он был одет только в больничную пижаму, однако немного позже, как и другим "погорельцам", ему выдали простой комбинезон и военные ботинки, явно полученные с каких-то складов ГО(15).   Он уже готов был совершить диверсионный набег на местную кухню, на полном серьезе прорабатывая план вылазки, когда положение спас пришедший навестить его Эплбау. Сержанта он приметил идущим вдоль линии коек и кого-то высматривающим, и окликнул знакомого, а заметивший его отставной вояка явно обрадовался, увидев Сергея живым, оказалось, что именно его тот здесь и искал. Он принес все его оставшиеся вещи, кроме оружия, то, по его словам, он припрятал, чтобы не конфисковали армейские, в остальном же все было на месте: чудом уцелевший рюкзак, кинжал, даже пять тысяч кредов на обезличенных карточках сержант сохранил, а главное, конечно же, запароленный бокс с кристаллами уцелел, и у Сергея отлегло от сердца. Все его планы на будущее без этих баз могли пойти прахом, хотя учебную программу он себе и скопировал, сами базы загрузить будущим курсантам он мог только с этих самых кристаллов.   Пока он поглощал принесенные гостинцы, Эплбау поведал ему, что из всех оборонявшихся тогда вместе с ними людей в живых остался лишь он сам и двое его подчиненных, жильцов, стороживших наверху, перебила та группа, которая высадилась на крышу. После их стычки со спецназовцами больше никаких атак на них не было, а вскоре район заняли армейские подразделения, и они передали бессознательного Сергея в развернутый ими полевой госпиталь. Что это была за группа бойцов, и почему они охотились за ним, сержант спрашивать не стал, а он не стал уточнять, куда тот припрятал дорогие трофеи с них, одна лишь глушилка пси поля могла обеспечить охраннику безбедную старость, но, по обоюдному молчаливому согласию, они этой темы не касались. Он намекнул Эплбау, что могут появиться люди, расспрашивающие о произошедшем, тот только кивнул головой, правильно поняв намек, да и не в его интересах было распространяться об участии в стычке с неизвестным спецназом, так что их тела наверняка уже разлагались в баках для утилизации, а подчиненные были надежно проинструктированы, что и кому говорить.   Через некоторое время сержант ушел, крепко пожав ему руку на прощанье и пообещав, что остальные его вещи будут ждать хозяина в камере хранения космопорта, а он принялся обдумывать, как ему воспользоваться сложившейся на планете неразберихой к своей выгоде и поменять личные идентификационные данные. Когда Сергей очнулся, то назвался тем именем, под которым был зарегистрирован по прилету, но, как он теперь знал от сержанта, атаки террористов уничтожили главную серверную улья и все банки хранения данных с генетической информацией по местным и приезжим, видимо, руководители неудавшегося восстания решили таким образом перестраховаться, что и ему было на руку. Лучшего момента для запутывания следов и желать было нельзя, оставалось только понять, как все это провернуть, в задуманном ему мог бы помочь кто-то из врачей, но генокод с него они уже сняли, пока он был без сознания, так что Сергей стал прикидывать другие варианты, попутно общаясь с беженцами и собирая информацию, и вскоре он уже составил план этого мероприятия.    Комендантом временного лагеря был назначен майор тыловой службы Фискерс, который, по слухам, мог посодействовать в получении повышенной компенсации или в ускоренном прохождении твоих документов по инстанциям, не за спасибо, разумеется, но вроде бы и не слишком задирая цены за свои услуги, к нему-то он и решил подкатить. Немного покрутившись рядом и прощупав почву, Сергей "почувствовал", что майор именно тот, кто ему нужен, и начал делать Фискерсу осторожные намеки, в ответ ушлый комендант прямо заявил, что если Сергей хочет получить новую запись в базе данных с фальшивым генокодом, то это будет стоить ему двадцать тысяч кредов. Видимо, он был не первый, кто обратился к начальнику лагеря с подобной просьбой, ведь беглецы от закона в это время получали отличный шанс на новую личность. Таких денег у Сергея не было, но, в качестве оплаты, Фискерс согласился принять два импланта на скорость, которые оставались после операции по модификации, кроме того и компенсацию, которую ему должны будут в будущем выплатить, майор так же положит в свой карман.   Так, поступивший в госпиталь человек с его генокодом по больничным данным умер от несовместимых с жизнью ранений, и его тело, согласно правил, было утилизировано, а он получил полный комплект документов на чужое имя, в том числе и официальный электронный сертификат личности, в котором все данные были фальшивкой. Это позволило ему улететь с той планетки не оставив там никаких следов, предъявив новополученный официальный сертификат таможенной службе, те, в связи с неразберихой и уничтоженными базами данных, у отбывающих проверяли только лишь документы, не снимая генетические параметры непосредственно в самом космопорту. В результате разыскиваемый в ПАК Сергей Мечников навсегда упокоился на Найроби-4, а очередной беженец прилетел на "Дайтон-2" в поисках хоть какой-то работы. Здесь ему, конечно же, все-таки пришлось пройти проверку в порту, фальшивые документы он светить не стал, несовпадение данных в них с реальными вызвало бы на новом месте вопросы, так что тут он представился уже другим именем, под которым его генокод и занесли в местную базу данных. Сергей надеялся, что все эти ухищрения помогут ему скрыться от преследователей, а если повезет, они и вовсе запишут его в мертвецы, хотя и не слишком-то в это верил. Поправив опломбированную сумку с оружием, которую обнаружил там, где и сказал ему сержант, он с новыми надеждами зашагал по станции.   На "Дайтоне-2" располагались вербовочные конторы всех мало-мальски значимых ЧВК, поэтому, в общем-то, он сюда и прилетел, потратив практически все оставшиеся у него сбережения. Станция вообще являлась крупнейшей площадкой вакансий в Мирах, тут можно было нанять любого специалиста, от эксперта по лирианским бабочкам, до отставного адмирала космофлота, способного командовать авиаударной группировкой. Так что Сергей не без оснований надеялся, что сумеет найти здесь подходящее ему предложение.   Первым делом он направился в местный хостел и снял койку в комнате с четырьмя двухуровневыми кроватями, сроком на трое суток, на что-то лучшее денег у него просто не оставалось, цены на небольшой станции были довольно высокими, так что ему следовало поторопиться с поисками. Оставив сумку в кодовом шкафчике рядом с кроватью, он направился к ближайшему отделению Центра Занятости, эта официальная структура помогала соискателям, составляя на них профессиональные карты, для тех это было бесплатно, а вот работодатели платили за возможность получить доступ к этой базе данных. Пользуясь несложной системой вертикальных и горизонтальных лифтов Сергей, с подсказками Искина станции, быстро добрался до нужного ему места, и, зарегистрировавшись в системе, стал ждать своей очереди, сидя на удобном диванчике.   В просторном помещении ожидали тестирования человек двести различного вида и возраста, здесь были и опытные специалисты с многолетним стажем, и молодежь, только поставившая нейросеть и выучившая, наконец, свои первые базы, они кучковались в группы и что-то оживленно между собой обсуждали. Сергей с любопытством поглядывал на них, сложись его жизнь по-другому, и он вполне бы мог веселиться в подобных компаниях где-нибудь в центральных мирах, влезть в огромный кредит или положиться на папу с мамой, начать работать, завести подружку, чтобы в конце концов жениться и нарожать с ней кучу детишек. С одной стороны ему, вынужденному одиночке, не хватало подобного общения, с другой, он посматривал на беззаботных парней и девчонок и понимал, что уже никогда не сможет жить так, просто плывя по течению - там, в камере смертников, он твердо это себе пообещал.   Сергей был в очереди под номером двести семнадцать, и настроился на продолжительное ожидание, но оно оказалось на удивление недолгим, то и дело кто-то уходил в служебные комнаты, а на их места постоянно подтягивались новые посетители, так что через полчаса и он получил свое приглашение.   - Мистер Свордсмен, следуйте, пожалуйста, за мной, - позвала его миловидная девушка, голография конечно, просто один из образов местного Искина, но с хорошей имитацией присутствия, - я буду вашим куратором. Для начала немного обрисую вам предназначение нашего центра, мы составляем полный профессиональный портрет соискателя, включая его психофизические показатели, так же указываем в документе установленные импланты и проведенные модификации организма, ну и, конечно же, отражаем имеющиеся сертификаты на профессии, а если их у вас еще нет, вы всегда можете пройти официальную процедуру сертификации в нашем центре, наши сертификаты профессий признаются не только по всему сообществу Свободных Миров, но и во всех центральных государственных образованиях. Далее ваши данные попадают в единый банк соискателей, к которому могут получить доступ работодатели, мы рады вам сообщить, что более девяноста процентов контрактов на станции заключается с нашей помощью. Итак, какой профессией вы располагаете?   Сергей спокойно выслушал весь этот монолог, он еще в полете выяснил все, что ему было нужно.   - Мне необходимо пройти сертификацию для профессии пилота шестого класса, на малые корабли имперского производства.   - Хорошо, пройдемте пожалуйста со мной.   Девушка завела его в учебную комнату, где он скинул в систему стандартные идентификаторы, которые создавались в момент окончания изучения базы, за время пути сюда он успел их добить, сильно повысившийся после модификации интеллект позволил выучить нужные базы быстрее, чем он первоначально рассчитывал. Затем его допустили к полетному тренажеру, в котором он сдал простой экзамен на Су-300, российском штурмовике пятого поколения: взлет, посадка, полет в группе и стрельба по целям, никакого высшего пилотажа, хотя Сергей все равно немного волновался, ведь у него не было возможности потренироваться, но все оказалось не слишком сложно.   - Поздравляю вас, мистер Свордсмен, нашей системой вам присвоен профессиональный сертификат "Пилот малых кораблей шестого класса".   Ему на нейросеть пришло сообщение с сертификатом, в котором стояла пометка "Только для кораблей производства Российской Империи". Для его планов этого было вполне достаточно, но в будущем, конечно же, нужно будет докупать базы с особенностями машин других производителей и сертифицироваться уже и на них. Хотя российская техника традиционно считалась одной из лучших, наряду с той, что производили в ПАК, но полезно будет досконально изучить и особенности пилотирования других машин, тем более, что ему с ними, скорее всего, когда-нибудь придется столкнуться в бою.   Далее они прошли в другое помещение, где Сергей сдавал различные тесты, ему и самому были интересны результаты, точных своих возможностей он не знал. Перед походом в центр он настроил режим маскировки на отображение идентификационных данных по "Индивидуальной нейросети седьмого поколения", такие сети стоили очень дорого, но это позволяло ему объяснить и все свои возможности, и количество подключенных имплантов, в конце концов, решил он, пусть лучше его считают сынком богатеньких родителей, чем какой-то интересной аномалией.   По результатам обследования его коэффициент интеллекта составил пятьсот одиннадцать единиц, о которых он не мог раньше и мечтать, так что время изучения всех баз из мобнабора, с первоначального планируемого года, после всех изменений, составляло всего лишь чуть больше четырех месяцев, и это только в обычном режиме. Далее шли тесты на пси, на которых он показал хороший результат, его интуиция скакнула на уровень B10, неудивительно, только благодаря ей он и смог выйти живым изо всех этих передряг. Эмпатия и раньше была у него самой развитой способностью, и сейчас ее уровень составил B5, что позволяло ему хорошо различать выраженные эмоции людей на небольшом расстоянии. Ну а телекинетика хоть никогда и не была его коньком, но все же после всех изменений и тренировок он, со своим уровнем С4, мог вполне эффективно использовать ее в ближнем бою.   Следом пошли проверки на модификации и импланты, Сергей немного опасался этой процедуры, но никто его глубоко изучать не стал, а биоверсии продуктов давали стандартный отклик на запросы. Быстрое сканирование подтвердило наличие у него улучшения "Пилот 6М" и имплантов, четырех на интеллект, "Умник 6/31-19", и четырех на скорость реакции, "Супер Скорость 7" от "Медикал Системс". Во время тестов в максимальном режиме он выдал просто отличный результат в четыреста девяносто семь процентов прироста скорости, то есть мог двигаться в шесть раз быстрее, чем в нормальном режиме, тут сказалась модификация, повысившая его физический порог и давшая ему саму возможность использовать эту самую скорость. Конечно, постоянно он ее поддерживать не мог, это все же губительно сказывалось на организме, но использовать разгон какое-то время в бою, вполне. Насколько Сергей знал, только специальные штурмовые модификации давали больший прирост скорости прохождения нервных импульсов, до семи, восьми раз быстрее нормы, так что у него и правда получился превосходный результат. Во время всего шестидневного перелета с Найроби-4 он учился двигаться при выведенных в максимальный режим имплантах, привыкая к особенностям ударов и боевых связок на новых скоростях, да и в обычной жизни пришлось учиться делать повседневные вещи так, что бы его движения не казались резкими и дерганными на трехстах процентах разгона, которые теперь были безопасны для его тела и стали использоваться им постоянно.   Все эти данные пошли в его личный файл и были помещены в общую базу, Сергей только дополнил, что хотел бы получить место оператора стрелкового комплекса с последующим переходом в пилоты, напоследок Искин пожелал ему удачи, и Сергей покинул Центр Занятости, отправившись к себе в хостел. В комнате его ждал сюрприз в виде подселившихся трех крепких молодых парней, похожих друг на друга, словно родные братья, судя по разговорам, они все были выходцами из одного небольшого городка с заштатной аграрной планетки в Мирах и, поставив себе дешевые нейросети, прилетели сюда попытать счастья в наемниках, не желая всю жизнь выращивать рапс, как их отцы.    Сергей лег на кровать и принялся просматривать объявления о найме, краем уха слушая разговоры этой троицы.   - ...Дерек, ну ты глянь, условия вроде ничего, да и название какое, "Крылатый Легион Смерти!"   - Бобби, ну мы же хотели повыбирать, че сразу то соглашаться, может че получше есть?   - Вечно ты умничаешь, а цены какие на этой станции? Да я на те деньги, что отдал за койку, мог месяц жить в мотеле на Силк-Роуд! Может ты зассал? Может, хочешь вернуться на ферму?   - Сам ты зассал, Финч, пошли устраиваться! Слышь городск... эээ местный, а ты случаем не знаешь, что здесь куда? - спросил тот из парней, которого, по всей видимости, звали Дереком.   Сергей задумчиво на него посмотрел. "С одной стороны оно мне надо? С другой карма и все такое..."   - Случайно знаю, - приняв решение и сев на кровати ответил он. - И Финч прав, нельзя так сразу бросаться на первое попавшееся объявление. Вы же совсем не обученные? - и после неуверенных подтверждающих кивков продолжил, - Поставят базы первого-второго уровней и самую дешевую модификацию, да и кинут на убой, а оно вам надо?    Парни энергично замотали головами, показывая, что на убой они не хотят. Далее Сергей поведал им про Центр Занятости, ориентируя на то, чтобы заключали только долгосрочный контракт, предусматривающий операцию по модернизации, импланты не ниже пятого класса и учебные базы того же уровня, также обратил их внимание на пункт про страховку и другие важные пункты, которые обязательно должны быть в контракте, и еще много чего рассказал по мелочи. Они явно были впечатлены и внимательно выслушали его импровизированную "лекцию".   - Ну, это, спасибо Серж, с нас причитается, пошли ребята.   Парни ушли на тестирование, может им и повезет, некоторые компании предпочитают брать такой сырой материал и лепить из него то, что им нужно, для них это будет самым лучшим вариантом, по крайней мере, есть шанс, что не пойдут по разряду одноразового "мяса", которого не жалко.   Выполнив план добрых дел на сегодня, Сергей опять откинулся на кровати и принялся просматривать сайты ЧВК, там, где условия его устраивали, он оставлял краткое резюме о себе и кидал ссылку на свой файл тестирования. Его планы не изменились, ему нужна была крупная компания, ориентированная на интересы Российской Империи и использующая их технику, такие структуры были неофициальными проводниками имперских интересов, и получали от нее всю возможную поддержку, зачастую они практически полностью состояли из ветеранов различных подразделений Российской армии. Например, в ЧВК "Бриз" набирали послуживших в морской пехоте, "Стальные Стропы" ориентировались на отслуживших в космодесанте, а "Первая Охранная Компания" состояла из ветеранов отрядов Сил Специального Назначения и нанималась обычно отнюдь не для охраны, а для совсем противоположных вещей. Все они имели штат в несколько тысяч или десятков тысяч человек, с собственной базой и со всеми необходимыми структурами, в том числе и своим космофлотом. Были и компании, составленные в основном из флотских, например те же "Серебрянные Крылья", "Витязи" или "Соколы Эйрона", а зачастую, для каких-то масштабных операций, наниматели комплектовали силы сразу из нескольких разноплановых групп.   Сергей уже заканчивал шерстить местную сеть и разослал свои данные во все интересующие его места, когда проинструктированная им троица вернулась в хостел.   - ... А ты видел, какие у нее буфера, Финч?   - Да видел, ни че так, только у Саманты Фергюсон все равно были больше.   - А как она тебя отшила, "Нет, спасибо, контакты подобного рода меня не интересуют", - засмеялся Бобби.   - Ну отшила и отшила, так я хоть попытался, а вы только ржать горазды, - сообщил насупившийся Дерек смеющимся парням.   "По-видимому, они успели познакомиться с голограммой в Центре", - решил про себя Сергей, улыбаясь, он представил, часто ли местный Искин получает подобные предложения. Парни еще раз поблагодарили его за информацию, а затем предложили присоединиться к их столу, и он не стал отказываться, запахи домашних копченостей не оставили ему никакого выбора. Дерек достал из сумки большую бутыль домашнего виски, которое на поверку оказалось крепким самогоном, Сергей сначала хотел воздержаться, а потом решил - какого черта. Дела переделаны и ему оставалось только ждать сообщений от возможных работодателей, преследователи не должны были еще так быстро во всем разобраться, да и просто вдруг захотелось побыть немного не смертником в бегах, а обычным парнем, вроде своих случайных соседей. Те вроде оказались неплохими ребятами, никакой гнильцы он в них не чувствовал, они и вправду были ему благодарны, так что он махнул рукой и опрокинул первую рюмку, обжигающая жидкость прошлась по пищеводу и разлилась теплом в животе, а он закусил копченой... э-ээ, чем он так и не понял, а спрашивать на всякий случай не стал, но было вкусно. В общем, где-то через час они уже были добрыми друзьями, парни рассказывали ему о своей планете, он отделывался общими фразами о своем прошлом, больше слушая, а когда виски закончилось, они решили вместе наведаться в ближайший бар и продолжить веселье.   Местный район увеселительных заведений находился на центральном уровне станции, здесь всегда кипела бурная "культурная" жизнь, для наемников возможность провести какое-то время в вербовочном центре, подбирая пополнение, была чем-то вроде поощрения, а рисковая профессия не способствовала воздержанному образу жизни. Завалившись сначала в один из баров, они пропустили по паре пива, рассматривая местных завсегдатаев, парни хотели поглазеть на настоящих крутых наемников, а он все посматривал на местных девушек, решив, что сегодня будет ночевать не один. После бара они немного пошатались по уровню, пока Бобби не заметил вывеску, которая привлекла его внимание, как это часто бывает, самый тихий в трезвом состоянии, когда немного выпил, он совершенно преобразился, фонтанируя идеями и весельем. Вот и сейчас, заметив изображение извивающейся у шеста полуобнаженной девушки, он потащил приятелей в какой-то клуб.   Как только они вошли, их будто бы окунули в ритмичную музыку, низкие басы которой, наряду с черно-красным декором, сразу создавали непередаваемую атмосферу порока. Зайдя в зал, они направились к стойке бара, проходя мимо помостов с танцующими обнаженными девушками, вокруг которых за столиками расположились посетители. Танцовщицы призывно изгибались под ритмичную музыку, их мерцающие от пота и блесток тела завораживали, словно маня к себе, а одна из девушек, мимо которых они проходили, неожиданно наклонилась к Сергею и, прогнувшись, провела своим язычком рядом с его ухом, обдав того волной возбуждающих запахов. "Внимание, обнаружена попытка легкого невербального гипноза, приняты контрмеры". После сообщения от нейросети наваждение отступило, и он потащил замерших посреди зала с открытыми ртами парней к барной стойке.   Заказав напитки, они переместились за пустой столик, посетителей было много, но свободные места еще были. Сергей расслабился, чувствуя как напряжение последних дней его отпускает, дальше все слилось для него в одну картинку, они выпивали и общались, глазели на танцовщиц, а Бобби даже заказал себе приватный танец, все это продолжалось довольно долго, деньги у него заканчивались, но это его не слишком волновало. В какой-то момент Дерек направился к группе за соседним столом, они что-то давно отмечали, Сергей тоже обратил на них свое внимание, в основном из-за девушки, сидящей с ними. Эффектная платиновая блондинка со средней длины прической, немного взлохмаченной, в облегающем пилотском комбинезоне смотрелась потрясающе, он и сам думал, как к ней подкатить, но Дерек его опередил. Он подошел к ней и, наклонившись, стал что-то говорить той на ухо, по-видимому, на их планете были приняты довольно незамысловатые правила общения с девушками, или же парень просто перепил, но получить удар ниже пояса, в прямом смысле слова, он явно не ожидал и осел на пол.   Его спутники, увидев такое, вскочили и направились к соседям, за ними последовал и Сергей, может Дерек и был не прав, но и девушка явно переборщила с отказом, из-за соседнего столика им навстречу поднялись четверо крепких парней в пилотских комбезах, не считая самой девушки. Дела для них складывались не лучшим образом, соперники явно были обученными ветеранами, что ж, значит у него будет возможность проверить в реальных условиях " Наставления о навыках боя против двух и более противников в условиях токсического отравления".   Наскочившие с ходу парни отвлекли на себя двоих пилотов, а ему достались двое других, те оказались быстрыми, но не слишком обученными бойцами, поднырнув под удар одного из них, он пробил ему с левой в печень и, уклонившись от атаки второго, вырубил того апперкотом в челюсть. К тому времени его приятели уже разлеглись на полу, против модификантов они явно не тянули, и двое освободившихся противников, видя уже своих друзей, лежащими рядом, кинулись на него одновременно с разных сторон. Он, ускорившись, сделал быстрый подшаг к ближайшему и, перехватив его руку, кинул через бедро в сторону второго бойца, тот, отшатнувшись, опять полез на него, но пропустил прямой удар в челюсть и осел, а пытавшемуся подняться после броска парню он без затей врезал ногой по ребрам... и еле успел уйти в сторону от прыгнувшей на него девушки. Та весь ход скоротечного поединка с явно выраженным удовольствием на лице наблюдала за процессом, но не делала попыток вмешаться, и Сергей не брал ее в расчет, а зря, подумал он, едва уклоняясь от ее быстрых ударов, по скорости она ему почти ну уступала, к тому же у нее явно стояли бойцовские базы высоких уровней, и натренирована она была прекрасно. Придержав ее ногу телекинезом, так, чтобы она споткнулась и потеряла равновесие, он вбил в ложбинку между ее грудей собранные в щепоть пальцы, не слишком сильно, чтобы не повредить что-нибудь, но достаточно для прекращения поединка, а затем осторожно подхватил падающую и хватающую ртом воздух девушку, усадив ее на диванчик у столика.   Из клуба их все-таки выгнали, хорошо хоть во время драки ничего не разбили, денег у них оставалось совсем немного, они сидели на тротуаре рядом с компанией пилотов, которых так же оттуда вышибли, и приводили себя в порядок, недавние противники рядом занимались тем же самым.   - Ты откуда такой шустрый, парень, спецназ? - спросил его один из них, потирая ребра.   - Да нет, я вообще-то тоже пилот, шестого класса, - ответил Сергей.   - Черт, если в группе узнают, что нас сделал "шестерка", то засмеют, не обижайся парень, но всем мы будем говорить, что это были пятеро здоровых штурмовиков, - засмеялись они.   - Да вам никто не поверит, делала я этих штурмовиков, - вступила в разговор девушка.   - Хоть ты и чемпион среди пилотов "Витязей" по рукопашному бою, Марго, но с пятеркой боевых модификантов даже ты не справилась бы, так что поверят, да и вообще, вечно мы с тобой попадаем в истории, слишком ты любишь подраться...   - Да и я, это, неправ был, вот, - выдал Дерек.   Пилоты оказались неплохими парнями, предложив по русскому обычаю распить мировую в ближайшем баре, куда они и направились. Оказалось, что они служили как раз в одной из компаний, куда Сергей хотел бы податься, а узнав об этом, те пообещали ему помочь с устройством, сказав, что такие бойцы им нужны, и его непременно надо будет принять, чтобы Марго не задирала свой нос. Совместное распитие затянулось далеко за полночь по стандартному времени, по которому жили на станции, а в какой-то момент Маргарита оказалась у него на коленях, и он обнаружил, что уже какое-то время страстно с ней целуется.   - У меня есть отдельный номер, тут недалеко, - сообщила она, отстранившись и переводя дыхание.   - Тогда, я думаю, нам пора его посетить, - ответил Сергей, и они покинули веселящуюся компанию.            Он проснулся первым и немного полежал с закрытыми глазами, вспоминая вчерашний день, анализируя, не сильно ли где накосячил, и выходило, что не очень, в драке никто серьезно не пострадал, и пилоты вроде бы на него не обиделись, а даже предложили помочь ему с трудоустройством. "Так что вчерашний поход по злачным местам можно отнести к категории расходов на поиск работы", - усмехнулся он про себя. "Витязи" была одна из тех компаний, которые идеально ему подходили, и Сергей решил, что если новые знакомые забудут о вчерашнем разговоре, то обязательно надо будет как-то ненавязчиво им о себе напомнить.   Открыв глаза, он сел на постели, любуясь спящей рядом девушкой, ее крепким, но не перетренированным телом. Она лежала на спине, одеяло с нее сползло, так что ему было прекрасно видно татуировку в виде изумрудного змея, который обвивал ее левое бедро своим хвостом, затем делал два оборота вокруг тела, а голову свою склонял с ее левого плеча прямо в ложбинку между идеальных грудей. Встав с постели, он прошел в ванную и, сделав свои дела, решил, что Марго не обидится, если он примет у нее душ, все лучше, чем в общей душевой хостела. Когда он залез в кабинку и намылился, к нему проскользнула заспанная девушка, впрочем, то ли душ, то ли его усилия ее быстро расшевелили, и водные процедуры несколько затянулись.   Позже она выразила желание позавтракать вместе с ним, и, сидя за столом в белой спортивной майке, надетой на голое и влажное после душа тело, явно ради привлечения, или, скорее ради отвлечения его внимания, будто бы невзначай поинтересовалась.   - Серж, а какие у тебя базы по рукопашному бою стоят? Ты вчера меня так легко сделал, я даже не поняла как, а у меня ведь несколько бойцовских баз в шестом ранге выучены, да и с нашим спецназом я постоянно тренируюсь. Ты ведь уже слышал, что я чемпион среди пилотов по рукопашному бою? Так я и в общем зачете всегда в пятерку вхожу.   - Да старые китайские, приобрел по случаю, ну и серьезно тренировался в клубе на своей планете, инструктор просто зверь был, плюс модификация и импланты стоят хорошие - тут уже родители помогли. Ну и в придачу ко всему, я ведь еще и пси-актив, - не стал скрывать он.   - А, тогда понятно, - с некоторым облегчением улыбнулась она, - а я-то думала, что споткнулась, потому что перебрала, а это ты сделал?   - Ну да, я, это был мой коварный план, чтобы обнять тебя и облапать, - отшутился он.   - Ты же вроде к нам хотел, вроде вчера это обсуждали? Так что надеюсь у меня еще будет возможность взять реванш и надрать тебе задницу! На соревнованиях глушилки включают, так что твои колдунские штучки не спасут тебя от расплаты, - она звонко рассмеялась, пригрозив ему пальцем, смеющаяся девушка выглядела просто очаровательно.   Марго явно расслабилась, услышав о его способностях, по-видимому, она была из той породы женщин, которые вечно что-то кому-то доказывают, стараясь во всем превосходить мужчин, и вчерашнее поражение ее все же немного задело. Так, смеясь и перешучиваясь, они закончили завтрак, во время которого девушка туманно намекнула, что посодействует его приему в компанию, поцеловав ее на прощание, он отправился к себе.   Добравшись до своего номера, Сергей обнаружил три спящих тела своих вчерашних знакомцев. Парни, похоже, пришли только под утро и попадали на кровати не раздеваясь, а с ароматом перегара, витавшим вокруг, не справлялась даже надежная вентиляция станции, так что он решил не задерживаться в комнате и вышел, лишь оставив на столике упаковку антипохмельного средства и бутылку с минералкой. Спустившись в небольшой общий спортзал при хостеле, он немного потренировался, выполняя все действия чисто автоматически и попутно просматривая свою почту. Среди вороха откровенного шлака было и несколько нормальных предложений работы, которые его, впрочем, не заинтересовали - все компании были довольно небольшими. Может они и предлагали хорошие условия, но с обеспечением безопасности у них было явно хуже, чем у крупных работодателей, никаких собственных баз, все они располагались на общих станциях или планетах, так что он отправил им вежливый отказ. Закончив физические упражнения, Сергей сел в позу лотоса, совмещая медитацию с тренировкой пси, в таком режиме прокачка пси способностей, или, как говорил инструктор, "расшатывание границ", происходило результативнее, в это время в спортзале было пусто, и его никто не отвлекал. Он закручивал вокруг себя десяток металлических шариков, пытаясь одновременно предугадать их траекторию и "почувствовать" мир вокруг себя, пока не понял, что кто-то из постояльцев спускается в спортзал, и прекратил тренировку, предпочитая лишний раз не светить свои особые возможности.   Когда он поднимался в комнату, раздумывая о том, что следует делать дальше, ему пришло сообщение от "Витязей" с приглашением на собеседование в ближайшее время, видимо Марго или другие пилоты все же как-то подсуетились. Это было как нельзя кстати, после вчерашнего загула у него оставалось ровным счетом двести тридцать три креда, которых хватит на несколько посещений местной столовой, и, если в ближайшие два дня не устроиться куда-нибудь, то дела его будут плохи, он не сможет даже заплатить за койко-место в этом хостеле. Так что, приняв по-быстрому ионный душ после тренировки, Сергей переоделся и направился по указанному в сообщении адресу.   Контора компании находилась на верхнем уровне, одно это говорило об их солидности, цены за аренду помещений были здесь просто сумасшедшими, и далеко не каждый мог позволить себе снимать тут целый офис. Сама вывеска "ЧВК Витязи" смотрелась не слишком броско, чуть заметнее была вращающаяся голографическая эмблема, четыре атмосферных истребителя в круге, расположенные крестом. Говорили, что свою историю они ведут еще со старой Земли, хотя Сергей не слишком-то в это и верил, однако ЧВК и вправду была прославленной, так например, во время последнего вторжения Евразийской Республики в Свободные Миры они неплохо наваляли их флотскому соединению около пояса астероидов в системе Вега Прайм.   Внутри его встретила живая девушка и попросила немного подождать в приемной, с любопытством оглядываясь вокруг, Сергей бродил по просторному помещению, разглядывая макеты кораблей и станций, различные голографии с историей компании и портреты знаменитых представителей ЧВК, "чувствуя", что и его самого кто-то в этот момент рассматривает. Через какое-то время его позвали на собеседование, которое проводил в отдельном кабинете ветеран подразделения, с универсальными знаками различия командира эскадрильи, принятыми в наемных отрядах, и нашивкой члена совета директоров компании. Полковник Емельянов, так он представился, придирчиво выпытывал у него информацию, и, как Сергею показалось, даже как-то слишком придирчиво. Он правдиво отвечал на все вопросы, касающиеся его возможностей, представлений о службе и отношений к другим компаниям и государственным образованием, упомянул и про имеющиеся проблемы с законом в центральных странах, но отказался отвечать на вопросы о происхождении и своем прошлом, что было обычным делом в Свободных Мирах, сообщив только, что его родители были выходцами из Российской Империи.   - Что ж, у вас и вправду впечатляющие характеристики, юноша, и, в принципе, вы нам отлично подходите, из псиона вашего уровня в будущем может выйти хороший пилот, а пока мы бы могли предложить вам стандартный контракт шестого класса на три года, на должность "Оператора стрелкового комплекса", с возможностью его пересмотра. Вам необходимо только пройти процедуру проверки в нашем СБ, ответите на те же вопросы, только с применением спецтехники. Вы как, готовы?   Сергей ответил согласием, и его отвели в отдельную комнату, ужасно похожую на допросные полиции на Тексасе, в которых он частенько бывал, со столом, стоящим посередине и тремя стульям за ним. Ему пришлось немного подождать, пока в помещение не вошли двое, средних лет мужчина и женщина, сотрудник СБ в пси практически не чувствовался, видимо как-то экранируясь, а дама, наоборот, ярко выделялась, и Сергей сразу понял, что она тоже пси-актив, подобных себе он и раньше встречал, хотя и не часто. Ему одели на голову, запястья и лодыжки кольца какого-то прохладного металла, по-видимому, это была некая разновидность полиграфа, вроде того, что когда-то использовал Турок, но только более современная и навороченная. Далее последовали все те же вопросы, на которые Сергей отвечал ранее, и он не удивился, когда их стала задавать женщина, скорее всего она использовала для проверки правдивости его слов свои способности, а мужчина внимательно смотрел на экран прибора и что-то постоянно там отмечал.   Наконец допрос закончился, и его снова попросили подождать в приемной, видимо, им нужно было обсудить результаты проверки, но уже минут через пятнадцать девушка опять направила Сергея в кабинет все к тому же ветерану, который поздравил его с успешным прохождением проверки, и сразу же предложил заключить контракт, скинув тот ему на почту. Он сверил пришедший файл со стандартным образцом в базе данных станции, обнаруженные расхождения были минимальны и касались только его личных данных, но все их он внимательно проглядел, и, не найдя ничего предосудительного, поставил свою электронную подпись. Потом он отослал контракта нанимателю, и приложил руку к электронному листку с копией договора, ладонь несильно кольнуло, и на листе появились его генетические данные.   - Ну что ж, поздравляю вас, юноша, со вступлением в славные ряды "Витязей", - официально произнес полковник Емельянов, вставая и протягивая ему руку для рукопожатия.   А после, уже совершенно другим тоном добавил:   - Будет интересно посмотреть на того, кто наконец-то отделал мою дочурку, - и добавил, смеясь, видя удивленное выражение его лица, - а ты что думал, каждого новобранца полковники принимают что ли. Мне Марго с утра позвонила и все уши про тебя прожужжала, хе-хе, ты бы с ней поосторожнее, сынок, а то ведь съест и не подавится, вся в мать... - о чем-то задумался, видимо вспоминая, полковник.   Немного выбитый из колеи Сергей пообещал тому всенепременно последовать его совету, а в голове у него почему-то крутился всего один вопрос, что же тот подразумевал под словом "отделал"? Затем он получил от начальства предписание прибыть завтра с утра к девятому причалу и быть готовым к отправке, а так же файл с кучей инструкций и мини базу с внутренним уставом корпорации, и, наконец-то вздохнув с облегчением, покинул офис теперь уже своей компании. "Да уж, переспать с дочкой одного из совета директоров точно не входило в мои первоначальные планы, но что сделано, то сделано", - решил он.   По прибытию в хостел он встретил пришедших в себя парней, те чему-то бурно радовались, оказалось им пришло приглашение с трудоустройством в один из известных наемных отрядов под названием "Рыси Иберики", они как раз специализировались на "прокачке" своих сотрудников и идеально им подходили. По их просьбе он проверил контракты и счел те вполне удачными для них, от чего троица пришла в еще больший восторг и мигом укатила в офис компании, подписывать договор. Довольно скоро они вернулись обратно и радостно сообщили ему, что их взяли в последний набор, и что уже через два часа у них отбывает транспортник на базу. Потом парни собирались, прощались и обменивались с ним контактами, а напоследок Дерек, облапив его, сказал:   - Ну это, Серж, спасибо, жизнь она того... может, еще и свидимся.   Остальные его молча поддержали, так же по очереди обняв Сергея, и направились в порт.   Оставшись один, он до вечера занимался изучением инструкций и выданной базы, пока с ним не связалась Марго и не предложила поужинать у нее. Несмотря на тяжелый характер и выяснившееся высокое положение ее отца, которое в будущем могло обернуться для него определенными проблемами, она ему все же приглянулась и затронула в нем какую-то струнку. На миг перед ним возник образ Лиз, но он тут же постарался загнать его в глубину души, решив не предаваться бессмысленным переживаниям о той, которую он вполне возможно больше никогда и не увидит. Приняв для себя такое решение, Сергей ответил согласием и отправился к девушке, совместный ужин плавно перерос в бурную ночь, а с утра он еле успел забежать за своими вещами в хостел и рванул в космопорт.   Он не опоздал, но у назначенного причала уже собралась небольшая толпа таких же новичков, как и Сергей, под присмотром опытного пилота со знаками различия старшего группы. Марго пришла его провожать, в своем облегающем пилотском комбинезоне и ботинках на высокой шнуровке она смотрелась потрясающе, ловя на себе взгляды новичков, один из них отпустил какую-то пошлую шутку в ее адрес, которую на его беду она услышала, моментально оказавшись рядом и пробив тому в корпус. Согнувшийся парень сел на пол под смех соседей, а старший группы предпочел сделать вид, что все так и должно быть, по-видимому, прекрасно зная характер Марго, он решил с ней просто не связываться.   - Как только прилетишь, свяжись со мной, я подскажу тебе, что там к чему. Ну а через две недели я и сама прилечу к тебе, будешь меня ждать?   - Буду, - не покривив душой, ответил он.   Уже перед самым заходом в транспортник она, поцеловав, попыталась на прощание шлепнуть его ладошкой пониже спины, но Сергей перехватил ее руку и, притянув к себе девушку, ответил ей жарким и долгим поцелуем, под улюлюканье и свист попутчиков, до тех пор, пока она не обмякла, растаяв в его руках, а затем он просто развернулся и зашел по трапу внутрь корабля, выиграв это негласное соперничество. Напоследок он услышал за закрывающейся аппарелью:   - А ты что рот раскрыл, "старшой", или забыл, как я тебе в прошлый раз на ринге наваляла?!   "Да уж, чувствую, через две недели меня ждет расплата", - с улыбкой подумал он, занимая свое место в корабле, летящем на базу, которая на долгие три года должна стать его новым домом. В тот момент его не беспокоили ни предстоящие выяснения отношений с взбалмошной девушкой, ни возможные проблемы с ее отцом, ни даже то, что летит он отнюдь не на курорт. Он просто наслаждался давно забытым чувством - чувством собственной безопасности.            В одном из кабинетов Госдепартамента ПАК раздался осторожный стук в дверь, и заглянувшая следом секретарша робко поинтересовалась:   - Пришел мистер Смит, сэр, впустить его?   Хозяин кабинета, пожилой грузный мужчина, смерил ее долгим изучающим взглядом, осматривая короткую юбку и длинные ухоженные ноги. "Да и выше пояса у нее все на десять баллов", - подумал он, поднимая глаза.   - Впусти, Синтия, впусти, - кивнул он, новая секретарша притворно покраснела под его изучающим взглядом и скрылась за дверью. Ха, он то знал, что та в первый же день на новом месте выяснила, что ее новый начальник вдовец и уже успела изучить все его вкусы. Нет, заводить интрижку с подчиненной ему девушкой он не собирался, хотя эти ноги все никак и не выходили у него из головы...   - Доброе утро, сэр, - вошедший был больше похож на какого-нибудь клерка из секретариата, чем на главу тайной спецслужбы при Конгрессе Конфедерации, но, тем не менее, им он и являлся. "А внешность бывает довольно обманчива", - хозяин кабинета опять вспомнил Синтию, и ее продуманную атаку по всем фронтам.   - Ну, не такое оно уж и доброе, Смит, надеюсь, ты уже слышал о Сычуаньском инциденте?   - Конечно, сэр, с утра уже получил доклад от моих ребят на месте.   Смит скинул хозяину кабинета файл с отчетом, из которого следовало, что инцидент уже был исчерпан, мертвая шлюха бесследно исчезла, а посол ПАК в Восточном Союзе Ричардсон, который слишком уж разошелся во время любовной игры с плетью, теперь находится вне опасности разоблачения.   - Хорошая работа, Смит, а что там ты говорил о Найроби-4? Нашли следы объекта?   - Да, сэр, в связи со сложной военно-политической обстановкой на планете и непрекращающимися вооруженными столкновениями между бунтовщиками и правительственными войсками, расследование несколько затянулось, но недавно мы вышли на некоего майора интендантской службы Фискерса, тот дезертировал из рядов армии и неплохо устроился на одной курортной планетке в соседнем с Найроби-4 секторе. Мои люди смогли аккуратно изъять его и допросить, тогда и выяснилось, что наш объект дал интенданту взятку и получил новый комплект документов, по которому и сумел незаметно улететь с планеты. Применив особые средства дознания, мы выяснили точные данные тех документов, к сожалению, мозг майора не выдержал вторжения и разрушился, но главное мы все-таки узнали, объект оказался жив и здоров. Далее, путем проработки возможных мест, посещенных нашим беглецом, мы обнаружили его генокод в базе данных прибывающих на Дайтоне-2, где он зарегистрировался под именем Серж Свордсмен и уже на следующий день подписал стандартный контракт с ЧВК "Витязи", в которой и служит с того самого момента.   - "Витязи" значит... Черт, это здорово осложняет дело, у нас там кто-нибудь вообще есть?   - Среди высшего звена никого, сэр, сами знаете, как у них СБ работает, а вот среди менее высокопоставленных сотрудников и рядового состава есть несколько засланных и купленных агентов, одного такого мы даже сумели подвести к объекту, вот только он соглашается только на передачу информации, а действовать активно отказывается.   - Хм, не надо тут спешить, Смит, в конце концов, если парнишка еще не побежал в какую-нибудь организацию со своими признаниями, то наверняка понимает, чем ему это может грозить.... Вот что, пока установите за ним постоянный присмотр и начинайте прорабатывать операцию по изъятию или ликвидации, но только очень тщательно все планируйте, Смит, - выделил он интонацией слово "очень", - а не как в прошлый раз. Осложнения с Российской Империей нам сейчас ни к чему.   - Сэр, но в той группе был мой лучший человек, оперативник с большим стажем, и хотя подробности произошедшего нам в точности не известны, я все же думаю, что наверняка это все тот прикрепленный лейтенант напортачил...   - Да, да, Смит, а лейтенанта я пропихнул, что ж, признаю, но ты и сам знаешь, какие у него связи были наверху, кстати, они постоянно названивают и давят, давят... Так что планируй все тщательно, но и не слишком затягивай операцию.   - Сделаю, сэр. Но это будет непросто и наверняка займет много времени.   - Главное не облажайтесь опять, а сверху я тебя прикрою. Как я уже сказал, раз объект пока ведет себя тихо, то и нам рисковать сейчас смысла нет. Все, свободен.   Смит кивнул, развернулся и покинул кабинет.   Сразу после его ухода, в дверь просунулась симпатичная головка Синтии, вместе с как бы невзначай выставленной вперед ножкой.   - Что-нибудь желаете, сэр, может быть кофе?   Хозяин кабинета немного помедлил, смотря на девушку, вздохнул обреченно и ответил:   - Желаю... и можно без кофе.   "Ну а о возможных проблемах, если что, может и Смит позаботиться. В конце-то концов, - думал он, - чем я хуже этого придурка Ричардсона?"      Глава 10   - Всем боевым частям доложить о готовности к прыжку, - приказал командир корабля, капитана Вилютин.   - БЧ-7 готова.   - БЧ-6 готова.   ....   - БЧ-2 готова, - наконец дошла очередь и до Сергея, вся его боевая часть состояла из него самого и отдыхающего сейчас напарника, впрочем, как и все остальные отделения "Стерегущего". На современном эсминце пятого поколения весь экипаж состоял из двух смен по семь человек и командира корабля, но флотские традиции остались еще с самых древних времен.   - БЧ-1 готова, - отчитался пилот.   - Начинаем прыжок, - приказал капитан, в "Витязях" придерживались универсальной системы званий, как и в большинстве других военизированных компаний, так что Сергей и сам носил нашивки капрала третьего класса. Конечно, такой дисциплины, как в армии или на флоте Империи, у них и в помине не было, и на базах эти знаки различия стоили не слишком много, но в бою за неподчинение полагалось то же самое наказание, что и в регулярных войсках. Это было прямо прописано в контракте.   Вокруг "Стерегущего" уже входили в гипер другие участники конвоя, первым ушел "Стремительный" с частью истребителей, прицепившихся к его обшивке, следом прыгали транспортники, представлявшие собой длинные контейнерные составы, соединенные в гибкую сцепку с невооруженными буксирами. В это время они, с оставшимися малыми кораблями, прикрывали их на этой стороне перехода, наконец, все транспорты прошли, и настал их черед. Три небольших истребителя "Миг 50МК" заняли свои места на корпусе эсминца, пристыковавшись к нему магнитными держателями, перед группой образовалась червоточина гиперперехода, в которую они и влетели, затем последовало несколько секунд неприятных ощущений, и корабль вывалился в нормальное пространство.    Сергей перенес прыжок неплохо, все-таки пси актив, да и привык уже за все месяцы службы, а вот остальной экипаж сейчас должно серьезно мутить. И все же они были профессионалами, так что конвой, разбросанный в радиусе пары тысяч километров, снова стал собираться в походный ордер, а истребители вновь отцепились и заняли свои места на небольшом удалении от центральной группы. Всем им предстоял долгий разгон и зарядка накопителей в гипердвигателях, а затем их ждал очередной прыжок.   Особенности гиперперехода не позволяли лететь прямо через межзвездное пространство, для создания червоточины необходимо было наличие большой массы поблизости точки перехода, поэтому приходилось прокладывать маршрут от системы к системе, прыгая в неизвестность. Такой способ передвижения таил в себе опасность нарваться на засаду, но аппаратура гиперсвязи стояла лишь на кораблях не ниже крейсерского класса, а посылать вперед разведчика и затем просто ждать его возвращения, было бы не меньшим риском, ведь так можно дождаться и каких-нибудь нежеланных "гостей". Транспортники с иридиевой рудой были лакомой добычей для пиратов, и "Фест Астромайнинг Инкорпорейтед", начавшая разработку пояса астероидов в новооткрытой системе на границе исследованного пространства, с этим уже столкнулась, потеряв несколько своих конвоев. Их Служба Безопасности не справлялась с пиратским кланом "Тянь Ди Хуэй", действовавшим в этом районе, и они наняли "Витязей" для проводки транспортов с рудой от защищенных астероидных шахт до обогатительных заводов в обжитой части Свободных Миров.   Собравшись наконец, конвой начал разгоняться по направлению прямо на местную звезду, через два с половиной часа накопители у транспортников должны будут полностью зарядиться, и можно будет прыгать дальше. Сергей уже проходил через эту систему во время первых двух проводок, но, все равно, в очередной раз он с трепетом осматривался вокруг. Универсальный алгоритм масштабирования позволял разглядывать систему так, как ему было удобней, картинка со всеми значимыми объектами выводилась не только на круговой дисплей рубки, но и, при желании, загружалась ему прямо в мозг, так, что казалось, будто бы ты находишься не в защищенном коконе внутри корабля, а паришь прямо в открытом космосе. Если возникала необходимость, изображение затемнялось или, наоборот, подсвечивалось, управление через нейросеть позволяло отдавать все команды мысленно, но было предусмотрено и ручное дублирование.   Сергей приблизил обломки линкора "Миссури", от того оставался только дырявый бронекорпус с огромным проломом на месте взорвавшегося реактора. Вся система была усеяна подобным наследием Второй Космической, что-то уже сгорело в пламени местной звезды, часть упала на одну из семи безжизненных планет, но большинство обломков будет еще очень долго летать по своим последним орбитам. Говорят, что все ценное с поврежденных кораблей сняли сразу после боя, ну а о телах погибших, тех, кого смогли найти, позаботились привычным для космонавтов способом, отправив их в последний полет к здешнему светилу. Так что и сейчас, при желании, можно было посмотреть на длинную цепочку из тысяч пластиковых гробов, вот уже больше двухсот лет летящих в ослепительно белое пламя звезды класса A3, но такого желания у него, после первого раза, больше не возникало. Вообще, эта система навевала на него жуть, да и не только на него одного, все они старались проскочить ее побыстрее, не экономя энергию и выставив ускорение на максимум, который могли выдерживать антигравы буксиров, под которые им приходилось подстраиваться.   От созерцания артефактов давней войны его отвлек резкий звук зуммера боевой тревоги, извещавший о том, что их кто-то берет в прицел, облучая активными системами наведения. В поясе обломков неожиданно проявились четыре корабля и сразу же выпустили торпеды по конвою, видимо до самого последнего момента нападавшие прятались под маскирующим полем, которое экранировало все излучение, в том числе и в пси диапазоне. Сергей опознал в противнике три эсминца типа "Ланьчжоу", четвертого поколения, и небольшую авиабазу, так же производства Восточного Союза, с которой уже вовсю стартовали штурмовики, начиная разгон в их направлении.   - Боевая тревога! Шустрый - противоторпедный маневр, Серж - выпускай противоракеты и работай по ближайшему кораблю, Михась - щиты на верхнюю полусферу... - Вилютин уверенно раздавал приказы, голосовое общение в сражении на огромных скоростях было слишком медленным, можно было просто не успеть отдать нужную команду, поэтому он использовал функцию мыслесвязи.    Опытный командир, он не раз уже бывал в подобных переделках, а вот Сергею было немного не по себе, численное превосходство противника они могли компенсировать только классом, и от него в этом бою очень многое зависело, так что он резко вывел импланты на скорость в максимальный режим и стал выцеливать пиратов. Тем временем вражеская группа разделилась, два эсминца направились к "Стремительному", тому сейчас явно придется очень жарко, а один из нападавших разгонялся по направлению к ним.   Шесть торпед "Чайши-3/11М", класса космос-космос, выпущенные противником и летящие с огромным ускорением в "Стерегущего", хоть и были устаревшего типа, но им бы тех вполне хватило, достигни своей цели хотя бы парочка из этих термоядерных "сигар". Они должны были поразить его корабль через сорок секунд, если ничего не предпринять, так что Сергей выпустил стаю зенитных "Москитов", а затем, наконец, сумел захватить в прицел активно ставящий помехи вражеский эсминец, в свою очередь отправив тому пять гостинцев типа "Малютка". Эти торпеды пятого поколения с "умной" электронной начинкой были мало подвержены действию помех противника и могли работать в режиме "стая", когда одна из них являлась ведущей, задавая траекторию полета четырем другим.   Между тем их "Миги" рванули наперерез вражеским малым кораблям, которые разделились на две равные группы по десять машин, так что истребителям так же пришлось разделиться на два стандартных звена по три перехватчика. Сергей краем глаза наблюдал за приближающейся группой целей, наперерез которой мчалась их тройка истребителей, и слушал переговоры своих пилотов:   - Тактическое построение номер три, ракеты выпускаем все разом и сближаемся, бьем из пушек! Не дайте им приблизиться к "Стерегущему"!   - Есть!   - Есть! Понеслась!   При подлете штурмовики противника выпустили по приближающимся истребителям свои ракеты класса космос-космос, те сделали точно так же, заодно выставляя помехи по всем диапазонам и запуская зенитные противоракеты. К вражеским машинам сквозь стену разрывов сумели прорваться только два истребителя, третий парил замерзающим воздухом и техническими жидкостями из пробитого корпуса и беспорядочно кувыркался, но пилот сбитой машины успел катапультироваться, и на тактической карте появилась отметка от его капсулы. Штурмовикам, впрочем, тоже досталось, один из них взорвался и развалился на части, словив сразу две плазменных "Р-80", выпущенные с "Мигов", еще три явно был повреждены и выбыли из боя, ну а в завязавшейся "собачей свалке" маневренные перехватчики все же имели некоторое преимущество.   Все это Сергей отмечал краем внимания, слыша в эфире крики и ругательства пилотов истребителей, у него сейчас были проблемы и поважнее, из шести вражеских торпед три сбили выпущенные им "Москиты", четвертая отклонилась от курса в результате действий радиста, активно ставящего помехи, но две оставшиеся уверенно приближались к его кораблю. Сергей запустил последние противоракеты, если те не сработают как надо, им останется лишь положиться на автоматические лазерные турели ближней защиты, радовало лишь то, что эсминцы класса "Ланьчжоу" несли всего по шесть семнадцатиметровых торпед, которые они разом и выпустили, так что больше от него "подарков" ожидать не приходилось.   Заметив, что один из двух вражеских эсминцев из второй группы на пределе дальности вошел в зону действия его радаров, он, скрепя сердце, произвел захват и выпустил вторую стаю "Малюток", оставшись и вовсе без торпедного вооружения, но нужно было хоть чем-то помочь "Стремительному", сражавшемуся с превосходящими силами. Тот тоже выпустил две группы своих торпед одновременно по обоим кораблям противника, и, в свою очередь, пытался сбить сразу дюжину "гостинцев", выпущенных ими, истребителям из второй группы повезло больше, и они сумели без потерь проскочить внутрь плотного строя пиратских штурмовиков, немного их проредив.    Переключившись на своего противника, Сергей увидел, что две из запущенных им торпед, в том числе и ведущая "стаи", были сбиты вражескими противоракетами. Тот так же активно ставил помехи, и он не мог отдавать им команды и вести их вручную, но одна из трех уцелевших "Малюток" приняла на себя управление и уверенно вела своих товарок к пиратскому судну.   - Серж, помоги ястребкам! - скомандовал капитан.    Опытный пилот держал их корабль верхней полусферой к противнику, и Сергей мог использовать малое туннельное орудие "Оплот СВ". Перехватчики активно крутились в схватке с врагом, но все же не справлялись, за прошедшие секунды еще одна вражеская машина вышла из боя, кувыркаясь и распадаясь на части от внутренних взрывов, но и за одним из истребителей оставался белый след конденсата. Тем приходилось вертеться против пяти пиратских штурмовиков, из которых по ним лупили скорострельные импульсные пушки бортстрелков, расчерчивая черноту космоса яркими очередями трассирующих снарядов.   По плотной группе сражавшихся действовать было опасно, так можно было задеть и своих, так что он скомандовал:   - Ястреб один, Ястреб три, отрывайтесь, я причешу их из орудия.   - Понял тебя, отходим!   Истребители прыснули в стороны, и он начал обстрел противника, даже в своем защищенном коконе в середине корабля чувствуя глухую вибрацию от выстрелов. Разогнанные магнитным полем до огромных скоростей болванки за пару секунд долетали до целей, но системы вражеских штурмовиков успевали засечь момент выстрела и те, резко меняя траекторию полета, уходили из под его огня, все же это были не импульсы башенных лазеров, по типу тех, что применялись на более крупных судах, на небольшом эсминце просто не было места для реактора достаточной мощности. Но это хотя бы замедляло скорость их приближения к нему, отдаляло тот момент, когда противник подлетит достаточно близко, чтобы выпустить свои противокорабельные ракеты, так что он продолжил обстрел штурмовиков, не забывая, однако, следить и за обстановкой вокруг, так что успел увидеть тот момент, когда выпущенные им последние "Москиты" наконец-то уничтожили оставшиеся две вражеские торпеды, летевшие к его кораблю. С облегчением выдохнув, он смотрел на детонацию одной из них, ослепительно яркий шар взрыва в вакууме продержался недолго, быстро тускнея, и как будто бы испаряясь, тот оставил после себя видимым лишь небольшое облачко дымки.   - Серж, Ястреб один и Ястреб три, действуйте по седьмому варианту, повторяю, по седьмому варианту, - в сообщении Вилютина по мыслесвязи так же "чувствовались" нотки облегчения, да и было от чего, ведь термоядерные торпеды противника мигом бы снесли их щит и испарили бы большую часть корпуса.   - Есть, кэп, - откликнулись пилоты истребителей.   - Принял, кэп, - ответил следом Сергей.    Седьмой вариант предусматривал совместные действия, когда "Миги" вычленяли из группы противника отдельные машины, которые он должен был обстреливать по сложному алгоритму. Это повышало шансы на поражение цели, но и рассчитывать каждый выстрел приходилось очень тщательно, чтобы не задеть своих, и все это в то время, когда его торпеды вот-вот должны были поразить вражеский эсминец, но там от него уже ничего не зависело, так что он сосредоточился на приближающихся штурмовиках. Перенеся огонь на один из них, Сергей начал в максимальном темпе выпускать снаряды, каждые полторы секунды делая выстрел из орудия, поначалу ничего не выходило, но затем они с пилотами истребителей "поймали ритм", и, в конце концов, одна из вражеских машин, пытающаяся уйти из под обстрела "Мигов", напоролась на летящую с огромной скоростью болванку, и ее практически испарило в яркой вспышке выделившейся от столкновения энергии. Следующий снаряд нашел свою жертву быстрее, может быть истребителям стало проще работать с уменьшившимся в количестве противником, или же сыграло свою роль сократившееся расстояние до них, но очередной штурмовик был уничтожен уже девятым выстрелом.   Практически одновременно с его уничтожением три оставшиеся "Малютки" достигли вражеского эсминца, автоматические турели ближней обороны которого сумели все-таки уничтожить одну из них уже вплотную к кораблю, но две последние торпеды нашли свою цель. Та из группы, которая вырвалась вперед, врезалась в щит и, в соответствии с заложенной программой, произвела подрыв по варианту "ЭМИ", разом полностью сняв его и перезагрузив всю электронику корабля, так что дублирующие системы не успели включиться до того момента, как произвела подрыв уже вторая торпеда, на этот раз по варианту "Нейтрино", поражая корабль потоком жесткого излучения и убивая в нем все живое.   Потерявший управление эсминец продолжил свой путь с мертвым экипажем, но не успел Сергей этому порадоваться, как увидел яркую вспышку на месте "Стремительного", а в общем информационном поле подразделения отобразилась информация об его уничтожении. Две термоядерные торпеды, взорвавшиеся рядом, не оставили ему шанса, сняв щиты и испарив часть корпуса, а то, что от него осталось, было больше похоже на раскаленный оплавленный кусок металла, медленно остывающий в космическом вакууме. Уже после его гибели остатки из запущенных с уничтоженного корабля двух стай "Малюток" достигли противников, сняв щиты на одном из них и уничтожив экипаж второго вражеского эсминца, видимо того, который уже пострадал ранее от выпущенных Сергеем с дальнего расстояния торпед.   Два истребителя из его группы между тем подловили и расстреляли еще один штурмовик, оставшись с противником двое надвое, но те подобрались уже слишком близко и сумели выпустить по "Стерегущему" свои противокорабельные ракеты. Отбиваться Сергею было нечем, оставалось лишь надеяться на автоматические лазерные турели и щит.   - Шустрый,- скомандовал капитан пилоту, - сближайся со второй группой, надо помочь своим. Серж, оставь недобитков, ястребки тут сами справятся, огонь по вражескому эсминцу.   На "Стремительном" помогать было уже некому, а вот двум уцелевшим истребителям из второй группы, оказавшимся без поддержки, надо было помочь. Те сейчас крутились в плотном строю противника, потеряв одну машину уничтоженной выстрелом с вражеского тяжелого корабля, ее пилот, к сожалению, не успел катапультироваться и погиб.   Шустрый начал разгон на дальнюю группу противника, Сергей прекратил обстрел ближайших штурмовиков, истребители из его группы и правда должны уже сами справиться с двумя оставшимися машинами, и перенес огонь на уцелевший вражеский эсминец, находящийся на предельном для более-менее прицельной стрельбы расстоянии. В это время его корабль догнали ракеты, выпущенные со штурмовиков, но, благодаря виртуозным действиям Михася, оператора щитов, их лишь хорошо тряхнуло пару раз, однако "Стерегущий" не получил никаких повреждений, только мощность защитного поля упала до тридцати девяти процентов, и теперь все зависело от его мастерства, и мастерства неизвестного стрелка на вражеском судне, который так же начал вести пристрелочный огонь из своего орудия.   У Сергея все же было преимущество, остатки его щита могли выдержать пару попаданий, а, как показывали сканеры, у врага тот был выбит полностью и уже не успевал зарядиться. Может это ему и помогло, придав уверенности, а может быть его интуиция, наряду с более совершенными приборами управления стрельбой, подсказали правильный момент и упреждение для выстрела по активно маневрирующему противнику, но первого попадания добился именно он. На носу двигавшегося навстречу эсминца расцвела яркая вспышка, попавшая в него болванка мгновенно испарилась, вместе с частью бронеобшивки, а получившаяся в результате этого ударная струя плазмы прожгла себе дорогу внутрь корпуса, словно раскаленная игла сквозь масло. Вражеский корабль сразу же повело в сторону, видимо Сергей попал в какой-то узел управления, если не в самого пилота, по плану на кораблях класса "Ланьчжоу" его боевой кокон должен был находиться как раз на траектории движения струи. Развернувшийся бортом и прекративший маневрирование противник стал легкой мишенью, и уже через несколько выстрелов он добился очередного попадания, вражеский стрелок тоже не прекращал огонь, и даже умудрился попасть, просадив их щит до семнадцати процентов, но Сергей не оставил ему шансов, влепив третий снаряд тому прямо в реактор, который взорвался с яркой вспышкой, вскрыв корму пиратского корабля лепестками страшненькой ромашки.   - Молоток, Серж! Шустрый - сближайся с их базой. Она пытается уйти, Серж, так что стреляй им прямо по двигателям, - скомандовал капитан Вилютин.   Два оставшихся истребителя из их группы расстреляли последних своих противников и последовали за "Стерегущим" к удирающей авиабазе пиратов. Уцелевшие вражеские штурмовики из второй группы, увидев уничтожение их последнего эсминца, прекратили бой, там к этому времени в строю против них оставался лишь один истребитель, который парил из множества пробоин. Добивать его противник не стал и бросился со всех ног по направлению к своей базе, но та, судя по всему, не собиралась их дожидаться и начала разгон, хотя все это, в принципе, и было бесполезно, от эсминца они уйти не смогут, даже если у вражеского корабля полностью заряжен гипердвигатель, набрать необходимую для прыжка скорость они просто не успевали.   Так и вышло, Сергей дождался, пока они не приблизятся на расстояние уверенной прицельной стрельбы, и всадил по два снаряда беглецу в каждый двигатель, лишив того хода. Уцелевшие малые корабли противника не стали геройствовать и сдались, по приказу Вилютина их пилоты катапультировались со своих штурмовиков, хотя и не могли не знать, что по законам Свободных Миров, самое малое, что их ждало, это пожизненное заключение на радиоактивных рудниках. Но пираты, видимо, решили, что эта участь все же лучше, чем возможность послужить эсминцу безответными тренировочными мишенями.   Удиравшие со всех ног все это время транспортники замедлились, и с них полился поток облегченных и восторженных сообщений, еще бы, ведь уйти они никак не успевали, а "Тянь Ди Хуэй" не церемонились с экипажами захваченных кораблей, частенько отправляя тех на прогулку в открытый космос без скафандров. Сергей краем уха слушал их переговоры, но все же не расслаблялся, из боекомплекта у него оставались лишь семьдесят шесть процентов снарядов к орудию и восемь лазерных турелей ближней обороны, и если к пиратам сейчас придет подкрепление, то им придется худо. Видимо капитан думал так же, потому что он приказал по-быстрому собрать капсулы с уцелевшими пилотами истребителей и начать разгон перед прыжком.    Из шести малых машин прикрытия три были сбиты во время скоротечного боя, из них выжил лишь один пилот, последнему уцелевшему пилоту из второй группы тоже пришлось катапультироваться и бросить свой поврежденный истребитель, его машина плохо управлялась и не могла занять свое место на корпусе эсминца вместе с двумя оставшимися. Сергей по очереди притянул дистанционным силовым захватом и завел в небольшой ангар спасательные капсулы с выжившими, которых там уже встречал медик, затем Шустрый дождался, пока поврежденные истребители займут свое место на корпусе и начал разгон.   Через долгие два часа, стоившие Сергею и всему остальному экипажу кучи потраченных нервов, они наконец-то совершили прыжок в следующую систему, которая уже располагалась на окраине обжитого пространства и имела стационарный пост гиперсвязи, так что капитан смог связаться с базой и сообщить о произошедшем. Командование незамедлительно направило на место боя ударную группировку кораблей и судна техников, ведь нужно было еще позаботиться о своих погибших, взять под стражу выживших пиратов и собрать доставшиеся трофеи.   "Да уж, ставка компании на избирательно поражающие боеприпасы себя оправдывает, после небольшого ремонта два эсминца и авиабаза четвертого поколения встанут в строй или, скорее всего, будут проданы, а выручки с лихвой хватит на покрытие всех потерь в этом бою, - прикинул Сергей, - только вот экипаж "Стремительного" и трех пилотов истребителей уже не вернуть". Парней было жаль, но все они добровольно заключили контракт и знали, на что идут, а сложись ход боя чуть-чуть по другому, то на месте погибшего эсминца мог бы быть и их "Стерегущий". От мысли, что сегодня он и сам мог вполне стать сгоревшим пеплом, вплавленным в оплывшие останки корабля, ему стало немного не по себе.   После прыжка Сергея сменил напарник, и уже через пять часов и две пройденные системы они пристыковались к тяжелому авианосцу, который был их оперативной базой на период выполнения задания, но он, вымотавшись за время боя, в тот момент спал в своей каюте и даже не заметил этого.         Окончательно проснулся он уже в кубрике на борту "Мономаха", куда полусонный перебрался после стыковки. Огромный авианосец позволял без особого стеснения разместить весь личный состав соединения, так у пилотов, например, были свои собственные, пусть и небольшие, помещения, ну а младшему персоналу все же приходилось делить их с соседями. Его напарника не было видно, видимо тот опять, по своей традиции, отправился в бар, тем более после такой-то проводки. Сергей его, в общем-то, прекрасно понимал, когда ты находишься в отдыхающей смене и вынужден ждать результатов сражения, не имея никакой возможности повлиять на исход боя, когда ты занял свое место согласно распорядку по борьбе за живучесть корабля, и каждую секунду ожидаешь попадания термоядерной торпеды, то твои нервные клетки в этом случае сжигаются чуть ли не быстрее, чем у самих сражающихся. Так что желание напарника промочить горло было обычным для экипажей делом, хотя местный Искин и строго следил за посетителями заведений подобного рода на борту и не допускал туда тех, кто находился при исполнении, мигом снимая приличное количество баллов за такую попытку. Экипажу "Стерегущего", после проводки этого конвоя, было положено два дня на отдых и, при желании, можно хоть все свободное время заливаться виски в одном из баров на верхней палубе, или посещать "дома утешения" там же, лишь бы ты вовремя был готов к полету. Хотя у него самого были совсем другие планы на эти дни.   Встав с постели, Сергей совершил привычный уже за месяцы службы ритуал, свернув постельные принадлежности и убрав койку в свою нишу в перегородке, попутно просматривая почту. Пришло несколько посланий от его экипажа, с обещаниями проставиться, и письмо от Искина Авианосца с благодарностью за хорошо проделанную работу и подтверждением о начислении ему большого количества бонусных баллов, он даже чуть не присвистнул от увиденной суммы, ну и последним просмотренным сообщением на это утро стал официальный приказ о готовности к походу на послезавтра.   Разобравшись с почтой, он ненадолго посетил небольшую уборную и, вернувшись, провел короткую физическую разминку по собственной программе, а после, как обычно, принялся за тренировки по развитию пси. Сев в позу для медитации, Сергей мысленно активировав подарок Марго на свое недавно прошедшее двадцатилетие и поднял в воздух десяток шариков, принявшись их закручивать вокруг себя, пытаясь одновременно с этими действиями слиться с миром, "прочувствовать" живых существ и их эмоции как можно дальше вокруг. Это получалось у него с большим трудом, "Ментальный Помощник" в тренировочном режиме создавал строго отмеренные возмущения в пси поле, на грани того, что он мог бы преодолеть, так способности "прокачивались" с максимальным эффектом. Небольшой медальон производства независимой корпорации "Пси Групп" помимо тренировочной, выполнял и еще несколько функций, например, скрывал своего обладателя от других пси активов, помогал с тонким контролем, немного усиливая слабые проявление способностей, засекал малейшие возмущения пси поля поблизости и делал еще много чего полезного, но и стоил тот соответственно, его зарплаты за несколько месяцев на нынешней должности никак бы не хватило на такую покупку. Сергей сначала хотел отказаться от дорогого подарка, но, увидев и "почувствовав" непритворное огорчение девушки, он решил все-таки принять медальон, Марго убедила его, что у нее давно скопилось большое количество не потраченных баллов, на которые она его и приобрела.   Вообще, бальная система была довольно интересно организована в компании, хотя и не являлась чем-то уникальным для крупных ЧВК и производственных корпораций. Все твои действия на главной базе и в походах отслеживались системой, и могли как принести тебе бонусные очки, так и отнять их. Так, например, дополнительное обучение по какой-либо специальности, особенно непрофильной, добавляло какое-то число баллов, а чрезмерное употребление алкоголя и других расслабляющих веществ их снимало. За каждое боестолкновение сотрудникам начисляли большое количество бонусных очков, к тому же, хотя они и служили по контракту и не имели права на собственные трофеи, но, если таковые случались, то и за них давали бонусы, в зависимости от их продажной стоимости.   За прошедший бой ему пришли почти пятьдесят тысяч очков, с учетом того, что в "Военторге" ими можно было расплачиваться по тому же курсу, что и кредами ПАК, а его зарплата за месяц составляла всего двенадцать с половиной тысяч кредов, прибавка выходила очень существенной. Для провинциального Тексаса это была внушительная сумма, многие получали такие деньги за целый год работы, но в космосе вообще доходы были выше, а тем более у наемников в Свободных Мирах, поэтому-то сюда из центральных систем постоянно и слетались авантюристы различного рода, да и просто желающие подзаработать специалисты. Находясь на полном вещевом довольствии, свою зарплату Сергей практически не трогал, она поступала на его накопительный счет в "Росбанке", местном отделении "Первого Имперского Банка", он получал ее в рублях, хотя все еще автоматически пересчитывал ее в кредах, просто так ему было привычнее. Редкие походы в бары и рестораны с Марго на главной базе он вполне мог оплачивать накапливающимися бонусными очками, благо те капали ему регулярно, ну а неожиданно свалившиеся после вчерашнего боя баллы он уже знал куда потратит, не желая оставаться у девушки в должниках. Один парень из абордажной команды предлагал ему купить замечательные сапфировые сережки, у тех официально было право на личные трофеи, хотя Сергей ни за что бы ни согласился на такую работу, смертность у абордажников была просто чудовищная.   "Завершено изучение базы "Корабельные энергетические установки малого класса" четвертого уровня", - отвлекло его от тренировки сообщение нейросети. Через неделю должно завершиться изучение всех баз из мобнабора и состоится его аттестация на пилота-универсала третьего класса, это с учетом того, что предстоящую ночь он проведет под разгоном в медотсеке. Вообще, Сергей как можно чаще использовал эту возможность, но она была доступна только на базах и крупных кораблях, и, возвращаясь из патрулей, он обычно старался ею воспользоваться. Для компании было выгодно обучение своих сотрудников, и процедура химического разгона в медкапсуле стоила не слишком дорого, практически составляя только стоимость закупленных оптом медикаментов, и эта небольшая статья расходов была чуть ли не единственной в его бюджете. Он, как мог, экономил деньги, для его дальнейших планов необходимо было многое изучить, подтянуть знания по современному бою, сертифицироваться на машины других производителей, начать изучать управленческие, командирские и организационные базы, а те, даже начальных уровней, стоил чрезвычайно дорого. Не лишним будет так же обновить и старые технические базы, которые ему загрузили в бункере при проверке работоспособности симбионта, благо, что те были проиндексированы по современному стандарту, и их можно будет просто дополнить, а не учить заново.   К тому же, перед ним все еще стояла проблема процедуры оптимизации генокода, свои татуировки он сразу же свел в медотсеке авианосца, и, при желании, там же мог в широких приделах изменить и черты лица. Перешерстив кучу медицинских форумов, Сергей выяснил, что для коррекции внешности не проводилось глубокое обследование пациента, так что он мог не опасаться раскрытия особенностей своей нейросети. "Но вот генокод так легко не изменишь", - в очередной раз прикидывал он, привычным движением потирая штрих код с номером на правом запястье. Процедуру генной оптимизации или, как ее еще называли, генной терапии, можно было бы провести и в медкомплексе на главной базе отряда, но вот стоила она, даже с учетом скидки "для своих", всего каких-то полтора миллиона кредов. За пару недель, которые пациент должен был пролежать в медкапсуле, помимо того, что убирались все негативные генетические мутации и дефекты ДНК, обусловленные наследственностью, изменялись и те ключевые показатели, на которые обычно и ориентировались различные системы распознавания. Где взять такие деньги и как безопасно для себя провести эту процедуру, он так и не придумал, надеясь на то, что подвернется какой-либо подходящий случай до окончания контракта. Кое-какие прикидки на тот вариант, если такого случая не представится, у него все-таки были, хотя они и не отличались излишней законностью, и все же Сергей не исключал, что в будущем ему, вполне возможно, и придется ими воспользоваться. Это пока он не покидает пределов кораблей и баз "Витязей", то может считать себя в относительной безопасности, а вот по окончанию контракта нужно будет любой ценой исчезнуть, полностью сменив все свои данные.   Закончив тренировку пси такими не слишком веселыми мыслями, Сергей собрался и направился на полигон, на сегодня были запланированы учения корабельной группы быстрого реагирования, в которую он вступил, пройдя соответствующую проверку возможностей перед зачислением, а раз так получилось, что он сегодня свободен от службы, то ему необходимо было на них явиться. При нападении на авианосец ГБР должны были помогать антиабордажным командам, держа оборону каждая на своем строго прописанном месте, тренировки по слаженности действий проходили пару раз в месяц, и не слишком его напрягали, наоборот, он подмечал кое-какие особенности и приемы у других бойцов, ведь учиться можно было и по старинке, а не только путем загрузки знаний прямо в мозг, хотя второе, конечно, и было гораздо эффективнее. Небольшая доплата к зарплате и бонусные баллы стали вовсе не лишними, но и не главным плюсом участия в ГБР, основная причина того, что он записался в эту группу - это неплохая скидка на специализированные учебные базы, которая была положена ее участникам. В скором времени, как только добьет все, что было в мобнаборе, Сергей как раз планировал приобрести что-нибудь из подобного в "Военторге", отделение которого располагалось на их главной базе.   Вступить в эту группу ему предложила Марго, она вообще дала ему поначалу очень много дельных советов, вроде того, к какому кладовщику обратиться за выдачей положенного ему обмундирования, и что тому презентовать, чтобы получить снаряжение получше. Тогда пришлось подарить завсклада новейший десантный автомат ПАК, который Сергею не слишком-то хотелось отдавать, но девушка убедила его, и кладовщик, оказавшийся фанатом и коллекционером оружия, так обрадовался презенту, которого еще не было в его коллекции, что, и правда, выдал все по высшему классу.    Легкий спецназовский скаф шестого поколения "Адаптация СВ" отлично подходил и для пилотирования, но, в отличие от стандартного пилотского, положенного ему, он обладал большей автономностью и имел хорошее бронирование. Несмотря на небольшой вес и малые размеры, тот защищал своего обладателя по пятому классу, задерживая осколки небольших мин и гражданские боеприпасы среднего калибра, к тому же хорошо держал плазму, хотя "Кольт" Сергея, конечно, его все равно бы прожог. Современная конструкция шлема у скафа позволяла тому складываться по частям в небольшой нарост на плечах, а забрало одновременно могло служить и дисплеем, на котором мощный компьютер в кооперации с нейросетью отрисовывал всю необходимую информацию с внешних и внутренних сенсоров, хотя можно было выводить ее и прямо на глаза. Усилители мышц из современного нановолокна, экстренная система поддержки жизни при ранениях, маскировка на местности в режиме реального времени, защита от пси обнаружения и еще много различных функций, за которые действительно не жалко было расстаться со своим трофеем.   Тем более, что взамен десантного автомата Сергей получил стрелковый комплекс "Коса СПН", который состоял на вооружении у имперских спецчастей и представлял собой компактный кейс с модулями, из которых можно было собрать как импульсную штурмовую винтовку с подствольным гранатометом, так и тактическую снайперскую винтовку с глушителем, или, например, небольшой пистолет-пулемет, для боя в тесном пространстве. Боеприпасы различного типа кладовщик тоже выдал не скупясь, вместе с оставшейся мелочевкой, формой, бельем, запасными магазинами и прочим и прочим, всего вещей набралось на большую армейскую сумку, которую тот ему так же выделил.   Скаф и оружие, согласно описи, являлись казенными, и их предстояло вернуть по окончанию контракта, если, конечно, они не будут уничтожены в бою, но, познакомившись со своими приобретениями поближе, Сергей решил, что так оно обязательно и случится, за три года ему непременно представится возможность их списать в потери и оставить себе. Если такой бронескаф еще можно было найти у торговцев новейшим снаряжением, хотя цены на них и начинались от ста двадцати тысяч кредов, то стрелковый комплекс вообще еще не поступал в свободную продажу, лишь изредка попадая в магазины как трофей.   Вспоминая свои первые дни в отряде и пробираясь по переходам внутри авианосца, Сергей здоровался с некоторыми встречными, его тут уже многие знали, хотелось бы конечно думать, что за выдающиеся личные данные, но он прекрасно понимал, что скорее благодаря тому, кем была его подруга. Марго оказалась довольно известной личностью среди пилотов, да и вообще во всей ЧВК, эффектная блондинка, отличный пилот и дочка одного из директоров компании, ветерана подразделения, который решил вложить доставшиеся ему в наследство деньги в расширение "Витязей" и вошел, таким образом, в совет директоров, состоящий из десяти крупнейших акционеров. Сергея в этой ситуации радовало одно лишь то, что тот практически безвылазно находился на Дайтоне-2, отвечая за набор пополнения, ведь как вести себя в этой ситуации с ее высокопоставленным отцом, он не слишком-то хорошо себе представлял.    Девушка, помимо своей внешности, талантов и происхождения, была известна и своим отвратительным характером, немало новичков среди пилотов, не зная об этом, были ею биты за неосторожные шутки или даже за то, что той просто не понравилось, как на нее посмотрели. Она рано потеряла мать, которая так же была пилотом и погибла в бою, и с детства воспитывалась сержантами на военных базах, отец вечно был занят и оставлял ее на попечение своих подчиненных, так что не удивительно, что она выросла такой ершистой. Марго обладала несколькими высокоуровневыми базами по рукопашному бою и прошла дорогую модернизацию, так что противостоять ей могли лишь спецназ, штурмовики и десантники, да и то далеко не все, а вот среди экипажей кораблей таких, до него, как-то не находилось.   История их потасовки в клубе не стала секретом, и на него посматривали с интересом и уважением, а антиабордажники из подразделения "Щит" даже позвали как-то его на свои тренировки по рукопашному бою. Скорее, конечно, для того, чтобы просто посмотреть на "диковинку", но Сергей смог их удивить, уронив подряд трех противников при включенном подавителе пси поля. На все вопросы об имеющихся у него базах и подготовке, он отвечал то же, что говорил и Марго, про редкие китайские учебные базы, доставшиеся ему по случаю и про требовательного инструктора в своем клубе на планете. Так что с того времени он стал у них частым гостем, принимая участие не только в тренировках по рукопашному бою, но и в других занятиях, тогда то ему и стала ясна необходимость дополнить свои знания по современному бою, все же за прошедшее со Второй Космической время произошли кое-какие изменения. Сергей твердо решил, что первой базой, которую он купит в "Военторге" после завершения нынешней очереди обучения, будет "Тактика современного пехотного боя" шестого уровня, отложенных за это время денег, вместе с премиями, как раз должно было бы хватить, с учетом всех скидок.   От раздумий по пути к полигону его оторвал звонок от Марго, он сумел настоять на том, чтобы они служили в разных подразделениях, хотя девушка вроде бы и немного обиделась, но согласилась на это, при условии, что они будут приписанными к одной авианосной ударной группе, на что Сергей не возражал. Сейчас она, по идее, должна была быть в составе разведчиков, прочесывая ближайшие системы в поисках пиратских баз и кораблей.   - Привет, Серж, соскучился?   - Конечно, детка, ты где сейчас?   - Я же просила меня так не называть, - она постоянно давала понять, что ей не нравится, когда он называл ее разными словечками вроде этого, хотя Сергей "чувствовал", что на самом деле ей это приятно.   - Мы только выскочили в пограничную систему со станцией связи, и что я вижу, в новостном пакете компании результаты того боя и твое имя на первой строчке, ты как там вообще?   - Да я в порядке, парней только жалко, сама понимаешь...- не стал он продолжать тему, все они постоянно рисковали, и старались не заострять на потерях внимание.   - Ну да, ну да.... В общем, слушай, мы раньше возвращаемся, так что я прилечу уже сегодня к вечеру, ты там без меня никого не подцепил? А то смотри, я ей ноги-то повырываю! - вроде в шутку сказала Марго, но слышались в ее голосе и серьезные нотки, она довольно сильно его ревновала, это был еще один ее "пунктик".   - Не волнуйся, детка, пока ты прилетишь, я их всех спрячу по шкафам.   - Смотри у меня Серж, дошутишься, вот выучу базу "Армейский рукопашный бой" до седьмого уровня, и накажу, - засмеялась она. Потом отвлеклась на что-то и сказала:   - Ладно, до встречи, меня тут командир вызывает, пока.   - Целую, зайка.   Девушка лишь фыркнула и отключилась. Сергей был рад, что она прилетит раньше, чем он рассчитывал, и их выходные совпадут, хотя сегодняшний поход в медцентр, похоже, и отменяется, ведь ночью ему будет явно не до того. Несмотря на все ее "пунктики", с Марго ему было хорошо и комфортно, за прошедшие месяцы они сильно сблизились, ну а о том, что их ждет дальше, он старался просто не думать, в этом плане живя сегодняшним днем.   Заканчивая разговор с подругой, он как раз дошел до места сбора ГБР, где его встретил Шустрый из экипажа "Стерегущего", который также входил в группу и пришел на сегодняшнюю тренировку. Небольшого роста парень лет тридцати уже тянул третий контракт в "Витязях", он был отличным пилотом и Сергей старался перенять у него кое-какие ухватки, благо, что тот не скрывал ничего и охотно делился опытом с младшим сослуживцем.   - Привет Серж, я думал, ты еще будешь отдыхать после боя, кстати, отлично сработал.   - Да чего там, вместе работали. Как там парни?   - Да как обычно, кто в бар, а кто по бабам, к кэпу вот с базы жена прилетела. Да, учти, сегодня в восемь часов по общему собираемся в "Улитке", помянем парней.   - Понял, буду.   Объявили построение, затем они разбились на отряды, заняли свои места в отсеках и три часа отрабатывали контр абордажные действия, группы формировались по принципу местоположения и должны были защищать каждая свой отсек. Парни из спецназа изображали вражеский десант, а они, совместно со "Щитом", пытались тех задержать, потом уже антиабордажники изображали закрепившегося противника, ну а они, теперь уже совместно со спецназом, пытались их выбить. В конце концов, потный и уставший, Сергей направился к себе в кубрик, но перед уходом договорился со спецназом поучаствовать в их завтрашней тренировке, посвященной штурму укрепленного вражеского пункта обороны, которая планировалась на нижней палубе, где был расположен огромный трансформируемый полигон.   Приняв у себя ионный душ, он прочитал сообщение от системы о начислении ему небольшого количества бонусных баллов за тренировку, затем вышел и направился в столовую на своем уровне. Кормили там вкусно, а главное, бесплатно, хотя и без особых деликатесов, но те, при желании, вполне можно было попробовать в одном из ресторанов на главной базе. Перекусив, он вернулся в кубрик, лег на откидную кровать и надел обруч виртуальной реальности, а затем вышел в местную сеть.   Компания поддерживала соревновательный дух между подразделениями и отдельными своими сотрудниками, постоянно проводились какие-то конкурсы и турниры, Сергей уже записался в пару таких, по рукопашному бою и стрелковой подготовке, а сейчас хотел принять участие еще в одном, в виртуальном соревновании командиров подразделений. Суть его была довольно проста, и проходила в форме виртуальной игры, в которой он должен был сражаться со случайно выбранным противником, управляя доставшимися отрядами в различных имитациях реально существовавших боевых столкновений. Со своими немного устаревшими знаниями по тактике он, конечно, и не рассчитывал стать чемпионом компании, но надеялся хотя бы выйти из отборочного тура, да и сама по себе это была хорошая тренировка в управлении подразделениями.    Для прохода в основной турнир нужно было побеждать и набирать очки, сегодня ему досталась непростая роль командира пехотной роты Султаната Хиджаз, которому нужно было удерживать высоту номер двести двенадцать в каменистой пустыне на одном из континентов планеты Каракорум. Его противник под ником "ВеселыйРоджер34" командовал сводным батальоном Омеядского Халифата и, при поддержке трех шагающих танков "Хаям", намеревался захватить эту высоту. Основной проблемой для обороняющихся будут как раз эти шагающие машины, ставшие популярными после того, как удалось снизить размеры и энергопотребление антигравов, что повысило их проходимость, и они уже не зарывались в рыхлый грунт.   Наорав на солдат, Сергей заставил их углубить окопы и вкопать легкую батарею противотанковых пушек в каменистый грунт, с бойцами армии Султаната по другому было нельзя, но на большее у него времени уже просто не хватило, так как противник начал атаку. "Хаямы" довольно быстро пристрелялись и накрыли высоту, но и их пушки подожгли один из танков, который завалился набок и разгорался, продолжая шевелить опорами, подобравшиеся ближе машины все-таки сумели подавить батарею, хотя еще один танк противника получил повреждения и не смог продолжить бой. Все пространство перед холмом покрывал горевшая и чадившая черным дымом вражеская десантная техника, на которой они пытались ворваться на высоту, сквозь этот дым в обе стороны летели яркие росчерки трассеров, то и дело рикошетившие от земли и взмывающие к небесам. Последний "Хаям" подожгли уже на позициях роты, в какой-то момент боя солдаты пытались бежать, и Сергею даже пришлось пристрелить пару самых резвых паникеров, но вернувшиеся в окопы бойцы все-таки подбили последний танк из ручных гранатометов.    Наступление противника захлебнулось, у него уже не оставалось сил для уверенной атаки, и Искин засчитал тому поражение, а Сергей получил приличное количество очков за победу, еще десяток таких успешных боев, и он должен будет пройти в основной тур соревнований. Сражение несколько затянулось, судя по часам, уже подходило время сбора в "Улитке", популярном среди флотских экипажей баре на верхнем уровне, так что Сергей вышел из симулятора, быстро переоделся и направился к месту сбора. По дороге он заскочил в соседнюю секцию к знакомому абордажнику и договорился о покупке его трофея, перевел тому на счет пятьдесят тысяч баллов и забрал понравившиеся ему ранее сережки.    Часть верхней палубы "Мономаха" была отдана под увеселительные заведения, не слишком большая, но точно рассчитанная согласно численности личного состава, стандартному распорядку дежурств, полетов и средней посещаемости, так что она никогда не была переполнена, но и не пустовала. Внутри бара уже собрался почти весь экипаж "Стерегущего" и уцелевшие пилоты истребителей, они его заметили и громкими криками позвали к столу, похоже, кое-кто из них уже давно отмечал тут свое возвращение, Сергей заказал себе виски на два пальца и присоединился к парням. В течение получаса подтянулись и остальные во главе с капитаном Вилютиным, тот разлил водку по рюмкам и произнес традиционный тост, неизменный уже сотни лет:   - Ну, за семь футов под килем!   Потом пили за тех, кто в космосе, третий, не чокаясь, за погибших, затем все подняли рюмки и стаканы в его честь и поздравили с отличной стрельбой, дальше Серей притормозил, больше участвуя в обсуждении боя.   - А как мы сквозь сплошные разрывы прорвались, да прямо к ним в строй, Леха только не успел, изрешетило ему всю машину, погиб мгновенно...   - ... Я щиты перенаправляю, а сам думаю, выдержат они залп штурмовиков, или все, амба...   - ...все-таки как ты, Серж, тому эсминцу засадил удачно, прямо в реактор, так им и надо, за наших парней...   Через некоторое время к ним присоединилась и Марго, Сергей встретил ее поцелуем, поднабравшиеся парни приветственно зашумели и предложили выпить за прекрасных дам. Они с девушкой еще немного посидели и, распрощавшись со всеми, вышли из бара, направившись в небольшой парк с обзорным экраном, создающим полную иллюзию большого иллюминатора, нашли свободную скамейку в зарослях каких-то тропических растений и расположились на ней. Он преподнес свой подарок, который подруга приняла с восторгом, сапфиры очень шли к ее синим глазам, осыпанный поцелуями Сергей, после виски и нескольких рюмок водки, немного разомлел. Обнявшись, они сидели на скамейке и смотрели на краешек диска местной звезды, выглядывающий из-за темно-красной громады газового гиганта, на орбите которого сейчас находился тяжелый авианосец "Мономах". Напряжение прошедшего боя окончательно его отпустило, прижав к себе покрепче девушку, которая положила свою голову ему на плечо, он смотрел на впечатляющую картину космического восхода, не думая о прошлом и не заглядывая в будущее.            Конец первой книги               Сноски         1. "Пушеры" - розничные продавцы наркотиков.   2. "Пять - ноль" - сленговое название полицейских, идет еще с Земли.   3. ПАК - Панамериканская Конфедерация.   4. ОКВиТ - Организация по Контролю Вооружений и Технологий, международная организация под эгидой ООМ, в которую входят все развитые государства, создана после Третьей Космической войны, в ходе которой широко применялось оружие массового поражения.   5. "Таррагон дринк" - англоязычное название напитка из травы tarragon, в общем, то же, что и наш Тархун.   6. ООМ - Организация Объединенных Миров.   7. КИ - коэффициент интеллекта, рассчитывается по сложной формуле на основе психофизических данных человека, характеризует, в первую очередь, способность к обучению и скорость обучения.   8. ЧВК - частная военная компания (англ. Private military company) - коммерческое предприятие, предлагающее специализированные услуги, связанные с охраной, защитой (обороной) кого-либо и чего-либо, нередко с участием в военных конфликтах, а также со сбором разведывательной информации, стратегическим планированием, логистикой и консультированием.   9. ПКО - противокосмическая оборона.   10. ОБН - Отдел по борьбе с наркотиками.   11. Hear it on the grapevine - букв. "услышать на винограднике", а реально здесь переводится как "по слухам", в маркетинговой среде - "услышать по сарафанному радио".   12. ЭМИ - Электромагнитный импульс, возмущение электромагнитного поля, оказывающее влияние на любой материальный объект, находящийся в зоне его действия. Действие ЭМИ проявляется, прежде всего, по отношению к электрической и радиоэлектронной аппаратуре.   13. Счастливый билет - поверье и математическое развлечение, основанное на нумерологической игре с номером проездного билета. Счастливым считается билет, в шестизначном номере которого сумма первых трёх цифр совпадает с суммой трёх последних.   14. ГО - гражданская оборона, система мероприятий по подготовке к защите и по защите населения, материальных и культурных ценностей от опасностей, возникающих при ведении военных действий или вследствие этих действий, а также при возникновении чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.   15. "Первый первого" - первый взвод первой роты, обычно самый опытный и боеспособный, состоящий, по большей части, из ветеранов.

Связаться с программистом сайта.

Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"


Источник: http://samlib.ru/d/demxjanow_a/a1.shtml

Похожие новости


Как на айфоне сделать слайд шоу
Декор своими руками из бисера
Плитка для столешницы своими руками
Как сделать на листе два листа
Как сделать орбизы растущие шарики в домашних
Как построить домик для куклы своими руками




ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ


Back to Top